Топ-100

Напишите нам

Есть интересная новость?

Хотите, чтобы мы о вас написали?

Хотите стать нашим автором?

Пишите на: leonovichjohn@mail.ru

Хотите разместить здесь статью? Пишите: leonovichjohn@mail.ru
Быть или не быть зарубежной литературе в школьной программе?

Нравилось ли вам читать произведения из школьного списка литературы? Или, в очередной раз пробираясь сквозь дебри русской классики, вы бросили книгу на 40 странице? Споры о том, что школьный список литературы безнадежно устарел и требует обновления, не утихают. Один из самых острых вопросов – замена некоторых русских авторов зарубежными. На фоне сдачи ЕГЭ дискуссия вновь обострилась. Расскажем, почему оба лагеря правы и быть или не быть зарубежной литературе на полках школьников, в нашем материале.

Что говорят в лагере «за»

Почему так популярны сериалы «Эйфория», «Элита», «13 причин почему»? Их авторы размышляют на темы, которые действительно волнуют подростков. Герои – те же школьники с теми же проблемами. На примере этих историй молодые люди выстраивают модель поведения. Истории призваны навести порядок в хаосе жизни подростков. О чём рассказывает русская классика? О сущности смерти и жизни, о бесчинстве власть имущих и противостоянии им, долге и чувствах. Да, нам не раз придется встретиться с этими проблемами. Но разве об этом мы жаждали узнать, когда учились в школе? Подросткам не близки истории помещиков или крестьян, потому что они не видят в них себя.

Зарубежная же литература зачастую обращается к более «простым» темам. Поиск себя и возможность разрушить социальные границы, добиться успеха, самосовершенствуясь (Джек Лондон «Мартин Иден»), период взросления и неприятие действительности (Джером Сэлинджер «Над пропастью во ржи»), школьный буллинг и инклюзия (Р. Дж. Паласио «Чудо»).

«В школьную программу я бы добавила актуальную подростковую литературу, ту, которую издает «Самокат», «Розовый жираф», «Белая ворона». Их переводы и русскоязычные книги. Те тексты, где герои – ровесники школьников, где рассказывается о знакомых им проблемах: одиночестве, депрессии, не налаженной со сверстниками и родителями коммуникации, давлении общества, телесности, взрослении. Другое дело, что многие тексты не пройдут испытание российским законодательством. Было бы здорово старшеклассникам изучать актуальные романы фабульными парами с русскоязычной классикой. Например, «Нормальные люди» вместе с «Евгением Онегиным». И ещё очень важно добавить в программу графические романы, которые говорят о сложных вещах визуальным языком и текстом одновременно, в первую очередь, «Маус» и «Персеполис», – Евгения Некрасова, российская писательница и сценаристка, автор романа «Калечина Малечина», сборника рассказов и повестей «Сестромам. О тех, кто будет маяться».

Насколько сложны вопросы, поднимаемые русскими классиками, настолько непросты и ответы. Они достаются как вознаграждение за страдания. Крайне редко персонажи остаются счастливыми. Мцыри, познав смысл существования, умирает от ран, Катерина, не выдержав жизни в консервативном и порочном обществе, совершает самоубийство, а шестеро крестьян, путешествуя по стране, так и не находят того, кому на Руси жить хорошо. Школьники в один из самых сложных периодов жизни, когда они меняются, учатся по-новому коммуницировать с миром, пытаются найти себя, и в книгах сталкиваются с трагичными историями. В зарубежной же литературе немало героев в награду за преодоление себя и обстоятельств получают покой и счастье. Один из самых ярких примеров – повесть Дикенса «Ночь перед рождеством».

Литература в России в привычном для нас понимании начала развиваться только при Петре I. До XVIII века она не считалась профессиональной деятельностью и была неотделима от церкви. Многие этапы развития мировой литературы, которая берет своё начало в Древнем Египте и Месопотамии, русская не проходит. Некоторые направления в отечественной литературе либо совсем не представлены, либо представлены фрагментарно. Кроме того, почти до середины XIX столетия русские авторы находились в числе догоняющих Европу. Истоки большинства направлений лежат во французской (классицизм), немецкой (романтизм), английской (реализм) литературах. Знакомясь лишь с русскими авторами, школьники теряют огромную часть жизни словесного искусства.

