Роберт Остролуцкий (ТОДД): «Иногда месть – единственный выход»

  • Автор: Катерина Воскресенская
Понравилось? Расскажите друзьям:

ДК им. Ленсовета превратился в мир викторианского Лондона, анархии, театра и рок-н-ролла. На сцене зрителям рассказывают историю о времени на лезвии бритвы. Но backstage-версия «ТОДДа» интригует не менее сценической. Пробираемся сквозь маски, парики и сутаны, чтобы поговорить с основателем трэш-метал группы Crownear, фронтменом группы «Собаки Табака» и исполнителем роли Суини Тодда, Робертом Остролуцким, о перформансах, мистерии и фан-арте.

Роберт Остролуцкий (ТОДД): «Иногда месть – единственный выход»

– Недавно вы выступили с Кристофом Хааном из Swans. Как прошел концерт?

– Великолепно. Уже на репетиции мы поняли, что это будет сокрушительно. В общем-то, так и вышло. До сих пор переполняют эмоции. У меня есть видео на странице Вконтакте и на Фейсбуке, которое вполне объективно отражает все, что там было. Мы ничего не сводили, не дорабатывали звучание.

– К слову о видео, тема выпуска видео-версии мюзикла «ТОДД» обсуждается давно. Когда поклонникам его ждать?

– Да, у нас была попытка его сделать, но к отснятому материалу есть очень большие претензии по звуку. Вообще мне кажется, что видео надо записывать не во время спектакля как такового, а отдельно, чтобы на записи все было чисто и без помарок. Но, честно говоря, я не вникаю в этот вопрос. Его решает промо группы, я только исполнитель.

– Вы рассказывали о спектакле «Фауст», видео которого у вас нет. Для вас не важно сохранять видео для себя, чтобы потом была возможность пересмотреть, поностальгировать?

– Это было еще в 90-е годы, мы делали этот спектакль как перформанс, у нас не было желания его снять. Про него снимала репортаж программа «До 16 и старше…». Я посмотрел его, но это было очень давно.

– Не пытались потом найти этот репортаж?

– Нет, желание возникало, я попытался, но не нашел. Может, оно где-нибудь и есть на YouTube, но пересматривать все выпуски «До 16 и старше…» я просто не возьмусь.

– Ну да. В том спектакле была настоящая кровь?

– Да, я шприцем брал у партнера по сцене кровь и выливал ее в лицо другому партнеру. Это был такой перформанс, у нас были и покрепче. Например, когда в небольшом помещении человек разводил на сцене костер, жарил мясо, съедал его, а потом блевал им обратно на сковородку.

– Театр и тошнота – это что-то в духе Хармса.

– На тот момент мне казалось, что мы делаем что-то особенное. Если рассматривать это как театральное действие, наверное, сейчас я бы себе такого уже не позволил. Но в рамках того, что мы тогда из себя представляли, это выглядело вполне органично.

ТОДД

– На один из московских ТОДДов зрители пришли в дождевиках. В Питере будет то же самое?

– Нет, тогда спектакль проходил под открытым небом. Шел проливной дождь, я и сам там порядком вымок, но по роли не мог позволить надеть на себя целлофановый пакет, поэтому только наблюдал.

Но это правда было удивительно. Я сначала даже не понял, что происходит. Когда я вышел и посмотрел в зал, то увидел целлофановые пакеты, и только потом понял, что это люди. Было забавно.

– Давайте поговорим о фан-арте. В инстаграме видела ваш портрет, вам часто дарят что-то поклонники?

– Честно говоря, я стесняюсь подобных подарков. Дело в том, что, когда меня хвалят и говорят, какой я невероятный или еще что-то такое, меня это очень смущает, потому что мне кажется, что это играет на руку моему эго: оно раздувается и становится несколько непорядочным. Я пытаюсь избегать таких моментов, но если люди делают это от чистого сердца, то я не вижу смысла от этого отказываться.

Меня просто поражает тот факт, что люди так усердно работают, вышивают портреты... У меня скопилось большое количество подарков. Я раньше не мог предположить, что такое вообще может быть. Даже не нахожу места дома, чтобы их повесить. Потому что жить в окружении своих портретов – это чересчур.

– Каким вы видите театр? Может ли, на ваш взгляд, артист спорить с режиссером?

– Мое видение театра – это мистерия. Как сон, только наяву. Здесь игровой театр, и пререкаться с режиссером, навязывать ему какую-то свою позицию, было бы хамством. Спектакль уже был сделан с Михаилом. Мне выпала честь представлять свое видение Тодда, но не свое видение театра.

