Топ-100

Напишите нам

Есть интересная новость?

Хотите, чтобы мы о вас написали?

Хотите стать нашим автором?

Пишите на: leonovichjohn@mail.ru

Блоггеры

  • Александр Парфёнов (Люпин): «Как профессиональный актёр озвучания, я начинаю свою карьеру только сейчас»

    Александр Парфёнов (Люпин): «Как профессиональный актёр озвучания, я начинаю свою карьеру только сейчас»

    История аниме в России насчитывает более 40 лет. Одно из первых аниме в отечественном прокате – «Летающий корабль-призрак» (Sora Tobu Yureisen) в 1969 году. Его озвучкой и локализацией занималась студия «Союзмультфильм» под режиссёрством Майи Мирошкиной. Сейчас рынок российских аниме-студий активно развивается. Как устроена эта сфера? Как верно передать эмоции героев? Узнаем из беседы с Александром Парфёновым (псевдоним – Люпин) – голосом озвучки студии AniLibria.

    Александр Парфёнов (Люпин): «Как профессиональный актёр озвучания, я начинаю свою карьеру только сейчас»

    – Как вы пришли к работе актёра озвучания?

    – Это вышло случайно. Я искал себя в интернете, делал ролики по ММОРПГ. Летом 2010-ого я начал много смотреть аниме и столкнулся с тем, что озвучка чаще всего сделана некачественно в один голос. Однако такая деятельность собирает огромные просмотры и народную любовь. Однажды озвучка на аниме «Дюрарарара!», которое я тогда смотрел, задержалась. Я решил себя попробовать в этом: записался, наложил звук, ужаснулся полученному результату. Но, всё-таки, собрался с силами и выложил озвучку в самую популярную группу ВК по этому аниме. Большинство комментариев были положительными. Это воодушевило меня, и я подал заявку на свой первый проект по озвучиванию.

    – Куда нужно идти учиться, чтобы стать актёром озучания?

    – Как профессиональный актёр озвучания (актёр дубляжа), я начинаю свою карьеру только сейчас. Я понимаю, что упустил много времени, прежде чем заняться этим не на любительском уровне (когда «сам себе режиссёр» и записываешься в своей «домашней студии»). Однако я рад, что в конечном итоге пришёл к этому. За годы практики в озвучивании аниме я многому научился. К сожалению, некоторые вещи может объяснить только профессиональный режиссёр дубляжа. Если вы только окончили школу и хотите связать свою жизнь с озвучанием, то ваша дорога лежит через актёрский ВУЗ. Ведь озвучание – это актёрская работа за кадром. Я обучался у профессионального режиссёра на индивидуальных занятиях. Это дало свои плоды – моя «домашняя» озвучка стала намного качественней. Я медленно начинаю озвучивать на профессиональных студиях.

    – Как верно: актёр озвучки или актёр озвучания?

    – Сложный вопрос. С точки зрения русского литературного языка нет слова «озвучание». Однако это устоявшийся жаргонизм в сфере озвучания. Чаще всего профессионалы называют себя «актёрами дубляжа».

    – «Озвучка и локализация портят фильм или сериал». Как относитесь к этому суждению? Насколько часто происходят обратные ситуации?

    – Я так не считаю. Правильно: «плохая озвучка и локализация портят фильм или сериал». Если зритель хочет ощутить какой-то местный колорит – ему лучше смотреть с субтитрами или без них. Однако, если человека в первую очередь интересует само произведение, то смотреть в озвучке – лучший вариант. Мы ведь думаем и чувствуем на родном языке. Нам чужды иностранные интонации, их способ передавать свои чувства. Я сам смотрю почти всё на русском. Исключения – произведения, где мне очень хочется ощутить японский или американский колорит. В озвучке я смотрю продукты с фокусом на события и героев. Разве «Хоббит» должен ощущаться как нечто американское? Нет, это же Средиземье! Не имеет разницы, на русском актёры говорят или на английском. Актёры дубляжа справились и сыграли героев правильно – нет никакого смысла смотреть фильм в оригинале.

    Александр Парфёнов (Люпин): «Как профессиональный актёр озвучания, я начинаю свою карьеру только сейчас»

    – Как происходит процесс озвучки одной серии?

    – Получаем субтитры, приступаем к озвучанию. Записываем свои реплики в специальной программе, которая позволяет их перезаписывать необходимое количество раз и расположить на таймлайне. Дальше отдаём работу звуковику. Он объединяет дорожки всех актёров в один мультитрек, обрабатывает звук ради единого звучания. В профессиональной озвучке я мало принимал участие. Однако главное отличие – вас записывают звукорежиссёр и режиссёр дубляжа и сразу же поправляют ошибки, помогают «найти образ». Дальше работа идёт к звукорежиссёру.

    – Какие 3 ваших любимых персонажа, которых вы озвучивали?

    – Лелуш Британский («Код Гиасс»), Таки Тачибана («Твоё имя»), Ханако («Туалетный мальчик Ханако»).

    – Как часто вы ассоциируете себя с героями, которых озвучиваете?

    – Герои – это герои. Я – это я. У всех жизнь уникальна. Я часто ставил Лелуша себе на аватарки, мне нравится этот образ, но сам я совсем не он. Бывает, что озвучиваешь персонажа и видишь, что ты бы на его месте поступил также и проводишь аналогии. Однако потом случается момент, когда понимаешь: «Нет, я бы не решился», или «Нет, я бы не струсил» или «Нет, я бы не стал совершать такую глупость». Играя персонажа, порой начинаешь испытывать его чувства. Они захватывают с головой. Однако чем более профессионально я этим занимаюсь, тем меньше таких моментов. Я лишь играю героев и уже редко плачу перед микрофоном, когда им плохо, или ухахатываюсь. В 2011-ом году, во время озвучки последней серии «Ангельские ритмы» меня пробило на слезу. Пришлось потом переозвучивать момент, потому что реальные слезы в озвучке не нужны. Сильные эмоции вызывал тогда же «Код Гиасс». «Твоё имя», конечно, особенно на моменте: «Мицуха беги!!! Быстрее!!! Пока не упала комета!!!». Это было жёстко.

