joomla

«Я не могу чем-то заниматься, пока не найду в себе любящего ощущения». Интервью с Женей Любич

  • Автор: Наталья Околотина
Понравилось? Расскажите друзьям:

13 июня в «Биржа-баре» прошел концерт петербургской певицы Жени Любич. Она известна как участница французского проекта Nouvelle Vague. За пару часов до концерта мы поговорили с Женей о вдохновении, вере в судьбу и о том, что помогает певице достигать поставленных целей.

Женя Любич

− Как началась Ваша музыкальная карьера?

− Кажется, моя музыкальная карьера началась с рождения. В детстве мне всегда очень нравилось танцевать, петь. Я сама просила родителей отводить меня во всяческие творческие кружки. А когда я училась в школе, может быть, в 5 классе, я стала писать песни на стихи поэтов. Так, например, нам  задавали учить наизусть какие-то стихотворения, и мне было легче это сделать, если я сочиняла мелодию к словам. Некоторые мои песни на стихи поэтов тех лет живы до сих пор. А когда мне было около 14-ти, я начала писать свои собственные тексты к песням, и мне очень хотелось всем этим делиться. Поэтому  я пробовала участвовать в различных конкурсах, фестивалях, концертах.  Но мое творчество никому особо не было нужно и интересно, пока я не стала участницей французской группы Nouvelle Vague. Эта история началась с того, что я попала на концерт группы в 2008 году. С собой случайно оказался диск с демо-версиями моих песен. Эту запись я передала музыкантам группы, затем диск попал в руки продюсера Марка Коллина, который написал мне письмо на электронную почту  с предложением приехать во Францию на запись третьего альбома Nouvelle Vague. Я сначала вообще не поверила своим глазам, но в итоге собрала чемодан и поехала во Францию. Именно в этот момент моя жизнь полностью перевернулась. Началась настоящая профессиональная работа с группой мирового уровня: концерты, записи, гастроли по Франции и другим странам мира. В дальнейшем Марк Коллин предложил записать и мои песни для сольного альбома «C’est La Vie», который вышел в 2011 году. Затем в 2014 году Марк Коллин организовал издание этого альбома во Франции, в связи с чем у меня состоялся концерт в клубе «Le China» в центре Парижа, где я исполнила свои песни, аккомпанируя себе на  гитаре и клавишах. Сразу после этого выступления родилась идея записать в полу-акустике те новые  композиции, которые прозвучали на концерте. И это было впоследствии реализовано в ходе работы над альбомом «Азбука Морзе», который вышел весной 2015 года.

− Вас можно назвать гражданкой мира: родились в России, жили в Англии, Франции, Америке. А где комфортнее, и что больше вдохновляет: заграница или родина?

− Я, наверное, банальную вещь скажу, но мне кажется, что если какого-то столкновения планет внутри не происходит, то и песня не напишется. Ты можешь оказаться на улицах Парижа, Нью-Йорка или Лондона, но, если параллельно с этим ничего внутри не отзывается и не откликается, то ни песни не будет, ни «кина не будет», ничего не будет. Вдохновение – вообще явление непредсказуемое и загадочное. При этом можно сидеть в каком-нибудь углу и никуда не выходить три дня, а потом вдруг что-то взорвется внутри − и появится  новая песня. У меня эти процессы точно не зависят от места. И в то же время я очень люблю путешествовать. Само по себе настроение или, скорее, ощущение путешествия вдохновляет! По сути ведь и разговор, и книга, и какой-то хороший фильм, и спектакль, и музыка – это все тоже своего рода путешествия, о которых порой хочется рассказать, например, в песнях.

Женя Любич

− Вас называют «русской француженкой». Как сами себя ощущаете?

