Надя Грицкевич («Наадя»): «Мы все смотрим на мир и музыку со своей уникальной оптикой»

  • Автор: Эжена Быкова
Понравилось? Расскажите друзьям:

В новостной ленте группы «Наадя» в последние несколько месяцев много движухи: вышел сборник ремиксов от друзей-музыкантов, представлены новая программа с Варварой Чиркиной и дуэт с Thomas Mraz, выпущен клип и анонсирован большой сольник в Москве. Поговорили про все это с Надей Грицкевич, а заодно узнали, как дела с новым альбомом, что нужно есть в кафе «МУ-МУ» и когда лучше всего покупать жесткий диск.

Надя Грицкевич («Наадя»): «Мы все смотрим на мир и музыку со своей уникальной оптикой»

– Итак, 13 декабря «Наадя» выступит «на Плутоне» (московский клуб «Pluton» – прим. ред.). В социальных сетях вы написали: «Как всегда, хотим позвать гостей и придумать что-то особенное». Раскроете пару секретов? 

– Я могу, конечно, раскрыть. Раскрывать секреты – это вообще мое любимое! И загадки я загадываю только те, в которых есть отгадки. В общем, если все пойдет по плану, мы сыграем несколько песен, которые, на мой взгляд, особенно хорошо получились в нашей акустической программе с Варей Чиркиной, и я, конечно, позову Витю Исаева, потому что с ним очень весело. 

– На афише концерта Вы предстаете в образе куклы в пластиковой упаковке. Каков посыл? 

– Хаха, честно говоря, афишу придумал от начала до конца Ваня Татаринов, мы с ним уже над несколькими штуками работали вместе – он же, например, делал обложку для нашего последнего сборника ремиксов. Что он имел в виду этой афишей, мы можем только предполагать, но она мне очень нравится. 

Надя Грицкевич («Наадя»): «Мы все смотрим на мир и музыку со своей уникальной оптикой»

– Если бы у группы возникла реальная возможность сыграть концерт в каком-нибудь труднодоступном месте, типа Плутона, что это было бы за место? 

– Может быть, в каком-нибудь ущелье с классной естественной акустикой, или на дне какой-нибудь морской трещины, или в каком-нибудь крутом ботаническом саду. 

– А как насчет фантастических локаций? Может быть, Средиземье или Вестерос? 

– Хаха, нет, спасибо, там у музыкантов немного другой статус и обычно все плохо заканчивается. 

– Весной Вы впервые выступили на шоу Урганта. Как оно там, на Первом канале? 

– Ну, там очень длинные коридоры, увешенные фотографиями людей, которые приходили в гости в ту или иную передачу. Ну, знаете, как в отелях вешают обычно портреты именитых гостей с автографами, только без автографов. Еще там почему-то есть кафе «МУ-МУ», мы там ели борщ. 

Надя Грицкевич («Наадя»): «Мы все смотрим на мир и музыку со своей уникальной оптикой»

– В комментариях к видеозаписи кто-то написал, что следующий этап – интервью у Дудя. Интересуетесь его программой? 

– Очень интересуюсь, смотрю каждый выпуск, как сериал. Я не смотрела, наверное, два или три выпуска у него – с рэперами, но это просто потому, что я не очень интересуюсь музыкой. Очень понравились выпуски с Невзоровым, Кинчевым, с Михалковым вообще искрящийся. С Доренко тоже крутой, в том плане, что он раскрывается, как тот огромный вонючий хищный африканский цветок. 

– Вы ведь учились на журфаке и даже брали интервью у Рошин Мерфи

– Интервью классно было брать. Я очень волновалась, потому что меня буквально за день до этого попросили его подготовить. А это как бы непростое дело. Человек чувствует, если ты просто с утра встал и погуглил его. В общем, удалось растопить лед парой личных вопросов: я, например, знала от нашего барабанщика Олега, что на концерте в клубе «IKRA» Рошин разбила себе лоб. Она такая: «Блин, точно, было дело!». И дальше как-то все легче пошло. Но я старалась очень комплементарное интервью сделать. Мне кажется, получилось. 

– К слову о смене деятельности – нравится сниматься в клипах? 

– Пока не очень, но, может быть, я еще не нашла своего режиссера. 

– Ваш новый клип на песню «Движение» – визуальная фантазия от Антона Беркасова. Это было совместное творчество, или Вы отдали песню и с волнением ожидали результат? 

– Мы с Антоном обсуждали около года, что это могло бы быть, и в итоге пришли к тому, что это должны быть клетки в постоянном движении, остальное – фантазия Антона. Я очень довольна тем, что получилось. 

