Творческий вечер Эдуарда Артемьева на День космонавтики (СПб, «Эрарта Сцена», 12.04.2018)

  • Автор: Алексей Виаленов
Понравилось? Расскажите друзьям:

12 апреля, в День космонавтики, на Эрарта Сцене прошёл творческий вечер советского и российского композитора Эдуарда Артемьева. Эдуард Николаевич известен созданием музыки для десятков фильмов и театральных постановок, а также студийными альбомами. Артемьев одним из первых советских музыкантов осознал возможности электронных инструментов и стал активно с ними экспериментировать. Несмотря на такой необычный выбор, его приглашали к работе над своими фильмами Андрей Тарковский, Никита Михалков, Андрей Кончаловский и другие именитые режиссеры.

 
Во время первого отделения Эдуард Николаевич отвечал на вопросы ведущего и записки из зала, а его рассказы чередовались с показом смонтированных роликов из фильмов с музыкой, написанной для них. Артемьев рассказал о сотрудничестве с Михалковым, который, как оказалось, в начале карьеры был куда менее консервативен. Немало времени было посвящено и воспоминаниям о работе с Тарковским ставившим задачи, для решения которых требовалось мыслить вне шаблонов.
 
 
Так, Тарковский был против музыки в «Солярисе»(«у меня здесь Бах, он символ, его трогать нельзя»). Здесь Артемьев придумал использовать записи Баха как основу для дополнительных музыкальных и шумовых построений. И в «Сталкере» («музыки здесь не нужно, но ты сделай так, чтобы было ощущение, что что-то меняется»). Эдуард Николаевич придумал обработку стука дрезины по шпалам для достижения такого эффекта.
 
 
С работе с Тарковским Артемьев находил решения для самых нетривиальных задач, но Андрей Арсеньевич все равно не всегда оставлял композиции и звуковое оформление Артемьева в своих фильмах. Так, например, музыка после пересечения трубы в «Сталкере», была одобрена, но потом удалена на самом последнем этапе).
 
 
Провел Эдуард Артемьевич и пространное рассуждение об академической электронной музыке, которая почти умерла. То что сейчас происходит в искусстве в целом, он оценил как стагнацию, но предположил, что в дальнейшем появится революционный синтез медиа и искусств, который будет создавать новый опыт для своего зрителя, слушателя и тд. «В 60-е пришел арт рок, такой музыки никогда не было», - рассказывал он. Она была инновационнной, уникальной, до того, как довольно скоро коммерциализировалась. Что-то подобное должно произойти и в наши дни, рассуждает Артемьев.
 
 
Курьезным историям из прошлого и размышлениям о настоящем и будущем в исполнении маэстро можно было бы внимать еще долго, но первое отделение завершилосьь. Во время антракта диски с записями  разлетались с завидной скоростью, чему способствовал и анонс автограф сессии по окончании вечера.
 
 
Второе отделение состояло из небольшого концерта: оркестр из 12 человек исполнял классическим композиции Артемьева из фильмов, а Эдуард Николаевич предворял каждое исполнение небольшой историей о создании музыки. Состав оркестра был молодым, ребята волновались, но все прошло самым наилучшим образом. Аплодисменты в финале стали тому доказательством.
 
 
По окончании второго отделения материализовались две очереди: одна за автографами, а другая в гардероб. Обе были вполне сопоставимы.
 
Фото Февралины Четверговой:
 

Портал Субкультура

Новое в блогах