ТОДД

– Какие ошибки в роли Тодда вы совершаете и как исправляете их?

– Тут помогает, в том числе, и видео, которое я смотрю, чтобы их увидеть. Так что видео помогает, гневные комментарии… Я знаю все свои ошибки и пытаюсь их исправить. Никто хуже меня самого за эти ошибки меня не накажет.

Не могу сказать, что во всех ипостасях своей роли любуюсь собой. Но я считаю, что мой вокал совершенствуется. Я тянусь к такому уровню, который даже сейчас для меня непостижим.

– Раньше вы носили с собой бритву для самообороны. У Тодда бритва – оружие мести. Как вы сами к ней относитесь?

– Я не считаю, что нужно вынашивать месть в своей душе. Мне кажется, это очень загрязняет карму и вообще суть человеческой души. Конечно, легче всего отпустить. У меня просто, слава Богу, в жизни не было таких трагических моментов, за которые пришлось бы потом мстить.

Я не одобряю месть, но и поспорить с ней очень трудно, потому что существуют такие моменты, как, например, войны, гибель родных людей. Как можно сказать солдату не мстить за своих близких? Не представляю. Поэтому это очень двоякая ситуация. В каких-то бытовых моментах, конечно, легче всего отпустить и забыть. Но иногда месть – единственный выход.

– Вы говорили, что роль Тодда для вас, как исцеление.

– В каждом человеке со временем накапливается много мусора. Эта роль ломает меня, заставляет преодолевать очень большой барьер для того, чтобы я смог справиться со своими внутренними противоречиями.

– Два года вас мучили панические атаки, вы не выходили на улицу. Можете не отвечать, с чем они были связаны, но скажите, как нашли силы преодолеть это в себе?

– Это произошло после прочтения Карлоса Кастанеды. Его книги меня сокрушили. Окружающий мир, который я сам себе создал, рухнул, оставив меня перед ним абсолютно безоружным. Я, как младенец, начинал делать новые шаги в своей жизни. Тогда пришли панические атаки, психическое расстройство. Нужно было как-то гармонизировать себя, чтобы жить дальше.

Преодолевал мелкими шажочками. Никакой помощи ни от кого нет. В такой ситуации никто не может тебе помочь. Все могут только нарушить то малое, что ты для себя постиг.

ТОДД

– Когда вы последний раз были в театре не по работе, а по жизни?

– Меня периодически приглашают на какие-то постановки. Может, конечно, я мало видел, но то, что видел, было чрезвычайно скучно. Я просто не могу вытерпеть этого. Меня совершенно не впечатляет, даже когда играют большие артисты. Это несколько нарочито, но я ничего не могу почерпнуть для себя. Чтобы потом сказать, что я был на постановке, и это меня прям… Нет. Мне больше доставляют удовольствие музыкальные концерты. Смотреть, чтобы меня смело.

– Вы на свою страницу выложили  книгу «Москва-Петушки». Главного героя поэмы все дороги приводили на Курский вокзал. Что для вас – Курский вокзал, к которому ведут все дороги?

Музыка, конечно. Через нее я живу, по крайней мере, на данном этапе. Может быть, когда-то наступит такой момент, что к музыке добавится что-то еще. Через звуки я осознаю бытие. Шум я тоже называю музыкой.

– Тогда о ней и поговорим. «Собаки Табака» – группа, которая, судя по постам Вконтакте, буквально исцеляет. Когда приедете с сольным концертом в Санкт-Петербург?

– Мы как группа совершенно не знаем, есть ли у нас здесь поклонники вообще. То есть мы выступали в Питере несколько раз, но это были сборные концерты, и поэтому мы понятия не имеем, есть ли для кого ехать.

– Устройте голосование в группе.

– Дело в том, что, когда устраиваешь голосование, часто бывает так, что многие откликаются, но потом на концерт не приходят. Это такие диванные бойцы. Поэтому на голосование в таких случаях ориентироваться не стоит.

Мы на данном этапе больше импровизационная группа, нежели исполнительская. Московские концерты надеемся дать в декабре месяце, в Питере хотелось бы сделать что-то особенное.

– Сейчас будет трудно ответить оригинально, но пожелайте подписчикам нашего Портала что-нибудь интересное.

– Я не могу желать людям что-то, не смотря им в глаза. Для меня это всегда было затруднительно, мне кажется что те, кто так делают, лукавят. Тем более, наверняка в большинстве своем ваши подписчики со мной только познакомятся. Поэтому могу сказать, что рад знакомству.

Беседовала Катерина Воскресенская

Фотографии Данила Никонова

View this photo set on Flickr

 

Портал Субкультура

Новое в блогах