Топ-100

Напишите нам

Есть интересная новость?

Хотите, чтобы мы о вас написали?

Хотите стать нашим автором?

Пишите на: leonovichjohn@mail.ru

Почему американских котят зовут Пушкинами, какая из книг о Поттере — лучшая, чем вредны писательские курсы и как мог бы (счастливо!) кончиться «Евгений Онегин»: пишем о классных окололитературных текстах в ежемесячной подборке «Портала "Субкультура"» — максимально коротко и субъективно. Бонус: самые-самые письма о любви, которые заставят вас смеяться (Владимир Набоков) и плакать (Жан Кокто).

30 января. Рейтинг книг о Гарри Поттере: от худшей к лучшей

Важнейший текст, который мы пропустили в январе: рейтинг семикнижья о Гарри Поттере от специалиста по западноевропейской литературе Николая Эппле. Мы не со всем согласны: личный список «Поттерианы» от лучшего к… нет, не худшему, но чуть менее любимому у всех свой, но нам нравится, как аргументировано Эппле объясняет, почему одна книга дороже его — нет, не сердцу, а вкусу.

1 февраля. Как все ненавидеть, чтобы тебя все любили. Краткий курс мизантропии Джерома Д. Сэлинджера

К столетнему юбилею Сэлинджера «Коммерсант» собрал все высказывания автора и его героев о неприязни разной интенсивности: от чистейшей ненависти к «изумительно» и «творческим людям» до раздражения из-за приглашений в гости и дешевых чемоданов. Редкая возможность чуточку проникнуть в мысли писателя-затворника, про которого мы так мало знаем.

9 цитат из писем Набокова жене Вере

Arzamas публикует несколько отрывков из переписки Владимира Набокова и его жены Вере в 1923-1976 годах. Часть Веры не сохранилась, поэтому мы читаем только послания писателя к ней: о сыре и колбасках, об орущих за окном кошках, о любви и тараканах. Юрий Левинг, профессор русской литературы и кино из Университета Далхаузи, Канада, комментирует отрывки. От него мы узнаем об отношении Набокова к еде, его самодельных головоломках, «крестоловицах», нелюбви к Берлину и, конечно, непереносимости пошлости.

2 февраля. Болезнь знания. Трагедия Эдипа в перспективе психоанализа

Syg.ma перепечатала сентябрьский текст Concepture, в котором Светлана Нечитайло доступно объясняет психоаналитическую трактовку известнейших сюжетов: «Эдипа» Софокла, «Гамлета» Шекспира и «Фауста» Гёте. Читать, если самого Фрейда осилить не получается. Главное: не забывайте, что интерпретировать эти произведения можно (и нужно!) не только через призму «вытесненных детских желаний».

3 февраля. 10 писателей и философов, которые писали музыку. Берджесс, Гурджиев, Боулз и другие

«Горький» рассказывает, как сочиняли музыку Руссо (Карамзин одобрил), Гофман (85 произведений!), Ницше (влияние Вагнера — и разрыв с ним), Адорно (как оказалось — атональный философ и основатель социологии музыки), Берджес (насилие и искусство вполне совместимы) и другие писатели и философы. Оперы, пьесы и балеты можно послушать: ссылки присутствуют.

6 февраля. Любовные письма Жана Кокто к Жану Маре

Париж. 1938-1963 гг. «Принц поэтов», эстет, считающийся наследником Уайльда, друг Коко Шанель, Лукино Висконти и Мориса Шевалье, драматург и художник Жан Кокто пишет своему возлюбленному, актеру Жану Маре. Arzamas публикует отрывки — и это самое… «романтичное», «трогательное» и «искреннее» — слишком обычные, тяжеловесные слова, чтобы это описать его письма. Предельная нежность, любовь такая сильная, что отказывается от собственничества, пренебрегает условностями, избегает пошлости, — из того, что не выразить средствами языка. Или нужно для этого быть Жаном Кокто. Лучшие письма любимому человеку, которые мы читали.

