Дмитрий Лобов («Amadeus Concerts»): «Стараемся подавать классику не законсервированной»

  • Автор: Дарья Строгальщикова
Понравилось? Расскажите друзьям:
«Amadeus Concerts» – организация, которая, как они сами о себе говорят, делает «необычные концерты». И это правда так: доказать, что классическая музыка живее всех живых, грянуть джазовым концертом на крыше или вытащить рок из привычного ореола андеграунда – этой молодой команде многое по плечу. В лютеранском храме или на крыше бара, «Amadeus Concerts» пытаются показать одно: хорошая музыка должна находить своего слушателя.
 
Зачем сравнивать Бетховена и Баха, как превратить академическое выступление в битву органов и почему концерт классической музыки – достойный конкурент  «Тору» в 3D, «Субкультура» узнала у продюсера «Amadeus Concerts» Дмитрия Лобова.
 
Дмитрий Лобов («Amadeus Concerts»): «Стараемся подавать классику не законсервированной»
 
– «Amadeus Concerts» возникли совсем недавно – в 2017 году. Как родилась концепция «необычных концертов»?
 
– Концертными вещами мы занимались давно, но именно в 2017 году сформулировали концепцию и родились как бренд. «Amadeus Concerts» –  это свежо, на сто процентов свежо. Дело в том, что мы сами и музыканты, и специалисты по рекламе – у нас есть сумма компетенций, которая позволяет нам и в плане маркетинга уверенно себя чувствовать, и с точки зрения бизнеса достаточно успешно вести дела, и с точки зрения культурной составляющей не выпадать из академической ниши и находить общий язык как с представителями лютеранских общин, так и со зрителем.
 
– К слову о лютеранских общинах. Много концертов классической музыки вы устраиваете здесь, в Петрикирхе. А в других церквях играете?
 
– Да. Мы работаем с церковью Яани Кирик, практически запустили заново для светских концертов церковь Святого Михаила на Среднем проспекте Васильевского острова, 18 – всем известный фасад, такая высокая башня готическая. Ее все знают, но практически никто не был внутри. И мы играем там небольшие камерные концерты, постепенно возвращаем  площадку в концертный тонус. Пока мы делаем там программу «Музыка Баха». Она состоит из чтения документов, писем, касающихся жизни Баха, и непосредственно музыки. Там звучат два инструмента – электрический и механический орган,  все очень камерно, очень красиво. Я думаю, что к осени больше программ запустим.
 
Зачем сравнивать Бетховена и Баха, как превратить академическое выступление в битву органов и почему концерт классической музыки – достойный конкурент  «Тору» в 3D, «Субкультура» узнала у продюсера «Amadeus Concerts» Дмитрия Лобова.
 
Но зал в Петрикирхе мы очень любим. И понятно, почему – это прекрасное место с прекрасной атмосферой, здесь комфортно слушать музыку и очень необычная акустика. Она во многом возникла случайно, потому что в советские времена здесь был бассейн – к  сожалению, многие католические и лютеранские храмы постигла такая участь. Там, где мы сейчас сидим, находилась чаша бассейна, а в районе алтаря была вышка для прыжков в воду. Вот буквально этим летом сюда вернули живой орган. Поэтому в Петрикирхе теперь два органа, и в связи с этим мы периодически делаем эксклюзивные концерты под названием «Битва огранов», где звучат оба инструмента. Формат популярный, очень нравится петербуржцам. 
 
– Насколько я могу судить по сегодняшнему залу, ваши концерты в принципе пользуются популярностью.
 
– Сегодня у нас еще скромная посещаемость. На ту же «Битву органов» у нас приходит от 400 до 700 человек. Это действительно музыка, которая способна конкурировать с любыми массовыми зрелищами – и с кино, и со спортом. Выбирая вечером, куда пойти, человек абсолютно спокойно, не будучи музыковедом, может выбрать интересный концерт формата классической музыки и отдать ему предпочтение перед каким-нибудь «Тором» в 3D.
 
Дмитрий Лобов («Amadeus Concerts»): «Стараемся подавать классику не законсервированной»
 
– В этом и есть отличие «Amadeus Concerts» от других – вера в то, что классическая музыка заслуживает «второго дыхания»?
 
