Николай Адамченко (Shardam): «Как только ты заявил о себе, ты нажал кнопку «Старт»»

  • Автор: Катерина Воскресенская
Понравилось? Расскажите друзьям:

Новый музыкальный проект Николая Адамченко и бас-гитариста группы «Кукрыниксы» Дмитрия Оганяна Shardam таинственен так же, как и его название. В широком смысле о группе можно сказать немного: существует с 2013 года, а в 2018 году, возвращаясь после длительного перерыва, Shardam выпускают новый трек. 5 лет – долгий срок. Столько ушло у Arctic Monkeys, чтобы выпустить Tranquility Base Hotel & Casino, у Alice in Chains на Rainier Fog, а Пол Маккартни успел лишь анонсировать сольник. Словом, есть что-то такое в цифре 5, что заставляет действовать. Для того чтобы узнать, что готовит Shardam, мы встречаемся с основателем группы Николаем Адамченко и устраиваем набережно-кофеиновый разговор о первом сольном концерте, новых технологиях в музыке, стягивающих щупальцах «Кукрыниксов», камерном театре и искусстве, которое складывает зонты.  

Shardam

– Когда вы начали писать песни?

– С детства, со школы.

– У вас семья никак не связана с музыкой?

– Ну, мой отец пробовал играть в вокально-инструментальном ансамбле, но профессию с музыкой так и не связал.

Мне всегда нравилась гитара. Я, наверное, с 5-7 класса решил, что хочу научиться на ней играть. Начались старания, стертые пальцы и изолента поверх мозолей. Мы играли на гитарах в парках во дворах, там я практиковался.

– Играли «Аквариум» и «Аукцыон»?

– Ну конечно! Классика. Вообще для меня рок-музыку открыла группа «Ария». В первый раз я услышал ее лет в 8 и так проникся. Она была у меня везде! Значки, наклейки, футболки, вышивки и так далее. Потом это увлечение для меня неожиданно пересекла «Агата Кристи». Казалось бы, два разных направления.

– Как-то на саундчеке Вадима Самойлова заиграла «Воля и разум». Я даже не поверила сначала. Так что в какой-то степени «Агата» и «Ария» ближе, чем кажется.

– Неожиданно.

– Давайте сформулируем ваши музыкальные ориентиры. Скажем, есть ли песня, о которой вы можете сказать «жалко, что я не написал ее сам»?

– Таких песен, наверное, много.

– Тогда сосредоточимся на нашей музыке. Это сузит круг.

– Да, я, в основном, и воспринимаю нашу музыку. Для меня очень много значит текст, смысл, то, что хочет донести человек. Близки ли мне его переживания или нет? Информационный посыл.

Конкретные песни сложно назвать. По творчеству это «Кукрыниксы». После знакомства с группой я услышал их музыку по-другому, посмотрел на их творчество иначе. Для меня это что-то близкое, родное, давно знакомое. Самые крутые и сильные работы – это «Зло» и «Хрустальный мир».

– В вашей музыке я услышала не только готику «Кукрыниксов», но и лирику «Арии», и даже что-то из раннего Князя.

– Интересный референс, на самом деле. Всегда интересно, когда кто-то рассказывает о своих впечатлениях от того, что делалось отчасти тобой.

– «Шардам» существует с 2013 года, но только спустя 3 года вы стали записывать песни.

– В 2013 году  появилась мысль создать группу. Датой ее основания я бы назвал наш первый сольный концерт. Живого концерта у нас еще не было, так что дня рождения группы пока не состоялось. Группа находится на стадии формирования.

– На какой концертной площадке вы выступаете в клипе «Черная»?

– «Космонавт». «Кукрыниксы» часто дают там концерты. Не хотелось бы проводить с ними параллель, все-таки «Шардам» совершенно другой проект. Он почерпнул оттуда много эмоций, но мы – совершенно сторонняя тема. Не продолжение, не ответвление.

– Вы часто делаете отсылку к «Кукрыниксам», а что насчет обратной связи? Как Алексей Горшенев оценивает ваше творчество?

– Мы с ним особо не разговаривали на эту тему, но его последняя фраза была «Главное – не останавливайтесь».