    – Как верно передать эмоции героя в озвучке?

    – Нужно играть. Необходимо пропускать этих героев через себя, становиться ими. В озвучивании множества персонажей приходится идти на разные хитрости, чтобы герои отличались друг от друга: какого-то персонажа придётся сделать более «задиристым», какого-то более грубым. Если в оригинале герои похожи, приходится преувеличивать какие-то их черты ради отличия. Ведь никому не нравится, когда один голос разговаривает «сам с собой».

    Александр Парфёнов (Люпин): «Как профессиональный актёр озвучания, я начинаю свою карьеру только сейчас»

    – Как происходит отбор проекта для работы?

    – На AniLibria у нас сложная система распределения, т.к. это фандаб (хобби, не приносящее денег). Тут нельзя устроить кастинг и распределить роли. В начале аниме-сезона мы оглашаем список сериалов (их обычно 30-40). Ребята из команды по очереди выбирают проект. От старшего к младшему каждый вписывает свой никнейм в специальную таблицу. Один «круг» – один сериал. В итоге, когда круг проходит целиком, он начинается заново. Таким образом у всех членов команды есть возможность взять желаемую роль. То, что никто не захотел взять – игнорируется.

    – Какие проекты точно не стали бы озвучивать?

    – Хентай. Это аниме-порно. Всё-таки профессия актёра и профессия порно-актёра – две разные профессии.

    – Аниме – спорный жанр для России. Каково быть голосом аниме в РФ?

    – В России любят аниме. Аудитория довольно большая. С другой стороны – многие его недолюбливают и не принимают. Нередко доходит до заявлений в полицию и другие органы власти. Например, что «этот гражданин озвучивает и распространяет мультфильмы, содержащие элементы детской порнографии». Последствием подобной ситуации стало моё увольнение с работы, где я работал больше десяти лет в дополнительном образовании. Я вёл кружки в разных школах по тележурналистике, учил снимать видео, брать интервью и работать с камерой. Помимо этого, какой-то большой проблемы с аниме в России нет. Много людей смотрят аниме, любят аниме и смотрят в нашей озвучке.

    – Как часто ваш голос узнают на улицах?

    – Голос – никогда. Люди не вслушиваются в чужие беседы на улице (что хорошо). Однако меня узнают лицом, потому что я веду видеоблог. Кто-то даже подходит и жмёт руку или фотографируется. Не часто, где-то раз в два месяца.

    – Многоголосая озвучка или одноголосая?

    – Зависит от качества озвучки. Один актёр может сделать озвучку интереснее, чем несколько актёров. Например, «Кураж-бамбей» в «Теории большого взрыва» или Михаил Тихонов в «Два с половиной человека» (озвучка НТВ+, два голоса, мужской и женский, против многоголосой озвучки LostFilmоказался интереснее). Однако при прочих равных, многоголосая.

    – Насколько правильно локализировать проекты под культурный код?

    – Это тонкая грань. Иногда адаптация в локализации получается весьма удачно. Зачастую получается плохо. Переводчики и редакторы слишком серьёзно относятся к этому вопросу и стараются не допускать откровенной «отсебятины», если она не будет удачной. Я считаю, что локализация нужна. Например, трудно перевести лингвистические шутки, построенные на особенностях языка. Например, шутка на русском языке:
    « – Да он на этом деле собаку съел;
    – Эй. Ты что? Я не ем собак»
    У американцев нет такого фразеологизма. Её придется адаптировать.

    – Почему студии прямо не переводят нецензурные выражения?

    – В России очень интеллигентная среда. Многие люди, занятые в этом деле, понимают ответственность за развитие нашей массовой культуры. Отечественный дубляж сейчас привносит в культуру, в жизнь больше, чем российское кино. Русский язык настолько богат и многогранен, что и без мата можно сделать очень здорово и ярко. Бывают исключения. Иногда мат действительно «в тему».

    Александр Парфёнов (Люпин): «Как профессиональный актёр озвучания, я начинаю свою карьеру только сейчас»

    – Как ситуация с пандемией отразилась на вашей работе?

    – В AniLibria вся работа построена дистанционно. Повлиял только перенос многих аниме-сериалов на более поздний срок. Если ничего нового не выходит, то работа встаёт.

    – Какие проекты в планах у AniLibria?

    – Переводить новые проекты в аниме-индустрии. Также мы сейчас, из-за последствий пандемии, более плотно занялись и озвучкой «классики», тех аниме-сериалов, которые интересны нашим зрителям, на которые нет нашей озвучки. Мы провели большую работу с аудиторией, чтобы определить, что её интересует.
    Помимо озвучивания аниме у нас в планах также озвучивание визуальных новелл и компьютерных игр. Это сложная, но очень интересная работа – дарить голоса персонажам, у которых нет никакого «оригинала».
    Мы мечтаем, рано или поздно начать делать свои проекты в стиле аниме, мультфильмы или какие-то более простые формы. Однако на это нужны деньги, потому что это очень сложный и трудоёмкий процесс.

  • Аня Пинки: «Драматургия в блогосфере – это про форму, но не про содержание»

    Аня Пинки

    Аня Пинки – инстаграм-блогер, аудитория которой составляет около 50 тысяч подписчиков. Девушка привлекает читателей и зрителей не только яркой и неординарной внешностью – она рассказывает о литературе и сторителлинге. Среди многих блогов её уютная страничка отличается красочным и полезным контентом, а также интересной подачей простых событий жизни. Аня рассказала нам о её опыте в блогосфере и о сторителлинге как об инструменте для создания классного контента для любой сферы.

    – Как получилось так, что ты начала увлекаться литературой?

