Топ-100

Напишите нам

Есть интересная новость?

Хотите, чтобы мы о вас написали?

Хотите стать нашим автором?

Пишите на: main@sub-cult.ru

Идея противостояния христианства и язычества, актуализированная в очередной интерпретации легенды о рыцарях круглого стола, не нова. Но что если в новом фильме она перерастает в идею противостояния двух мировозренческих установок, на одном полюсе которой стоят зумеры, а на другом десятки поколений «до». Почему на «Легенду о Зелёном рыцаре» можно смотреть именно так, разбираемся вместе в нашем новом материале.

О чём?

Сюжет картины довольно прост и разворачивается по классическому сценарию так называемого пути героя. В день Рождества пиршество короля и рыцарей круглого стола прерывает странное существо. Великан, зовущий себя Зелёным рыцарем, с телом из зелёных стволов и головой из развесистых веток, предлагает сыграть в игру. Одному из рыцарей предстоит сразиться с незваным гостем, получить в награду за поединок секиру и все прилагающиеся к ней почести. Единственное условие через год и день принявшему вызов придётся прийти в Зелёную часовню и получить назад ту рану, которую он нанесёт сопернику сегодня. И, конечно же, главный герой Гавейн, сын сестры короля, вызывается на бой и крайне опрометчиво отрубает голову Зелёному рыцарю. Однако тот, не дрогнув ни мускулом, хватает отрубленную конечность и напоминает недорыцарю, что следующим Рождеством его ждёт та же участь. А дальше этот самый путь до Зелёной часовни нам и показывает режиссёр. Но главная ценность фильма как раз в том, как показан этот путь. Стоит отметить, что «Легенда о Зелёном рыцаре» это тот фильм, который на сто процентов следует правилу «В кино нужно показывать, а не рассказывать».

Естественный хаос против искусственного порядка

От первого до последнего кадра мы наблюдаем противостояние красного и зелёного. И в первую очередь таким образом режиссёр ленты Дэвид Лоури показывает контраст между героем и его антиподом. Зелёный цвет Зелёного рыцаря, а красный цвет Гавейна. Но если мы начнём разбирать конструктор Лоури, то увидим, что за каждым из этих цветов спрятано намного больше, чем просто оттенки.

Вообще красный крайне важный цвет для христианства, именно он символизирует и жертву Христа. Зелёный же цвет язычников-кельтов. Разворачиваем цепочку дальше и понимаем, что за этими системами верований стоят два разных мира. С одной стороны, цивилизация с её городами, правителями, эксплуатацией природы, подчинением религии и выстроенным искусственно порядком. С другой жизнь на лоне природы в общинах, с народными собраниями, в гармонии с окружающей средой, верой в магию и естественным хаосом. Так на экране сталкиваются две разные мировозренческие системы.

Но почему именно Гавейну предстоит пройти этот путь? Сначала может показаться, что главный герой это часть мира короля. Он его родственник, богат, можно предположить, всю жизнь провёл в стенах города, ходил в церковь и молился христианскому богу. Но на самом же деле Гавейн порождение двух миров. Его мать одна из жриц древнего кельтского культа, а сам он на момент путешествия даже не рыцарь, да и в дамы сердца выбирает не благородную девицу, а ту, что вынуждена торговать собой. Именно поэтому его истинный путь начинается в тот момент, когда он теряет последние атрибуты привычного для него мира рыцарства: лошадь, кольчугу, меч, съестные запасы. Сломанный круглый щит, на котором изображён лик Богородицы, становится символом раздела этих миров. Мир формы (симметричные кадры и символ круга: корона, окона, стол в королевском замке, отверстия в верхушке башен и даже блики света) сменяется миром хаоса (натурные съёмки с небольшим количеством декораций и искусственного освещения, ручная камера). И Гавейну приходится понять правила этого мира, чтобы вернуться домой живым. Точнее сказать, перерожденным. И здесь режиссёр напоминает, что Гавейн добровольно идёт принять смерть, чтобы остаться в легендах.

Давайте вернёмся на несколько абзацев выше и вспомним, символом кого же ещё является красный цвет. Иисуса. Он, как и главный герой, добровольно идёт принять смерть. И самое интересное, на это Христа по легенде толкает его отец, Гавейн же оказывается на пути к Зелёной часовне из-за матери. И да, на то, что образ Гавейна сближён с образом Иисуса намекают на первых же кадрах, когда на спящего беднягу возлюбленная выливает ведро воды и кричит: «Иисус родился». Не увидеть сходства в этот момент между Гавейном и Христом, каким его чаще всего изображают в современном культуре, крайне трудно. И не будем забывать, что действия фильма разворачиваются в Рождество. Так режиссер показывает, что между героем христианским и героем кельтским по сути нет никакой разницы. И что на самом деле первый является порождением второго, а мир зелёный в итоге поглотит мир красный. Здесь показателен монолог обитательницы замка, который встречается на пути Гавейна, о том, что как бы человек не боролся с зеленью, в конце она поглотит его целиком: на месте вырубленных деревьев вырастут новые, брусчатка покроется мхом, а могила зарастёт травой.

Причём тут зумеры?

Ответ в том, что система мировоззренческих установок этого поколения словно впитала в себя черты веками противоборствующих систем. С одной стороны, это люди, которые родились в городах, причём суперсовременных, где нет ни намёка на какую-то связь с природой и естественностью. Они с детства включены в мир глобальной Сети и не выпускают гаджеты из рук (98% этого поколения, по данным App Annie, начинают пользоваться смартфоном до десяти лет).

С другой стороны, согласно проведенному исследованию Amnesty International, более 60% молодых людей считают изменение климата главной проблемой, а 41% опрошенных старается вести экологичный образ жизни. К тому же отсутствие общественной идеологии в большинстве стран и отказ некоторых представителей поколения зумеров от религии (по данным этого же исследования, более 50% молодых людей причисляют себя к агностиками или атеистам) отчасти и компенсируется экологизмом, который даже можно назвать религией XXI века, если рассматривать этот феномен как систему поведенческих установок. Кроме того, на место религии и идеологии приходит увлечение зумеров психологией (более 80% зумеров думают о чувствах других и интересуются психологией, а более 60% ценят в первую очередь собственный комфорт, поэтому готовы отказаться от любых социальных конфликтов) и медитативными практиками.

И, наконец, именно это поколение впервые стало заявлять о праве быть собой и не подстраиваться под общественные нормы. И если мы вновь вернёмся к Гавейну, то поймём, что его история это путь принятия себя. Он не только смирился со своей смертью и судьбой, но и принял свои ошибки и желания, которые диктует ему его истинное нутро.

Напоследок вспомним, что всего полтора года назад планету поразила пандемия коронавируса. Мир погрузился в хаос, показывая, что природа сильнее человека, и он не всегда в силе контролировать тот искусственно созданный им порядок. Так, может быть, зумеры как раз и есть те люди, которым удастся, будучи рождёнными красным миром, жить в гармонии с собой и миром зелёным?

Понравился материал?

Подпишись на наш Instagram

А также паблик Вконтакте!

 

Добавить комментарий

18+
Яндекс.Метрика