– Ван Гог считал, что нужно рисовать, пока внутренний голос не замолчит. Расскажите о составе «Шардама».

– Сейчас в группе я и Дима. Я пишу тексты и изначальную мелодию, а Дима делает аранжировки. На данный момент у нас барабанщик Алексей Богданов, с ним мы репетируем, с ним записаны последние треки. Басист и гитарист Илья Мосин, он очень талантливый.

– Как вы их нашли?

– Через репетиционную точку, одну тусовку и так далее. Наверное, щупальца «Кукрыниксов» стянули всех этих людей. Алексей – это их техник, он же бывший администратор репетиционной точки LiveMusic. Гитарист Константин Печеных – это старый товарищ Димы, он написал изначальную гитарную тему «Улицы снов».

– Мы сейчас находимся здесь по той причине, что на репетиционной точке нет места. Кто все эти музыканты? Мы смотрим на сцену «Космонавта», да даже на сцену MODа и видим тех, кто выступает больше 10-15 лет. Если раньше, скажем, Михаил Козырев громогласно заявлял, что Земфира – это тема, сейчас говорят о Монеточке, Гречке, а «Пошлая Молли» позиционирует себя панк-рок бэндом. Что происходит? Почему группы не выберутся из реп. точек, чтобы спасти нас от тотального «Ласкового мая»?

– К сожалению или к счастью, шоу-бизнес и музыка – это разные вещи. Музыка – это самовыражение. Человек не может ее не писать. Даже если его изолировать, поместить на необитаемый остров, он все равно будет самовыражаться, ведь, пока он держит музыку внутри, она гниет.

Шоу-бизнес – это инструмент для зарабатывания денег. Есть вектор, есть конечная цель. Здесь цели не совпадают. Искусство может быть непонятно людям. Оно сверху висит над городом. Идет дождь, люди подняли воротники и идут мимо. Но кто-то все равно остановится, сложит зонт и подумает – ничего себе! И черт с ним, с дождем. 1000 людей пройдут мимо, но 10 поднимут головы наверх, чтобы увидеть. Значит, искусство их подтянуло за собой чуть-чуть выше. Шоу-бизнес не будет висеть сверху и тянуть кого-то, потому что это не выгодно. Он опустится вниз, чтобы каждый начал о него спотыкаться.

– Это грустно. Если взять, к примеру, Radiohead, их знают даже те, кто их не слушает, у нас рок-музыка… Мне не хочется говорить слово «субкультура», но о ней не говорят. В этом есть вина аудитории или, шире, нашего менталитета в целом?

– Это вина СМИ.

– Интересно.

– СМИ двигает в массы проверенный вариант, ничего не меняя, чтобы не рисковать. Вкладываться в проект, который «ну не факт»… Никто не будет. Опять же, есть команды, которые несколько выделяются. Вы сказали Radiohead, они классные, но…

– Вы ищете мягкий вариант слова «попсовые»?

– Массовые. У нас это, например, «Сплин» и «Би-2».

Shardam

– Какие амбиции у вашей группы? Чего вы хотите достичь в рамках вашего проекта?

– Честно скажу – не имеет смысла. Нет, будет круто, если через какое-то время мы соберем А2 или CrocusCityHall, это будет означать, что нам удалось достучаться до большего количества людей. Кто-то спросит, зачем нам это надо…

– Вы уже ответили на этот вопрос – чтобы не гнить изнутри.

– Да, но можно сесть, записать на диктофон, послушать и все. Зачем это все аранжируется, выкладывается? На мой взгляд, это способ найти людей, которые думают также.

– Единомышленников?

– Да, нужно, чтобы кто-то сказал, что понимает все образы, каждое слово. Есть люди, которые пишут нам, что хотели услышать что-то такое, но не знали, как сформулировать.

– На минуту вычеркну этот вопрос из черного списка вопросов всех журналистов и спрошу про название группы. Один из вариантов его интерпретации – закрепление пройденного. Вы этот смысл вложили в название? И еще. Некоторые музыканты говорили мне, что выбирали название группы, ориентируясь на то, будет ли оно звучать, если его будут выкрикивать поклонники на концерте.

– Амбициозно.

– У вас не так было?