    – Ну… Я рано начала читать. Мне было 4, я прочитала «Мышонка Пика» Бианки. Недавно перечитала его и поняла, что, на самом деле, это очень жестокое произведение о репрессиях. Но в детстве я не понимала такого глубокого смысла и очень любила эту книгу. Помню, как впервые взяла её в руки, и с того момента я просто читала. А ещё я любила развлекаться, создавая свои истории. В моём детстве выходил журнал «Чародейки», его выпускали раз в месяц, и там были комиксы. Где-то за час я читала этот комикс, и оставшийся месяц нужно было ждать, когда выйдет следующая часть. Это было мучительно, и поэтому, чтобы как-то себя занять, я разрезала старый журнал на части – на реплики, на героев –, вырезала эти квадратики и составляла новую историю. Выходило что-то вроде сценария. Я читала самодельный комикс друзьям, составляла новый из обрывков старого комикса, и так весь месяц я терроризировала куски журнала до тех пор, пока новая часть не выходила.

    – А успех во дворе у друзей имели комиксы?

    – Да, была компания читателей, можно сказать, моя первая аудитория. А после этого я уже просто жила с тем, что хочу писать и рассказывать истории, но не было устойчивой ролевой модели писателя. Непонятно было, как становятся писателями, как и что нужно было делать. На вопрос «Куда ты будешь поступать?» нельзя было ответить, что на писателя, хотя оказалось, что на писателей тоже учат – в Литературном институте. Но я жила в Омске и не знала этого.

    – Как школа сказалась на твоём стремлении писать?

    – Я закончила физмат. У меня было 7 часов физики в старших классах и всего час литературы в неделю. Поэтому школьное образование закалило мне характер. У меня 12 троек в аттестате – пятёрки были только по английскому, русскому и литературе.

    – Теперь я точно понимаю, почему у тебя не сложилось с журналистикой. Кстати, почему ты всё-таки решила идти на журфак?

    – Потому что мне казалось, что там научат писать. Вообще, мне надо было уехать из Омска, а, чтобы уехать из Омска в 16 лет, надо обязательно куда-то поступить. Самым очевидным решением был журфак, потому что там якобы (как потом оказалось, это не так) пишут и учат создавать свои произведения.

    – Зачем ты решила бросить университет?

    – Чтобы идти дальше! Я не зациклена на том, что взятое нужно всегда доводить до конца. У меня нет идеи об отношениях на всю жизнь, нет идеи про обязательно полученный диплом. Иногда, к сожалению, у меня нет идей про окончательно завершенные проекты, которые я начала. Если что-то перестаёт приносить удовольствие и не отвечает больше целям, это можно бросить. Бывает так, что тебе в кайф чем-то заниматься, а, бывает, что тебе просто нужно выполнить цель. Я потеряла и кайф, и цель: корка журналистская мне не нужна, писать меня там не учили. Тем более, так сложились жизненные обстоятельства, что со второго курса пришлось самой себя обеспечивать, и было не до журналистики.

    – Как вообще родился твой блог?

    – Сложно. Я очень хотела блог, работала в SMM долгое время. Я работала с личными брендами, с блогерами и экспертами, понимала весь «внутряк», но мне было очень страшно. Казалось, как это, -- поставить перед собой камеру и разговаривать с ней?

    Больше всего я боялась осуждения. Снимала себе сториз в галерею телефона, писала посты в «заметки», скачала планировщик ленты и составляла там график для публикации материалов. Я, по сути, вела блог, но у себя в телефоне, а не в Инстаграме. И ждала моменты, когда меня как-то попустит, и я смогу начать – по-настоящему начать.

    Тормозили меня и мысли о том, что же скажут другие люди. Я работала в офисе тогда, в агентстве, и, когда я завела аккаунт, я создала его на «левый» номер телефона, чтобы в рекомендациях в инстаграме моим знакомым блог не высвечивался. Но он всё равно высветился. И это было очень стрессово, потому что я приходила в офис, и мне говорили: «О, ты блогером решила стать?». Сейчас я понимаю, что так они пытались меня поддержать – слегка токсичное подбадривание. А тогда я хотела провалиться сквозь землю.

    Начала я блог осенью, возвращаясь на родину, в Омск, из Петербурга. Я оказалась за 3000 километров от своей работы, от привычного окружения, и, видимо, я почувствовала себя более безопасно в плане осуждения – всё осталось далеко, я здесь, там другое. И я выложила в одно утро девять постов и понемногу начала «раскачиваться».

    – Основная тема блога – лайфстайл. Но твои основные инфопродукты – это гайд по сторителлингу и сопровождение блоггеров. Как ты пришла к той теоретической базе по сторителлингу, которая у тебя есть, откуда ты её брала?

    – Я всё долго нащупывала. Было только два продукта по Инстаграму, которые я смотрела – это вебинары Оли Кравцовой. Она озвучивает сериалы и рассказывает, что все блоги должны обладать собственной драматургией. Когда я начала вести свой блог, я посмотрела её вебинар про сториз, где говорилось, что автор блога – главный герой в собственных сториз, а в любом контенте должна быть своя драматургия. Я так зацепилась за эту мысль, что начала думать в эту сторону. Теперь принципиально не смотрю никаких продуктов по Инстаграму, потому что они меня сбивают, у меня свой подход. Если я что-то посмотрю, то буду заступать за себя, а я не хочу никуда заступать.

    Вообще, в инстаграме, в блогинге, вообще во всем главное правило – делать самому. Я знаю много людей, которые постоянно проходят курсы, смотрят вебинары, читают гайды. Это создаёт иллюзию деятельности: типа ты работаешь над блогом. На самом деле, ты ничего не делаешь, потому что, пока не начнёшь сам делать контент, не поймёшь практических механизмов. Все правила, гайды – это база, на которую можно опереться, но не принимать, как правило. Это ни в коем случае не замена собственному опыту. Я, например, на собственном опыте поняла, что людям интересен человек. Что бы я ни делала, что бы экспертного ни рассказывала, аудитории интересна я и то, что у меня происходит в жизни. Это как сериал – в хорошем смысле.

    – Чувствуешь ли ты себя актёром в своём блоге или ты – это ты?