Программа формирует и фрагментарную картину мира. Не соприкасаясь с другими национальными литературами, дети не знакомятся с другими культурами и народами. В эпоху глобализации, когда, с одной стороны, массовая культура теряет свои оригинальные черты и становится однообразной, с другой, когда мы постоянно общаемся с представителями других государств, очень важно понимать, что россияне не одни в мире.

Книги – путь к знакомству с непохожими по типу мышления, обустройству быта, религиозными взглядами людьми. Они показывают, что мир шире и сложнее.

«Зарубежная литература просто необходима. В первую очередь для развития критического мышления, она раздвигает рамки, пространство, сознание. Зарубежка в увлекательной форме дает понять, что есть не только «мы», не только свои, но существуют и «они» – другие, со своей культурой, бытом, чувствами. Зарубежная литература – это первое путешествие в другую страну», – Ринат Валиуллин, филолог, автор романов «Кулинарная книга», «Где валяются поцелуи», «В каждом молчании своя истерика».

Что отвечают в лагере «против»

На современного человека ежедневно сваливается лавина информации. За неделю мы получаем столько же информации, сколько средневековый человек за всю жизнь. С развитием науки, постоянно возрастающими требованиями к человеку, школьная программа становится сложнее и объёмнее. Дополнительные произведения только увеличат нагрузку на учителей, сократят время на изучение отдельных книг.

Единственный выход – это замена одних произведений другими. Но в программе и так оставлены лишь жемчужины русской литературы, поэтому вопрос о том, что убрать, вызовет массу споров и будет весьма болезнен.

«Не уверена, что что-то надо добавлять в программу. Мне кажется важным обеспечить хотя бы то, что есть: в программе до 8 класса есть и Шекспир, и Мольер, и Данте, и Гёте, и Дефо, и Стивенсон. Но, поскольку они не входят в кодификатор ЕГЭ, многие учителя их попросту не изучают, предпочитают пропускать, чтобы экономить время на «обязательную» литературу», – Анна Петренко, филолог, поэт, руководитель студенческого литературного клуба.

Повести о днях минувших непонятны школьникам из-за незнания исторического контекста. А в случае с зарубежной литературой к временному разрыву добавится ещё географический и культурный. Школьная программа позволяет знакомиться с историей и культурой других стран весьма поверхностно и фрагментарно. Без необходимых знаний понять зарубежных авторов будет сложнее, чем русских.

«Это интересная идея, но как её осуществить, чтобы на детей и подростков не свалился очередной вал скучных, длинных, не имеющих к их жизни никакого отношения романов? Так, думаю, они воспринимают и нынешнюю программу по русской классике 19 века, да и 20 века. Эти тексты также отдалены от них и не понятны им, как и зарубежный канон. Необходимо, чтобы было интересно и понятно, зачем это читать. Литературу любую сложно преподавать вне контекста. Сможет ли учитель объяснить контекст того или иного произведения зарубежной литературы?», – Евгения Некрасова, российская писательница и сценаристка, автор романа «Калечина Малечина», сборника рассказов и повестей «Сестромам. О тех, кто будет маяться».


В пару к культурному барьеру стоит добавить языковой. Всю зарубежную литературу в школе читают в переводе. Мы знакомимся не с оригинальным произведением, а с новой книгой, созданной переводчиком. Стиль, язык и даже смысл меняются. Лишь от мастерства человека, работающего с текстом, зависит то, насколько произведение будет хорошо с точки зрения стилистики. Иногда переводчик повышает качество текста, а иногда создает искусственный язык.

Лекала с других языков, звучащие на русском не совсем верно, становятся сорняками в речи школьников и могут привести к последующим коренным изменения в синтаксисе русского языка.

Итого

Что же в итоге: быть или не быть зарубежной литературе в школьной программе? Быть, но лишь после базисного изменения программы. Смещение акцентов, пересмотр приоритетов и методов воспитания и обучения позволят обновить список произведений, сделать его более понятным, интересным, доступным и полезным. Необдуманное выкорчевывание одних книг и замена их другими не даст того, за что так ратуют сторонники включения зарубежной литературы в школьную программу.

Понравился материал?

Подпишись на наш Яндекс.Дзен

А также паблик Вконтакте!

 
16+