– Я, наверное, сейчас сильно разочарую – нет никакого смысла. Люди делают татуировки, вкладывая в них смысл, потому что они на всю жизнь. У меня растатуирована рука от запястья до плеча, но это ничего не значит. «Шардам» – это фонетика. Как бы сказал Дима, мелодика русского языка. Я очень скрупулезно подхожу к текстам. Ненавижу нестыковки. Я искал слово, которое покажет картинку. Чтобы по звуку можно было что-то представить.

– Что представляете вы?

– У нас будет трек «Шардам», который раскроет, что это в нашем понимании. В моем личном представлении это театр, где много образов, и каждый человек может найти себя.

Shardam

– Многие начинающие сейчас группы пишут песни на английском, чтобы охватить более широкую аудиторию. Есть ли у вас что-то похожее в планах?

– Сразу нет. Мы делаем только то, что нравится нам. Если это будет нравиться еще другим людям – класс. Значит, удалось. Если ты начинаешь ориентироваться, значит, ты начинаешь искать целевую аудиторию. Это маркетинг, это бизнес.

Я могу воспринимать энергетику русского языка, но, зная как угодно английский язык, ты в полной мере не сможешь понять его посыл. Довлатов писал, что на чужом языке мы теряем восемьдесят процентов своей личности.

– На промо фото вы в гриме. Смотришь на разный цвет глаз, вспоминаешь Боуи... Вы планируете так выступать?

– Если грим и будет, то минимальный. Не будет монстров в стиле Slipknot. Другой глаз, кстати, только один! Настоящий глаз говорит о том, кто я, а второй – это театр. Перевоплощение наполовину. Глаза больше всего в человеке передают настроение.

– Кто-то выступает в плащах в пол, кто-то в майке-алкоголичке, кто-то надевает футболки известных рок-групп, ну и, конечно, группа «Ария» выступает в футболках группы «Ария». Вы продумывали вопрос костюмов?

– Точно не в футболках! Ты выходишь на сцену, пригласил людей, они нашли время, чтобы прийти. Решили часть своей жизни потратить на то, чтобы тебя послушать. Уж будь добр выйти на сцену не в том, в чем ты спишь. Нужно привести себя в порядок. Люди хотят видеть шоу. У нас планируются костюмы. Возможно, не на первый выход, но в перспективе да, обязательно.

– У Apple есть технология, позволяющая массово отключать камеры смартфонов. Но пока она не ушла в народ, по ту сторону сцены к съемке концертов относятся в целом без истерик. Как правило, даже наоборот: сделаешь пост о группе в инстаграм и его лайкнет вокалист. У всех клубов и больших площадок есть свой инстаграм-аккаунт и персональный хэштег. Но еще есть Джек Уайт, который запретил поклонникам снимать свои выступления или Брайан Молко, который останавливает концерт, назвав поклонника с GoProмазафакером. На чьей стороне будете вы?

– Мне кажется, это странно и с той, и с другой стороны. Есть люди, которые реально снимают полконцерта. Лес телефонов, все светится, пришли как на работу. Лучше смотреть концерт глазами, не через экран. Мне интересно, зачем записывать все эти концерты? Куда это идет? Неужели они будут смотреть это и показывать друзьям? Нет, ладно, если снимает администратор для группы, но в целом это дает дополнительное освещение, на которое изначально не рассчитывали световики.

– Многие делают короткие видео для инстастори, хотя недавно была на Hollywood Vampires и видела, как человек снимал на слайдер. А какая там камера? Там никакой камеры!

– Сделать 2-3 фото на память – это нормально, но снимать полконцерта на телефон просто странно. С другой стороны, останавливать концерт из-за этого… Ну, не знаю, тебе-то что? Несколько раз так сделать – и на концерт уже не придут ни с телефонами, ни без них.

– У меня три версии: на телефон пишется плохой звук, на концерте уже не потестить новый материал, потому что все сольют, как было у Кипелова с «Жить вопреки», ну и неудачные ракурсы тоже никто не отменял.

– Мне кажется, что любой человек понимает, что запись на телефон – это запись на телефон. Понятное дело, что это не студийный звук, непрофессиональные фотографы и даже не взгляд собственными глазами.

Shardam

– Ваш трек «Петля» о жизни на репите. Вы нашли способ выбраться из рутины?