    – Нет, сериал – это про форму, но ни в коем случае не про содержание. Я не хочу быть для себя актёром, я это я со всеми своими эмоциями. Есть что-то, что я не показываю в блоге, но всё, что показываю – настоящее. Драматургия – это про форму, про то, как показать свою реальность.

    – Сторителлинг в современном понятии это какая-то составляющая литературы или универсальный метод для создания текстовых материалом?

    – История – это единственный способ донесения информации. Всё, что я сейчас рассказываю, рассказано историей про историю. Я не говорю абстрактно о том, как я начала заниматься литературой, как развивала блог, рассказываю всё событийно. Даже историю про блог я рассказала по типичной структуре: хотела, преодолевала препятствия, достигла результата. Даже на этот вопрос ответила через сторителлинг. Он ведь везде – в рекламе, в кино, в сериалах, блогах, разговорах.

    Аня Пинки

    – Почему ведёшь именно лайфстайл-блог, а не узконаправленную страничку?

    – Из меня так идёт. Если вдруг из меня пойдёт какая-то экспертная обучающая информация, которую я захочу вкладывать в посты, то она обязательно появится. Мне просто так в кайф. Поэтому я не смотрю никакие продукты по блогингу – мне важно услышать себя. Если забить эту свою «блогинговую интуицию» всем подряд, то можно её потерять. Сторителлинг и литература – это часть моей жизни, а не я – часть сторителлинга и литературы. Да и не представляю, как в рамках инстаграма можно обучать таким вещам. Экспертный контент в блоге – это очень специфическая обрывочная информация, скорее, какое-то дополнение.

    А ещё для того, чтобы чему-то научиться, надо сначала понаблюдать. Поэтому мне кажется, что тот лайфстайл-контент, который я делаю, и есть обучающий – этого демонстрация того, как можно. Это очень важно показывать.

    – Как стоит относиться к советам в книгах или блогах на тему «60 фишек успешного писателя»? Насколько они полезны или вредны?

    – Я думаю, любые инструменты, если они для тебя работают, можно использовать. Пусть это будут списки, гайды или вебинары, да хоть журфак. Если ты понимаешь, что инструмент для тебя рабочий – классно, используй его! Вопрос лишь в том, не убивает ли это твою индивидуальность. С другой стороны, и индивидуальность на пустом месте не вырастает – нужно пройти через копирование, подражание. Это долгий путь – сначала ты копируешь кого-то одного, потом нахватываешь информацию из многих источников, и из этого складывается что-то более-менее уникальное. И я не могу сказать, что я сейчас на том этапе, когда всё-всё переработано в авторский контент. Я сейчас расту как расту, иногда поглядываю и на других, чтобы в чём-то вдохновиться.

    – Символы в твоей жизни – они спонтанные или продуманные элементы драматургии?

    – Это спонтанные элементы. Самым ярким таким элементом моего блога, наверное, является керамический гусь. Однажды я гуляла по гипермаркету «Лента» и увидела керамического гуся. Естественно, мне захотелось его купить. Стоил 450 рублей. Хочется очень гуся – а 450 рублей за него отдать жалко. И я ушла. Потом вернулась ещё раз – и всё-таки купила гуся. Шла я по улице с этим гусём, думала – надо снять видео. Пришла домой и поняла, что гусь появился как мой новый друг. В голову пришёл сериал «Друзья», и к снятому видео я подложила саундтрек из этого сериала. Весь этот процесс был не запланирован, я не шла в «Ленту» с целью создать такой контент. Теперь этот гусь – символ, потому что мы уже через многое с ним прошли.

    Если бы у меня не было моего блога, гусь бы всё-таки у меня появился. Символы из реальной жизни переходят в блог, они мной не планируются. Да и не должны, наверное...

    – А насколько выгодно в наше время выстраивать контент под аллюзии к масштабным современным медиапродуктам?

    – Во-первых, на аллюзиях к медиапроектам целый блог не построишь. Ты не сможешь полностью срежиссировать в своём блоге вторых «Друзей» -- нет, если сможешь, это круто, ты нереально талантлив, но какие-то отсылки в контенте – это всегда классно. То же видео, где я гуляю с гусём по Питеру, не сработало бы так под обычную музыку, а не под саундтрек друзей, потому что эта песня уже имеет стойкие ассоциации. Одна старая ассоциация накладывается на уже свежий образ, и получается прикольно. В целом, весь блог сложно сделать как какой-то медиапроект. Многие пытаются, пишут в шапке профиля «Моя жизнь как сериал», и я даже могу рассказать, почему: на курсах по блогингу и по сториз часто проводят такие параллели. Все на это ссылаются, и такой блог вести проще всего.

    – Что посоветуешь начинающим писателям?

    – Пробовать писать самим! Как я уже говорила, можно долго смотреть, копить знания, но не применять их. Пока самостоятельно не попробуешь – никогда не узнаешь, что сработает, а что нет.

    Аня Пинки в Instagram – https://www.instagram.com/pinky.sassafras/?igshid=1r6vvx2rjmv5y

  • Ида Галич: «Во мне живут сразу несколько женщин!»

    Ида Галич

    «Две тринадцатилетние девочки вручили мне письмо с заголовком «Все мужики – козлы!», – с этой истории Иды началось знакомство с бесконечно обаятельной «не суперзвездой» Instagram. Конечно, я ожидал услышать тысячу и одну шутку от человека, для которого юмор стал профессией еще до покорения вершины в два миллиона подписчиков. В погоне за рецептом оглушительного успеха мы поговорили с Идой Галич о славе, образе «хохотушки» и депрессии комика.

    Популярный блогер

    – Трудно поверить в то, что ты окончила факультет мировой экономики и торговли!

    – Я училась на экономиста, но экономист из меня вообще никакой, в университете я играла в КВН. «Спрос рождает предложение» – это мой максимум! (Смеется.)

    – В театральный, насколько я знаю, ты не поступила?

