Напишите нам

Есть интересная новость?

Хотите, чтобы мы о вас написали?

Хотите стать нашим автором?

Пишите на: main@sub-cult.ru

Хотите разместить рекламу в нашем проекте? Пишите: main@sub-cult.ru
Смерть Ивана Ильича

В апреле «Театр DMT», играющий в «Театральной долине» и «Культурном баре ¾», порадовал зрителя долгожданной премьерой, поставив спектакль «Смерть Ивана… или чья?» по мотивам известной повести Л. Н. Толстого. Режиссёр — художественный руководитель театра Михаил Воронцов. Работа над спектаклем, пусть и с перерывами, велась долго, около двух лет. При этом форма, избранная театральным коллективом, может на первый взгляд показаться неожиданной — чёрная клоунада. Впрочем, «Театр DMT» уже приучил нас к тому, что здесь не просто монотонно пересказывают тексты Пушкина или Толстого, напялив на себя костюмы из восемнадцатого века, но также рефлексируют над классическими произведениями, ищут в них новые смыслы и краски, способные по-настоящему откликнуться в душе у современного зрителя. Вспомним хотя бы спектакль «Дубровский. Маша. Троекуров», уже довольно давно не покидающий репертуар театра,— и ругали его тогда нещадно, и хвалили от всей души… Как и почти любое стоящее произведение искусства. Так что неудивительно, что в день недавней премьеры пустых мест в не таком уж и маленьком зале «Театральной долины» не было.

Повесть Толстого читать сложно — уж больно она анахроничная. Из-за этого возникает странное ощущение, что сложная и болезненная проблематика не воспринимается должным образом, поскольку слишком многое вызывает усмешку, за которую будто испытываешь неловкость, но и удержать её не можешь. Гораздо убедительнее (хотя бы исходя из количества постановок по всей России) в наши дни выглядит абсурдистская пьеса Эжена Ионеско «Король умирает», посвящённая схожим вопросам — что испытывает человек, проживший не самую праведную жизнь и знающий, что вскоре ему предстоит умереть? Легендарный Дмитрий Поднозов играет в «Особняке» короля уже полтора десятилетия. Так что говорить с видимой лёгкостью о смерти — дело не столь новаторское и не столь кощунственное, как может показаться неподготовленному зрителю, яростно радеющему за классические постановки.

94ka4wnts4m

Спектакль можно структурно подразделить на две или даже три части, поскольку первая происходит ещё тогда, когда зритель неспешно рассаживается на свои места. Тут же, прямо посреди зала, расхаживают актёры, одетые в чёрные мешки для трупов и одновременно загримированные под клоунов. Действия их также двойственны: то они испытующе смотрят в упор на зрителя, заставляя содрогнуться, то подходят поправить причёску или узнать, не им ли сегодня принесли цветы. Такое введение в спектакль, разрушающее четвёртую стену и «подключающее» зрителя, в принципе, в духе театра «Мимигранты», в котором можно увидеть двух из трёх задействованных в постановке актёров — Михаила Морозова и Олега Крамаря, чей дуэт дополняет собой ведущая актриса «Театра DMT» Наталья Зиновьева.

Дальше наступает непосредственно клоунада, повествующая о жизни Ивана Ильича до заболевания и реакции окружающих на его смерть. Создатели спектакля проделали кропотливую работу над инсценировкой, выделив ключевые реплики героев и расцветив её собственными придумками, сделав текст живым и действительно сценическим. Диалоги персонажей сопровождаются танцевальными и музыкальными интермедиями. Декорации создаются практически из ничего: например, самый обыкновенный вентилятор со встроенной лампочкой становится практически четвёртым действующим лицом, а электрический щиток — источником драйва и танцевальной энергии. Детские игрушечные уточки оказываются и детьми Праскофьи Фёдоровны, и предметами для жонглирования, и источником музыкальной какофонии. Печально, конечно, что негосударственным театрам приходиться делать спектакли, исходя из очень скромных ресурсов, но это данность — а вот то, как самобытные коллективы из раза в раз преодолевают бытовые трудности, вызывает глубокое уважение.

b3mgxlbwfps

Заключительная часть спектакля, описывающая предсмертные переживания Ивана Ильича, не становится сугубо драматической, сохраняя черты чёрной клоунады. Например, прекрасна сцена, в которой главное героя, который ещё пытается что-то говорить, заворачивают в полиэтилен: всё, дескать, пожил и хватит. И всё же драматическое здесь выходит на первый план. В таком жанре гораздо органичнее чувствует себя Наталья Зиновьева, которой и выпадает произнести ключевые тезисы из Толстого — помня о смерти, можно достойнее жить. Исполняющему роль Ивана Ильича Михаилу Морозову, более привычному к эстрадному жанру, приходится сложнее: он, безусловно, меняется относительно начала спектакля, однако красок, палитры, глубокой образности, кажется, немного не хватает. Впрочем, такие шероховатости часто присутствуют в спектаклях на первых их показах, главное, чтобы со временем они постепенно сходили на нет.

Обсуждение такого спектакля не хочется заканчивать пересказом моралей из Толстого, равно как и демагогией о русском человеке и его неправедной жизни. Хочется просто выйти на улицу с клоунским носом и в чёрном мешке и дать прохожим возможность почувствовать собственное превосходство: как дурак выглядит он, а не я. Не знаю, в таком ли виде ехала домой после премьеры Наталья Зиновьева, но все подаренные зрителями цветы она точно унесла с трудом.

Фотографии Виктора Полякова

Понравился материал? Пожертвуйте любую сумму!

А также подпишитесь на нас в VK, Яндекс.Дзен и Telegram. Это поможет нам стать ещё лучше!

 

Добавить комментарий

Для того, чтобы мы могли качественно предоставить Вам услуги, мы используем cookies, которые сохраняются на Вашем компьютере. Нажимая СОГЛАСЕН, Вы подтверждаете то, что Вы проинформированы об использовании cookies на нашем сайте. Отключить cookies Вы можете в настройках своего браузера.
Согласен

О проекте

© 2011 - 2024 Портал Субкультура. Онлайн-путеводитель по современной культуре. Св-во о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 - 66522. Проект предназначен для лиц старше 18 лет (18+).

E-mail: main@sub-cult.ru

Наши партнёры:

Приложение Фонбет на Андроид

Яндекс.Метрика