7 февраля. Марина Новикова-Грунд. Интуиция и ее экспликации

Ведущий преподаватель Института свободных искусств и наук ММУ Марины Новиковой-Грунд рассказывает о грамматике, которую мы используем неосознанно и которая делает текст скучным или, наоборот, интересным. Можно даже сказать: показывает ее — на примере этой самой ее лекции. Она сравнивает грамматические структуры с игрушками, которыми мы играли в детстве, вспоминает о детях, зловредно заканчивающих истории победой зла, и о Проппе с его классификацией сказок. И объясняет важную и очевидную, но почему-то не всем, штуку, что мы всегда говорим о себе, даже если просто здороваемся или молчим, — говорим о детских травмах и экзистенциальных страхах.

До и после смерти

Для одних юмор чернее ночи — норма, а других любимые намеки на кладбищенский фольклор повергают в истерику. Rare Avis рассказывает о двух книгах со смертельным душком: в первой наш соотечественник обозревает историю ритуалов погребения в Европе и радует описаниями того, как советские чиновники «перерабатывали могильные камни в тротуарную плитку». Вторая — неожиданно размышление американского врача о нашем отношении к смерти и умирающим людям, и это крайне интересно. И — memento mori, baby.

8 февраля. 10 произведений, которые были основаны на реальных преступлениях

«Коммерсант» рассказывает, как писатели, сценаристы и режиссеры вдохновлялись криминальной хроникой. С Достоевским все и так понятно: вот кто любил почитать на досуге о душегубцах. Не чурались этого и Агата Кристи, Роберт Льюис Стивенсон, Эдгар По и Теодор Драйзер. Но нам больше всего приглянулась история дебютного фильма Теренса Малика «Пустоши», которая, хотя и не претендовала на документальную точность, показала историю 14-летней убийцы максимально близко к правде. Смотрим, читаем.

11 февраля. Валерий Анашвили: «Нельзя издать на дешевой бумаге хорошие мысли»

Главный редактор Издательства Института Гайдара и издательского дома «Дело» РАНХиГС Валерий Анашвили рассказал «Афише Daily», как кризисность нашего российского настоящего чуточку помогает продавать книги, почему бестселлер в Германии не обязательно повторит успех в России и какие у нас проблемы с рецензированием. Интересно профессионалам, окололитературным блогерам и тем, кто просто душой болеет за чтение.

Про повальную болезнь писательских курсов

«Дистопия» перевела статью преподавательницы креативного письма в Университете Айовы Хелен Рубинштейн о том, чем плохо писательские курсы и почему «хороший вкус» больше не работает. Тут мы только важно хихикнем и вспомним давние слова легендарно критика Кэти Хорин, впрочем, не литературного, а модного: «вкус — понятие буржуазное, к настоящей моде отношения не имеющее, и странно, что сегодня еще находятся люди, оценивающие моду с точки зрения вкуса». Подставьте вместо «мода» что угодно: от литературы и искусства до манер за столом.

История одного эксперимента: как родилась легендарная книга «Цветы для Элджернона» Дэниэла Киза

Dft.ru рассказывают, из чего выросли «Цветы для Элджерона», над которыми мы когда-то выплакали душу (и без всяких янагихароподобных манипуляций!). Бедная семья еврейских эмигрантов, отцовский магазин подержаны вещей, любовь к джазу, неудавшаяся карьера врача на флоте и мечта о писательстве: Дэниэл Киз — крайне симпатичный автор.

14 февраля. У Роулинг вышел новый роман про детектива Корморана Страйка

Джоан Роулинг, та самая, которая автор бестселлером о героическом мальчике в очках Гарри Поттере, пишет детективы, а «Азбука-Аттикус» — переводит. «Афиша Daily» публикует отрывок, а «Горький» — рецензию. Если читать лень, посмотрите «Страйк». Это сериал от ВВС по мотивам роулинговской истории об одноногом сыщике.