− Мне очень нравится Франция. Когда я туда попадаю, то действительно очень органично себя ощущаю. Мне близка французская эстетика и в кино, и в музыке. Что-то, правда, напротив, совсем не мое. Может быть, излишний акцент на внешней стороне вещей, на том, как все выглядит, как все подается с точки зрения визуального ряда. Это важно, но для меня форма – не на первом месте. Хотя во многом благодаря работе во Франции я теперь тоже придаю визуальным вещам и подаче немалое значение. Ведь действительно, наше восприятие очень сильно зависит от того, как выражена та или иная идея. Например, для альбома «Азбука Морзе» были сделаны визуальные видеоряды, которые сопровождают песни.  Отдельная работа в двух городах – Питере и Париже – велась по созданию обложки диска, а главный визуальный образ – это два моста: Троицкий мост в Санкт-Петербурге и мост Александра Третьего в Париже. Они символизируют франко-русский диалог культуры, архитектуры, рассказывают про отношения этих стран и городов, которые и мне совсем не чужие.

− У Вас не было желания навсегда перебраться во Францию?

− Я специально никогда не задумывалась об этом. Но, вообще, я как-то верю в то, что жизнь лучше меня знает, что мне нужно, где и в какой момент. И кто знает, куда меня еще занесет? (смеется).

− В юности Вы хотели заниматься балетом и даже поступили в Вагановское училище, но после травмы Вам пришлось оставить мечту стать балериной. Как думаете, это знак, что это не Ваше призвание?

− Небольшой ушиб ноги нельзя назвать, прямо скажем, травмой.  Я бы смогла заниматься и дальше, но тут, скорее, просто мой характер был сильнее меня. Дело в том, что мне очень не понравилось отношение ко мне и к самой ситуации, когда я вернулась после небольшого перерыва  в училище. Я не увидела понимания. В балете действительно все жестко: ты должен учиться подчиняться и перебарывать себя. И никакого снисхождения ни к чему и ни к кому в этой профессии нет. И вот тогда, в детстве, я не смогла, наверное, себя внутренне переломить. И, наверное, это было и не нужно. Может, это и был знак. Все-таки творческие импульсы недолго молчали внутри меня и вырвались наружу вместе с голосом и песнями (как раз тогда я и начала  их писать). В то же время я продолжаю танцевать у себя на концертах и в клипах. Например, в клипе на песню «Азбука Морзе» мне оказал поддержку во всех смыслах слова, и в хореографическом в том числе, Антон Лабунскас, артист театра балета Бориса Эйфмана. Всем рекомендую это видео посмотреть!

Женя Любич

− Вы верите в судьбу?

− Я верю в любовь (смеется). А вообще я думаю, что у каждого человека есть свой путь,  предназначение и призвание.

− На какой музыке Вы выросли, и повлияла ли она как-то на Ваше творчество?

− Да, конечно, повлияла. Это Joni Mitchell, The Beatles, Nirvana, Кино, БГ, Leonard Cohen, Tracy Chapman, 5’nizza, Вертинский, Высоцкий, Feist, Kings Of Convenience, Patty Smith, Serge Gainsbourg, Nouvelle Vague, в конце концов.

− Стиль, в котором Вы сейчас работаете, определяете как инди-поп?

− Скорее, инди-поп – это определение арт-критиков. А мне сложно дать какое-то однозначное определение. Для меня творчество, в частности музыка – это эксперимент. И каждый раз я и сама не знаю, к чему он приведет. В рамках одного концерта звучит и французский шансон, и мотивы латинского ритма, и танго, и джаз, и фанк, и регги. А как это все назвать, решать не мне.

− Как Вы думаете, что будет с музыкой в целом через 10 лет?

− Все то же самое. По-настоящему ценные вещи и реальные музыкальные находки доживут до того момента, когда наступит «лет через 10». А то, что не представляет собой ценности в плане музыкальных открытий, пропадет, затрется, затеряется. Так же, как и сегодня, я уверена, будут продолжать появляться новые модные течения. Это неизбежно. Возникают новые инструменты, разные электронные примочки. Наверняка, лет через 10 родится какое-то новое сочетание инструментов, новый интересный саунд. В принципе, это происходит и сегодня, так было и вчера. Поскольку количество вариаций на тему равняется бесконечности, то и завтра, я думаю, нас это ждет.

− Вы можете охарактеризовать своего слушателя? Какой это человек?

− Очень разные слушатели:  и по возрасту, и по всему остальному. На моих концертах можно увидеть посетителей и с детьми, и с родителями. Мне нравится то, что на концерт ко мне люди приходят именно послушать музыку, а не для того, чтобы поесть и поболтать. Я чувствую внимание к песням, к себе. Я очень благодарна своей аудитории за такое отношение. Это дает стимул.