    – Я и не поступала. Мне было так страшно, до сих пор боюсь этих кастингов. Я была ребенком, который к 11 классу не определился, чего он хочет. Все говорили, что хотят стать бухгалтерами, адвокатами, врачами, а я хотела быть артисткой, придумывать рекламу и монтировать трейлеры. Родители сказали мне: «Ида, сначала получи серьезную профессию, а потом уже делай, что хочешь». Сначала поступала в Академию МВД, даже сдала вступительные экзамены. Но не прошла по здоровью: я очень чувствительна к плохим новостям. Решила, что это к лучшему, ведь из меня бы вышел плохой полицейский. И стала плохим экономистом! (Смеется.) Пока училась, второе высшее стало платным. На родительской шее не хотелось сидеть еще четыре года. Так актерский факультет остался мечтой.

    – Жалеешь, что не пошла учиться на актрису?

    – Нет, я самореализовываюсь в своих видео: играю, придумываю вирусную рекламу, монтирую. Еще непонятно, какой актрисой я бы стала, получив профессиональное образование. Сейчас я, скажем так, «дуреха-приколистка». Получи я актерское образование, не смогла бы создавать такие образы в своих роликах, подходила бы к этому слишком серьезно. А инстамир любит жизненность.

    – Как родители отнеслись к твоему увлечению?

    – Мама всегда поддерживала, говорила, что я стану «маленькой звездочкой». Хотя я не верила! (Смеется.) Папа был против, по его мнению, я должна была сидеть в офисе. Сейчас, когда он видит у меня в Instagram фотографии с известными людьми, видит, что я выезжаю отдыхать на море, он гордится мной! Даже своим друзьям показывает мое творчество. Папа очень боялся, что у меня опять не получится, переживал за меня.

    – Твоим альма-матер стал КВН.

    – Да, КВН, после попала в Comedy Battle, и только потом уже появился Instagram. Но они никак не связаны между собой.

    – Как ты пришла к участию в этих проектах? Актерское начало дало о себе знать?

    – Сильно хотела самореализоваться. На Первый канал мы попали спустя 6 лет игр. Я очень надеялась, что наши труды оправдаются, мы станем узнаваемыми личностями, будет много работы. Но наши игры выходили в эфир летом в ночное время, когда у экранов находится мало зрителей. Это провал года, наша команда распалась. Тогда мы с другом решили участвовать в Comedy Battle, где благополучно слетели на маты. В тот момент я сказала себе: «Ида, тебе уже 26 лет, а у тебя ничего нет. Давай-ка уже аккумулируйся!». Я поставила себе цель: к моменту выхода в эфир Comedy Battle с моим участием, у меня уже должно быть свое дело. Так и получилось. Когда программа вышла, у меня был 1 млн подписчиков. Это помогло мне не уйти в депрессию.

    – Неужели КВН не дал никаких очков?

    – Нет, никакой узнаваемости, только опыт и развитое чувство юмора. Да, я пошла в КВН не ради узнаваемости, ради самореализации. Мне хотелось найти то, что обеспечит меня и мою семью. Не получилось... квнщики - очень талантливые люди, но эта игра, к сожалению, не приносит доход. Вкладываешься – в результате ничего.

    – Расскажи, как пишутся шутки для КВН? Многие представляют это так: пустая комната, ты за столом думаешь в тишине...

    – Пишутся тяжко!.. (Смеется.) Это комната, забитая людьми, которые вместе пытаются разродиться шуткой. Это многочасовая работа, которую можно сравнить с ковкой железа. Чем дольше процесс, тем лучше результат. Со временем после таких тренировок шутить входит в привычку.

    Популярный блогер

    – Работа перед тысячным залом – кайф или стресс?

    – Сильнейший стресс. Кайф в КВН заканчивается, когда ты попадаешь в Высшую Лигу. Дальше - профессиональный КВН, начинается настоящая работа.

    – Между TV и Instagram ты выберешь…

    – И то, и другое. Конечно, на TV, как и в интернете, есть свои плюсы и минусы. Но интернет хорош отсутствием цензуры. В своих видео я имею возможность заниматься саморедактурой.

    – Что больше удовольствия доставляет: живое общение с залом со сцены или через объектив камеры?

    – То, что получается хорошо. Например, когда выкладываешь видео и оно разрывает интернет, или говоришь шутку, и она разрывает зал. Это одинаково здорово!

    – Ты - трудоголик?

    – Еще какой! Я могу не спать, если мне нравится то, что я делаю, забывать обо всем и ставить работу на первое место. Сейчас я так и живу.

    – Это попытка отвлечься от проблем?

    – Конечно, я вся в работе сейчас. Слава богу, она у меня есть.

    – Ты однажды сказала: «Я человек спокойный, домашний, люблю гулять с друзьями или проводить время с семьей». Вчера ты была на знаменитой улице баров– Думской. Выходит, ты изменилась?

    – (Смеется.) Нет, я также обожаю проводить время с друзьями и с семьей. Просто я иногда хочу какого-нибудь «трэша», мне периодически нужны всплески эмоций. Тем более недавно я тяжело рассталась с парнем. Накопилось много негативных эмоций, которые я не могу выплеснуть в интернет. Мне звонят с разных изданий, с телевидения. Я всегда отказываюсь об этом говорить, потому что хочу, чтобы эта отвратительная история скорее замялась. Единственный способ хоть немного освободиться от негатива – встретиться с подругами! Я думаю, человек должен позволять себе выпустить пар. У нас это получилось вчера. Правда, два заведения получили от нас... Уважаемый бар Duma, если хотите вернуть свою книгу жалоб, извинитесь, пожалуйста!

    – Как на тебя реагировали посетители?

    – Где-то узнавали, где-то нет. Я нормально к этому отношусь, я же не суперзвезда.

    – Как не суперзвезда? Мы прошли 100 метров, а с тобой уже двое сфотографировались.

    – Да, я не Вася Пупкин из Твери, но и не Вера Брежнева. Обычная девочка, ставшая популярной. Я не чувствую себя звездой, мне вообще это слово не нравится. Просто с теми людьми, которым нравится мое творчество, у нас есть свой маленький мир с населением в два миллиона подписчиков!