– Вообще страшно доверять свои работы кому-то? При съемках клипов или, например, как в случае со сборником ремиксов, которые подготовили музыканты на альбом «Осколки»? 

– Страшно, но есть такое мнение, что в момент, когда песня выпущена, она уже мне не принадлежит. И, в общем, мне кажется, это круто, что они проживают какие-то маленькие жизни в головах других музыкантов и режиссеров, в этом, наверное, и смысл. 

– А что насчет поклонников? С ними волнительно делиться? И что для Вас важнее – чтобы люди уловили именно Вашу идею или нашли в песне что-то свое? 

– Мы все смотрим на мир и музыку каждый со своим уникальным опытом, со своей уникальной оптикой, и мне не очень близки художники, которые настаивают на определенной и единственной интерпретации своих сочинений – например, Толстой или Ларс фон Триер – не люблю, когда мне говорят, что думать. При этом не говорю, что это плохие художники, просто сама манера мне не близка. Так что считаю, что каждый непременно должен видеть свое – иначе просто никак. 

Надя Грицкевич («Наадя»): «Мы все смотрим на мир и музыку со своей уникальной оптикой»

– Коллабораций у группы «Наадя» не мало. Одна из последних – песня «Кто ты такой?» с очень популярным ныне Thomas Mraz. Как получилось это сотрудничество? 

– Алмас пел на последнем альбоме Кирилла Иванова из «СБПЧ», с которым мы очень дружим. И я на этом альбоме тоже засветилась, ну и, наверное, Кирилл рассказывал Алмасу каждый день о том, какая я классная – он всегда так делает. Ну и Алмас написал мне, что хочет, чтобы я спела с ним песню. Он прислал мне свой куплет и припев песни «Кто ты такой?», и я записала свою часть, причем очень быстро получилось все придумать и записать, буквально за несколько дней. Наверное, потому, что у нас был потоп в квартире и страшно хотелось от мягкого паркета и осыпающейся штукатурки отвлечься. Ну и мне кажется, получилась очень классная песня. Кайф, когда получается классная песня. 

– А что расскажете о совместном треке «Февраль» с Машей Теряевой, бывшей участницей группы «Наадя»? Как возникла идея снова поработать вместе и было ли это отлично от процесса работы в одной группе? 

– Ну, мы с Машей в музыкальном плане очень деликатные в своей радикальности люди. Это была совместная работа и мы чутко прислушивались, как бы сказал Чернышевский, к мнению друг друга. Нам было очень важно, чтобы работа нравилась обеим. И я опять же супер довольна песней, она получилось необычной по структуре и с сильным внутренним посылом. Прямо как мы с Машкой! 

– Вы уже упомянули о новой программе с Варварой Чиркиной. Есть ли шанс, что другим городам тоже посчастливится услышать подобное вживую? 

– Мы сейчас обдумываем поездку в Петербург с этой программой и должны были ехать в Киев в марте, но вот сейчас непонятно пока. 

– В одном из последних интервью Вы рассказали, что написали уже примерно пять песен для нового альбома, а также где-то в комментариях в соцсетях упомянули, что с его записью не все так просто. В чем сложности? 

– Наверное, в данный момент – в моей мотивации. Когда чувствую, что получается, то хочется что-то сразу делать дальше, но иногда бывают такие дни, когда не получается или получается не то, что я хотела, и сразу все надоедает. Грустно, но правда. 

– Уже можно предсказать, какой складывается новая пластинка? 

– У меня есть два направления, я пока что не определилась, в каком пойду. Может быть, их будет две! 

– Запретный и ненавистный вопрос – когда же будет новый релиз? 

Надя Грицкевич («Наадя»): «Мы все смотрим на мир и музыку со своей уникальной оптикой»

– Вы также упомянули в интервью, что песня «Дом» была придумана около десяти лет назад. И что более взрослая Надя лучше знает, что делать с набросками из прошлого. Взрослеть классно? 

– Да, это вообще супер! А главное – это произойдет независимо от того, хотите вы или нет! 

– Что Ваша жизнь – помимо музыки

– Ничто! 

Предновогодний блиц: 

Фильм года: Hereditary («Реинкарнация», реж. Ари Астер – прим. ред.)

Книжка года: Purity («Безгрешность», автор Джонатан Франзен – прим. ред.)

ПеснягодаMount Kimbie – We Go Home Together (feat. James Blake) 

Событие года: Поломка компьютера 

Место года: Антверпен 

Первый раз года: Играла в «Heroes III» на уровне коня 

Приобретение года: Внешний жесткий диск на 2 тб 

Вывод года: Покупать внешний жесткий диск на 2 тб до того, как сломается компьютер 

Каким будет новогоднее желание? Ну еще чего!

 
 

Портал Субкультура