− Вы выступаете как для русской, так и для западной публики. Есть ли отличия между ними, и, если есть, то какие?

− В Америке, например, публика готова к моментальному интерактиву. Люди начинают хлопать, топать в ритм ногами, как-то щелкать пальцами, буквально с первых же нот подпевают. Ты не успеваешь заметить, как все начинают музицировать вместе с тобой. А в России такое тоже бывает, но это происходит совсем не сразу. Наша публика относится с большим вниманием к текстам песен, тогда как на Западе больше значения имеют саунд и подача. Российский слушатель более вдумчивый. Ему нужно время, чтобы понять: нравится музыка, исполнитель, тексты, песни, или нет.

Женя Любич

− Чем занимаетесь помимо музыки?

− Я еще участвую в театральном проекте «МКАД», где мне хоть и предоставлена музыкальная роль, но все-таки это театр. И в таком театральном контексте мои песни звучат иначе. Мне бы очень хотелось попробовать себя когда-нибудь в актерском амплуа в кино или в театре.

− Вы выглядите очень воздушной и легкой, но чувствуется, что у Вас сильный характер. Вы можете назвать те качества, которые помогают Вам достигать поставленных целей?

− Самое главное качество, наверное, это любовь к тому, чем я занимаюсь. Если это музыка, то я действительно это люблю. Если это погружение в какую-то театральную атмосферу, я тоже это люблю. И так далее. Если я готовлю или записываюсь на студии, или иду в магазин, или собираю вещи, или я их разбираю – одним словом, я не могу чем-то заниматься, пока не найду в себе любящего ощущения. Как говорила моя прабабушка, «любить надо уметь» − вот по ее завету я этому и учусь.

− В апреле у Вас вышла пластинка «Азбука Морзе». Как Вы говорили, в этой работе совершенно новая концепция по сравнению с альбомом «C’est La Vie». Какая она, лирическая героиня нового альбома?

В «C’est La Vie» представлены песни в более привычном, понятном звучании. Это гитара, бас, барабаны, родес, пара песен в акустике и почти везде есть легкие вкрапления электронных звуков. Что касается нового альбома, то там довольно необычное сочетание инструментов: персидская перкуссия, полуклассическая акустическая гитара, орган 1973 года, который иногда появляется в песнях, как далекий космос. Все это вместе с моим голосом звучит довольно необычно. Главная героиня альбома чем-то напоминает Жанну Д'арк, которая появляется в песне «Пожар», чем-то она похожа на маленькую девочку, которая мечтает о далекой звезде, как в песне «L'Etoile». Лирический персонаж этой пластинки бродит то ли во сне, то ли наяву по улицам Парижа и Санкт-Петербурга. Альбом создавался как тонкая, изящная вышивка на дизайнерском платье.  И я надеюсь, что кому-то эта работа придется по вкусу и по душе.

− Также в апреле вышел клип на заглавную песню «Азбука Морзе». Как проходили съемки?

− Мы снимали это видео в особняке Брусницыных на Васильевском острове. В этом пространстве ощущается былая роскошь модерна и классицизма, и все это находится в таком ветхом состоянии, что по нему мы можем определить сегодняшний день. Когда на площадку пришел Антон Лабунскас, артист Театра Балета Бориса Эйфмана, сразу стало понятно, что мы обречены на успех. Антон еще до разговора со мной и режиссером внутренне очень точно выстроил драматургию своего образа. Как он сам выразился: «Я же послушал песню и понял, о чем она». Мы встретились с Антоном утром и за час-полтора  до начала съемок придумали всю хореографию. Клип мы сняли за один день. Мне кажется, что у нас получилось что-то изящное. Я благодарна всей команде, которая помогла это реализовать!

− Женя, пожелайте что-нибудь своим слушателям и подписчикам портала «Субкультура».

− Я желаю полета мысли и души, постоянного саморазвития и роста культуры внутри и вокруг!

Беседовала Наталья Околотина

Фотографии беседы с Женей Любич сделала Ксения Козьбанова:

View this photo set on Flickr



Портал Субкультура