– Такие мероприятия проводим не только мы, но я осмелюсь предположить, что концепция «Amadeus Concerts», которая определяется как «необычные концерты»,  действительно соответствует реальности. То есть, если речь идет о классике, мы стараемся подавать ее таким образом, чтобы она не выглядела законсервированной. Это большой барьер, который существует между академической музыкой и современным слушателем уже больше 50 лет.  Но на самом деле он весьма виртуален, потому что мы видим, как люди, которые приходят на эти концерты – в том числе и молодые, с совершенно другим культурным кодом, совершенно к этому не подготовленные – абсолютно спокойно и с большой приязнью эту музыку воспринимают. 
 
– Почему вы говорите о рубеже именно в 50 лет?
 
– Так уж получилось, что где-то с середины XX века мир классической академической музыки в некотором роде законсервировался. И даже среди композиторов той эпохи вдруг перестало быть модным нравиться. Классическая музыка в середине XX века противопоставила себя миру.
 
Дмитрий Лобов («Amadeus Concerts»): «Стараемся подавать классику не законсервированной»
 
– Перешла в элитарную нишу.
 
– Фактически, да – в свою внутреннюю музыковедческую нишу. Кто-то с этим поспорит, кто-то нет, но в общем и целом это так. И если мы возьмем того же Моцарта, который звучал на концерте сегодня, – эта музыка в свое время была попсой, извините. Это были трендовые композиторы, они конкурировали за определенные почетные должности, за слушателей и за внимание сильных мира сего, потому что их музыка была абсолютно светской. Но сейчас в большинстве заведений их подают совсем иначе – очень формально. Мы же стараемся эту границу немножко размыть. Хотя у нас много хейтеров в искусствоведческих и музыковедческих кругах, у нас даже есть хейтеры-органисты, которые говорят: «Как можно сравнить Баха и Бетховена!» Ну, сравнение – это инструмент познания. Сравнивать можно все. 
 
– Тем не менее, на ваших концертах звучит не только классическая музыка. С какими еще жанрами работаете?
 
– У нас проходят джазовые мероприятия, этим летом будем активно работать на крыше «Hi-Hat». Уже практически не осталось билетов на дебютное мероприятие – «Jazz Party на крыше» 3 июня. Причем форматы будут самые разные: в этом году у нас будет выпущена на крышу и классика, будут мероприятия «Бах на крыше», «Моцарт на крыше», «Опера на крыше».
 
Дмитрий Лобов («Amadeus Concerts»): «Стараемся подавать классику не законсервированной»
 
– А с зарубежными артистами сотрудничаете?
 
– До практики дело пока не доходило, хотя мы, безусловно, общаемся со швейцарскими, немецкими, английскими, американскими музыкантами. Но пока это общение пристрелочное. Мы, помимо всего прочего, считаем, что у нас родина не лишена талантов. Напротив: очень нравится работать с людьми не звездными или не совсем звездными. Их восприятие чище, зритель слушает их  музыку и внезапно открывает для себя талантливого музыканта. Если ты сажаешь за инструмент условного Мацуева, то твои ожидания предопределены. Ты ждешь гениальности, и… все.
 
 – То есть, вам нравится находить гениальное в неочевидном?
 
– Ну, может быть, даже не гениальное, а просто талантливое. Каждый себе эту грань сам определяет. Но да – так же, как многим режиссерам нравится снимать в культовых фильмах неизвестных актеров. Потому что у них нет клише, нет притертости образа. Мы в некотором роде преследуем те же задачи.
 
Дмитрий Лобов («Amadeus Concerts»): «Стараемся подавать классику не законсервированной»
 
– Какие у «Amadeus Concerts» планы на ближайшее будущее? 
 
– Мы увеличиваем количество площадок, количество концертов, играем с разными форматами –  у нас есть и рок, и джаз, и классика, и до балета, может быть, допрыгнем. Так что в планах расти. За прошедший год – даже не за полный год, за 9 месяцев – мы сделали больше 40 концертов, и темпы наши растут. Я думаю, что отыграть 60-70 концертов на следующий год – вполне реально. 
 
Фото из сообществ «Amadeus Concerts» Вконтакте
 
 
 

Портал Субкультура