    – Тебе нравится, когда тебя узнают на улице?

    – Бывает по-разному. Мне привозят подарки в отель, где я останавливаюсь, это очень мило. Такие эмоции розовым цветом раскрашивают мою ауру. А иногда подходят люди, которые говорят: «А, это ты что ль, ну, давай, звезда». В такие моменты мне не хочется с ними фотографироваться, хочется уйти подальше.

    – В какой момент ты поняла, что известна?

    – Когда ко мне подошла довольно взрослая женщина со словами: «Нам так нравятся ваши видео, мы всей семьей смотрим!» Когда агент Олега Газманова предложила сотрудничество. Когда Анфиса Чехова подошла ко мне за кулисами во время музыкальной премии и сказала: «А я на тебя подписана!» Это было круто!

    Российский блогер

    – Ты долгое время существовала в образе глуповатой, легкомысленной девушки.

    – Да, в таком образе я играла в КВН несколько лет.

    – Не приклеился?

    – Приклеился. Но это не образ! «Тупизм» надуман, конечно, а легкость и спонтанность этой дурехи мне присуща. Но я же адекватная! (Смеется.) Дурю, конечно, сильно, но вместе с тем поднимаю социальные проблемы, пишу серьезные посты под фотографиями, выкладываю стихи, рассказы собственного сочинения.

    – А тогда, в доинстаграмные времена, люди воспринимали твой образ отдельно от тебя?

    – Нет, когда долго живешь в образе, начинаешь с ним срастаться. Но так даже проще, это крутая маска. Она мне помогла справиться с некоторыми происшествиями в жизни. Кстати, этот образ скоро появится в моих видео!

    – Согласишься с тем, что гораздо легче играть героя, кардинально отличающегося от тебя самого?

    – Для меня это не так. Люди очень тонко чувствуют фальшь, их не обманешь. Как только в видео пропадает органика, число подписчиков стремится к нулю. То же самое в КВН: 20-летние парни не должны шутить про Госдуму, пенсию и так далее. Это неорганично. Я не буду брать кардинально отличный от меня образ, следую своему амплуа. Но во мне живут сразу несколько женщин! И дурочка, и хохотушка, и истеричка.

    – Ты сейчас работаешь на большой сцене?

    – Это секрет! Я сейчас работаю над тем, чтобы работать на телевидении. Я мечтаю об этом!

  • Илья Бунин: «Бояться конкуренции – это глупо, да и вообще в себе сомневаться нельзя»

    Илья Бунин

    Корреспонденты Портала Субкультура встретились с Ильёй Буниным – популярным видеооблогером и кинообзорщиком из Санкт-Петербурга (канал «Кинокритика»), чтобы узнать о секретах его успехов и планах на будущее. Интервью проходило в рамках дружелюбной посиделки Ильи со своими подписчиками в анти-кафе «12 комнат», в самом сердце города.

    – Илья, как давно ты интересуешься фильмами?

    – Я киноман года с 2005-го. Помню, как купил портативный DVD-плеер, и мы собирались вдесятером в комнате (В курсантские годы в общежитии. – Прим. ред.), смотрели фильмы.

    На втором курсе я хотел создать глобальный сайт о кино, такой, чтобы людям было легче выбирать фильм; на лекциях рисовал план. Потом показал задумки другу с курса, а он говорит: «Слышь, уже появился «Кинопоиск». Я говорю: «Да иди ты!». Я-то уже идеей глубоко загорелся, но да, оказалось, уже около года существовал «Кинопоиск». Он тогда ещё не был настолько популярным.

    – То есть ты уже тогда планировал связать свою жизнь с кино. А учился, наверное, в Санкт-Петербургском государственном институте кино и телевидения?

    – Я – выпускник Военно-медицинской академии Санкт-Петербурга, военно-морского факультета, лейтенант медицинской службы запаса, флотский офицер.

    Собирался стать хирургом, провёл множество рядовых операций, таких, как аппендэктомия, грыжесечение, вскрывал флегмоны, абсцессы, удалял ногти. Много мяса, натаскивался, в общем. Но к концу шестого курса, в последний момент, я решил пойти в инфекционисты, думал, что этой специальностью смогу попасть по службе на Сейшелы (Острова посреди Индийского океана. – Прим. ред.), в тёплые места, но, домечтался до Калининградской области, командира медицинского взвода в сухопутных войсках. Семь лет я учился с определённой целью – спасать людей, а тот абсурд, который там происходил, в гробу я видел. Половина из тех людей, которые туда попадали врачами, думали схожим образом. Это не моё. Просто странно получать одно образование, а потом половину рабочего времени заниматься не профильными вещами.

    – Как пришла идея о создании собственного канала, что тебя вдохновило?

    – Я учился на врача, чтобы помогать людям. Но мировоззрение растёт, появляются его новые грани. Ставишь новые цели – и уже пытаешься искать себя в чём-то ещё и ещё. Так, как-то раз я нёс службу фельдшером по Санкт-Петербургской Военной комендатуре, будучи офицером, я оказывал медицинскую помощь заключённым, арестованным, по большей части, по «натянутым» причинам. И, стоя в наряде, думал: «Блин, я врач с образованием, а выполняю периодически совершенно посредственную, мало интеллектуальную работу: мытьё полов, прибивание досок». Да, это армия. В армии ты делаешь всё, не только то, на что учился. Будучи врачом, я иногда даже косил траву. Это нормально. Но так не реализовать ни замысла, ни себя.

    В какой-то момент отношение к системе изменилось. Набрался опыта, поумнел, да и в кино увидел для себя творческую перспективу. Я долго могу рассказывать, как так я изменил жизнь, у вас статья получится огромная, многочасовая. В общем, кино – это интересно. Представляете, кино – это выдержка работы огромного количества людей. Это их видение, связка их мыслей и душ. И вот, в наряде я «листал» youtube и понял, что, по сути, киношных блогеров вообще единицы и они совершенно не отражали моих мыслей. Именно тогда я задумал блог.