– Вся рутина находится у нас в голове. Как ты восприешь ситуацию, такой она и будет. В рутину можно превратить что-угодно. Для кого-то рок-концерт – рутина. Когда ты даешь 20 концертов в месяц без перерыва. Рутиной может стать все, но нужно найти то, ради чего ты все это делаешь. Ради чего вообще начал.

– Вы забывали о своей изначальной цели в процессе ее достижения?

– В части музыки нет, но в моем случае цель может перерасти в спортивный интерес. Здесь нужно вовремя остановиться, абстрагироваться и подумать, надо ли оно тебе.

– Мне эта тема кажется больной. Люди скрывают свои истинные цели даже от самих себя, поэтому не идут к ним, не достигают их и остаются несчастны. Как перестать жить по инерции?

– На мой взгляд, эта борьба самая сложная. С собой не нужно бороться. С собой нужно договариваться. Сесть, разобраться, подумать, что тебе хочется. Полюбить себя таким, какой ты есть, совершенствоваться. Не хочешь совершенствоваться? Будь таким, как есть! С собой нужно стараться дружить.

– Каким будет первый альбом группы «Шардам»?

– Для нашего первого альбома мы преследуем цель сделать максимально хорошо, чтобы в нем не было ничего лишнего. Даже большинство треков, которые сейчас есть, не сильно, но поменяются.

– Как насчет спонтанности? Все эти истории популярных песен, записанных практически случайно. B-сайдом, на коленке, чуть ли ни с ходу. То есть, всегда ли нужно контролировать все до мелочей, не отпуская ситуацию?

– Вообще я считаю, что никто не знает, что выстрелит. Ты можешь ставить на одно, а всех «попрет» на другое. Дело в том, что когда ты заявил о себе, ты нажал кнопку «Старт». Ты должен постоянно что-то делать. Если радиостанция с тобой работает, она требует от тебя новый материал. Нравится тебе или нет, ты должен сесть и сделать. Может, получится не так, как ты хотел, но доработать не будет времени. В любом взаимодействии, в любви, дружбе, бизнесе ты должен соблюдать правила. Если ты делаешь так, как хочется только тебе, ничего не сложится. Если вторая сторона что-то требует, нужно в разумных пропорциях это давать.

Shardam

– Вы считаете себя позитивным человеком, но в музыке выражаете темные стороны своей личности. Вас не вдохновляют положительные эмоции?

– Меня недавно научили тому, что у каждого человека есть какая-то базовая эмоция, которая в нем преобладает. У меня, наверное, это грусть. Я, как и все, часто бываю веселым и позитивным, но не в плане самовыражения. Не знаю ничего прям крутого, чтобы это было веселым.

– Вы – тот самый шут, которого все видели на выступлении «Кукрыниксов» в прошлом году. Что это было?

– Перформанс. Это было на концерте памяти Михаила Горшенева.

Я предложил Алексею Горшеневу, чтобы по залу бегал шут – ярко, неожиданно, публика не ожидает. Он согласился, но предложил внести все это в структуру: чтобы я открывал и закрывал концерт. Сначала у меня был дешевый карнавальный костюм, купленный чуть ли не на e-bay, но потом я поговорил со знакомой швеей. Она вообще шьет любые вещи, она мне куртку зимнюю сшила!

– Не только для искусства, но и для людей.

– Я бы сказал, в большей степени для людей. Она не ожидала такого предложения, но была открыта всему новому. Она сшила костюм шута. Получился мрачный, темный шут. Как раз еще у «Кукрыниксов» вышел альбом «Артист», там много отсылок к Смоктуновскому. Я предложил снять колпак с шута, чтобы получился Гамлет. По-моему, было прикольно. Задавало настроение.

– Пожелания читателям.

– Не буду мудрить, наводить каких-то теней. Кому интересно, кто знаком с нашим творчеством – следите, смотрите. Мы обязательно приложим все силы, чтобы порадовать вас чем-то новым. Тем, кто не знаком – послушать. Может, понравится. И ни в коем случае не зацикливаться на петлях.

 

Интервью - Катерина Воскресенская

Фото - Вероника Лаптева

 
 

Портал Субкультура