15 февраля. Перепалка о двух концах. 30 классических финалов и их альтернатив

«Коммерсант-Weekend» рассказывает, как могли бы кончиться классические произведения: Онегин и Татьяна тайно сочетались браком (эх, если бы так не сделала сестра Пушкина со своим возлюбленным!), Русалочка не вознеслась на небо, а стала пеной морской, а Венди осталась с Питером Пэном.

Как Пушкин стал котом. Почему в Америке котята носят имя русского поэта

Статья, которая как бы забавный анекдот, и нет: автор научно-доказательно объясняет, что общего у Пушкина и флаффа и почему Пушкин «является идеальным именем для кота» в Америке. Мур!

16 февраля. кузьминки # Оксана Васякина

Цикл стихотворений феминистки Оксаны Васякиной — о быте, боли, ритуалах и детских травмах. По крайней мере, это разглядели мы. Что увидите вы? (Открытый вопрос.)

Как вернуть себе интерес к чтению?

Лиза Биргер рассказывает, можно ли справиться с проклятием соцсетей и сосредоточиться на вдумчивом чтении книг, когда вокруг столько всего интересного и отвлекающего. Классно, что она, в отличие от старшего поколения книголюбов, не посыпает голову пеплом и не осуждает нынешние преодоления за увлечение сериалами и личной жизнью Карди Би, медитативное скольжение по статьям из Википедии и скролл ленты в Инстаграме, а, скорее, анализирует, как мы дошли ли до жизни такой — и все ли так грустно, как кажется (спойлер: нет).

19 февраля. Темное время в истории Нового Света. Кормак Маккарти и его «Кровавый меридиан»

Наш любимый литературный блогер, один из переводчиков «Бесконечной шутки» Уоллеса Алексей Поляринов взялся за очередной большой и сложный роман —«Кровавый меридиан» Кормака Маккарти. Надеемся, что это не помешает ему записать четвёртый подкаст «Поляринов говорит» — и рады, что сборник его эссе «Почти два килограмма слов» наконец-то можно почитать на бумаге или в Bookmate.

22 февраля. Интерактивная книга: история и персоналии

Как появилась интерактивная книга, где листы бумаги свергнуты, отогнуты, разрезаны и фрагментарны, а читатель все это разворачивает, передвигает, и процесс чтения становится еще более процессуальным — на syg.ma.

На закрытие одного проекта, или Путешествие в минус бесконечность

Как напомнил один из переводчиков «Бесконечной шутки» Уоллеса на встрече с читателями, перевод — это всегда потеря. Ирина Машинская написала для «Кольты» об укорененности поэзии в родном языке — и путях преодоления. Долгий, сам по себе поэтический текст.

«Я родился под знаком Сатурна», — Сонтаг о Беньямине

«Полка» публикует отрывок из недавно переведенных мемуаров Сьюзен Сонтаг о Вальтере Беньямине. Нам особенно приглянулось это описание великого философа: «Французы говорят о таких: un triste, сама тоска».

27 февраля. Умер самый эксцентричный переводчик Набокова. Вот чем он запомнился

Умер Геннадий Барабтарло — исследователь и переводчик Набокова и просто интереснейший человек, который использовал дореволюционную орфографию и считал, что книги нужно писать от руки. Игорь Кириенков рассказывает, как Барабтарло создал себе образ самого эксцентричного переводчика.

Воля против генов: можно ли унаследовать «карамазовщину». Версия Достоевского

Когда-то автора этой подборки выставили с урока литературы за предположения о психиатрических, а вовсе не нравственных причинах бед «Человека в футляре». К счастью, строгие учителя в прошлом и можно смело читать, как же биология объясняет пороки Федора Павловича Карамазова. Филолог Риккардо Николози написал целую книгу о психиатрии и сюжетах русской литературы конца XIX века, и после отрывка на «Теориях и практиках» нам она непременно нужна.

Понравился материал?

Подпишись на наш Яндекс.Дзен

А также паблик Вконтакте!

 
16+