    Я стал откладывать на камеру, параллельно изучал само дело: обзоры, обзорщиков, их техническое снабжение. Снимать начал в 2013-ом, в процессе увольнения из военной медицины. Сейчас первые из этих роликов я ото всех скрыл, потому что их невозможно смотреть... трезвому. Как эффект старой фотографии: пофотографировал пьянку с друзьями, а через пять лет смотришь на снимки и говоришь: «Не! Это не я!». Ну, знаете, это обычное состояние, когда опыт со временем нарастает. Я б ещё штук пятьдесят старого закрыл. Когда уволился из военной медицины, вернулся на врачебную специальность – инфекционистом в детскую поликлинику, – где за год принимал около 4000 человек. Параллельно вёл блог и работал с утра до ночи без выходных.

    – Не боялся ли ты конкуренции с уже известными блогерами (такими, как BadComedian), почему? В чём твоё отличие от них?

    – Не нужно боятся ни конкуренции (она везде), ни чего-либо ещё. Если ты сильная личность, если ты целеустремлённый человек, бояться конкуренции – это глупо, да и вообще в себе сомневаться нельзя. Сейчас блог завести самое время: хороших блогеров единицы.

    Я долго думал над форматом, но, выбирая его, знал, что не буду шутником. Юмор прописать в сценарии потрясающе сложно. У меня были другие цели. Я хотел делать информативные видео. Чтобы человек, посмотрев обзор, понимал, нужно ему смотреть фильм или нет. Я структурирую свои рецензии и очень последовательно доношу мысли, делаю так, чтобы не было «каши». Обычно начинаю так: определяю жанр фильм, говорю, что до этого ставил режиссёр, затем немного приоткрываю сюжет, рассказываю о положительных сторонах и недостатках картины, и подытоживаю своим мнением в целом.

    – Как выглядит твоя стандартная работа над кинообзором?

    – Пишу тексты после просмотра фильма, тезисно, представляя полный шаблон. После написания иногда даю девушке прочитать, чтобы она оценила свежим взглядом.

    Ставлю речь, жестикуляцию, звук и освещение. Снимаю. Это направление развивает столько же, сколько отнимает времени. К примеру, пять минут звука в ролике – несколько часов работы: оттачивание, дубли, коррекция. Читаешь текст пять-десять раз кряду – и уже себя не слышишь, заикаешься. Записываю закадровый голос, готовые материалы отправляю на «облако» монтажёрам, объясняя им свои предпочтения в поставленной задаче.

    Затем делаю превью, что-то фотошоплю. Рендерю – и выкидываю в сеть. Почти всё знание об этом деле я получил из интернета. На ролик выходит по-разному, от одного до трёх дней работы.

    Илья Бунин (Кинокритика)

    – С какими трудностями может столкнуться видеоблогер твоего профиля?

    – Иногда представители кинокомпаний лично пишут о нарушениях прав на демонстрацию трейлеров и кадров в моих роликах, приходится постоянно ругаться. Есть же закон гражданского кодекса об авторском праве, стандартная статья, где всё расписано, так что всё, что я делаю, – законно. Но youtube`у пофиг – собачишься с представителями своими силами, грозишься друг другу апелляциями, судами, волокита начинается. С этим устаёшь. Первый страйк (Жалоба на канал. – Прим. ред.) – теряешь некоторые функции на канале, на полгода. Второй страйк – перестаёшь зарабатывать каналом. С посредниками, которые обычно занимаются юридической стороной вопросов выкладываемого контента, такими, как «Абрикос Медиа», «Air», «Wsp» и пр., я не имею дел. По-моему, они бесполезны: навариваются на пользователях. Отдаёшь им до 15-20 % от заработка, в принципе, ни за что. Это многомиллионный, огромный бизнес, поэтому самому следует знать законы, понимать их и знать, что ты можешь делать, а что – нет. У меня прямой контракт с youtube`ом без посредников.

    Ещё есть спорный вопрос: ругаться матом или нет. Интернет – свободное пространство и многие пытаются подражать телевидению, но чем ты естественнее, тем больше тебя смотрят. Ну, разумеется, если ты ещё и мозг включаешь, доносишь что-то интересное, не ограничивая себя жестким форматом, как, например, у того же телевидения, от которого меня просто тошнит, особенно от их наигранной телевизионной подачи, то у вас всё получится.

    – В октябре прошлого года ты праздновал 50 тысяч подписчиков, а сегодня их уже более 120 тысяч. Это стремительный успех!

    – 120 000 подписчиков – это начало, небольшой этап в достижении глобальных целей. Я хочу стать одним из киношных топ-блогеров в течение двух лет.

    – Я ездил в отпуск на родину (вырос в Ессентуках). Там много маленьких курортных городков рядом. И вот, зашёл в кинотеатр в Пятигорске, а там два здоровых парня с бородами на входе приветствуют и говорят мне, что смотрят меня. Было очень приятно, что узнают даже в таких маленьких городках. Я не тщеславный, у меня стоят немного другие цели, но меня мотивирует то, что кто-то одобряет мою деятельность, и поэтому хочется делать ещё больше, ещё интереснее. Качественный, интересный контент действительно тяжело делать, поэтому, когда люди благодарят, это очень стимулирует. Ведь проще поставить камеру и нести ахинею, через мат, – и я точно знаю, что это выстрелит лучше, такое, к сожалению, многим проще понимать. Большинству именно такой контент и нужен. Многие не интересуются ничем новым, не хотят думать собственной головой и как стадо смотрят или читают тех, кто более популярен.

    – Можешь ли ты вспомнить первый фильм, который тебя поразил?

    – На самом деле, есть много фильмов, которые меня поразили. Но в голову сразу приходит «Космическая одиссея» Кубрика. Я посмотрел ее, когда только начал вести свой блог. Был просто в шоке. Совершенно не заметил, как прошло время, хотя начал смотреть его в полночь. Глубокий, вечный посыл у картины конечно. Я люблю смотреть именно такие фильмы, которые переполняют тебя эмоциями после завершения просмотра. Это как раз те фильмы, которые хочется обсуждать. Поэтому «Одиссея» Кубрика первая пришла в голову. Ещё люблю «Пекло», очень люблю «Шоу Трумана», в общем список очень большой…

    – Что для тебя кинообзоры сейчас: хобби в свободное время или образ жизни?

    – Я живу без личного времени: с утра до ночи занят. Исключение – эта встреча, да и на днях был у друга на свадьбе. Времени ноль. Сейчас ещё хочу взять новую планку – ролик в день. Это как в космос слетать, ведь почти всё подготавливается только мной. Ведение блога здесь – самореализация, творчество, которое тебя развивает.

    Вскоре я вовсе оставлю врачебную практику (сейчас работаю на полставки), ведь то, чем ты занимаешься, должно нравиться на сто процентов. А я не вижу в медицине для себя перспектив. Я провожу соцопрос людей людей, которые приходят ко мне на приёмы в больнице, каждого спрашиваю: «Вы мечтаете о чём-нибудь?» А у людей по большей части нет интересов, нет мечты, увлечений, будто все плывут по течению. Будто ничего не делать – такой менталитет, в крови. Они приходят со своими проблемами, не пытаясь исправить это самим, палец о палец не ударят. То есть у многих болезни связаны с банальными переутомлениями, стрессами, недосыпами, с проблемами, которые зависят от них самих. И вот, ты – врач, даёшь рекомендации людям, а большинство не выполняют их, а расспрашивают у бабушки о компрессах, чтобы приклеить их себе на голову. Они не хотят следить за своим здоровьем – им это не надо. А мне тогда это зачем? Ни капли не жаль бросить медицину. Это принесло опыт, знание структуры, я знаю медицину от и до, везде поработал: в клиниках, госпиталях, больницах; военную медицину видел все, флот, сухопутные войска. Я прекрасно понимаю работу всего механизма и государства. Медицина, к сожалению, у нас умирает и становится платной.

    Илья Бунин (Кинокритика)

    – Какие у тебя планы на будущее?

    – Одна из последних идей – ввести интерактив. Чаще всего я хожу в кино по четвергам, и, если найдутся желающие составить мне компанию, я буду только рад. После просмотра задам людям несколько вопросов на тему «понравился фильм или нет». Возьму у желающих небольшое интервью и в конце ролика буду делать нарезку ответов, то есть собираюсь в конце видео вставлять мнения всех желающих людей. Общение со зрителями – вот такой план. Около полутора лет я вынашивал эту идею, боялся, что кто-нибудь реализует её до меня.

    Есть ещё одна из целей – конечная... О ней я пока говорить не буду, вы сами всё со временем увидите, когда всё удастся воплотить.

    А вот с life-каналом, даже не знаю, что делать, скорее всего, не будет. Понимаю, что, может быть, кому-то интересны мои мысли, но я сам в погоне за временем и не хочу ни у кого его отнимать. Подумаю еще. И ещё в планах открыть канал с обзорами русских фильмов, тоже вот-вот запущу.

    – К слову о русских фильмах. Какое у тебя отношение к отечественному кинематографу?

    – У нас в стране картинку уже делают отлично (в сравнении с несколькими годами ранее), но осталась сценарная импотенция. Хороший сценарист востребован: особенно сочетание его аналитики и «писаки». Но у нас еще не могут сделать один целостный сюжет, всегда объединяют пять разных линий сюжета в одну солянку.

    Режиссёры вдохновляются работами других, предыдущих режиссёров. Так вообще мир устроен: люди смотрят что-то чужое или сделанное до них и дополняют чем-то своим. Но иногда это копирка. Для них проще, скажем, фильм «Воин» один в один передрать с западного аналога.

    Илья Бунин (Кинокритика)

    – Что можешь пожелать наши читателям?

    Поставить себе большие цели и мечтать, как можно больше. Если у тебя нет такой цели, зачем тогда живёшь, спрашивается? Я вижу смысл жизни в целях, их достижении и в умении в промежутке между этими целями получать удовольствие от маленьких вещей, от прогулки или какой-то встречи с другом.

    Фото Данила Никонова

    Беседовал Игорь Драгунцов, редактор – Гневашева Анастасия

  • Юлия Пушман: «Бывает, хочется опустить руки. Но не советую!»

    Юлия Пушман: «Бывает, хочется опустить руки. Но не советую!»

    Сегодня блогер – ещё не профессия, но уже призвание: это миллионы подписчиков на YouTube и в Instagram, тысячи ежедневных комментариев, рекламные контракты и коллаборации, проекты и путешествия, отдых и работа. В общем, – жизнь в реальном времени на огромную аудиторию.

    О любопытстве как о двигателе прогресса, обратной стороне популярности и о том, почему порой путь важнее цели, поговорили с блогером Юлией Пушман.

    – Твоё первое видео на YouTube вышло шесть лет назад. Расскажи, как ты начинала вести блог?

    – Когда я начала снимать видео, у меня не было цели стать популярной или найти новых друзей, а зарабатывать деньги в интернете тогда казалось чем-то невозможным. Делала я это «по приколу»: я увлекалась фотографией, мы с подругой фотографировали друг друга, любили придумывать образы для фото, я интересовалась фотошопом. Потом у меня появилась хорошая камера и компьютер, на котором была программа «IMovie». Из любопытства я решила разобраться в ней, сама училась монтировать. Мы начали снимать что-то вроде клипов (как мы бегаем по лужам, едим мороженое), я монтировала их под музыку. На YouTube тогда уже были блогеры, я знала Катю Клэп, Макса +100500, Рому Жёлудя. Мне было интересно их смотреть, но свои видео я не могла тогда назвать полноценным блогом. Скорее я снимала их для себя и друзей, хотелось сохранить весёлые и интересные моменты, оставить видео на память. Только через какое-то время я поняла, что это увлечение переходит во что-то большее.

    – Зрители за столько лет видели твои изменения, твои успехи в карьере и личной жизни. Как ты думаешь, твоя аудитория растёт вместе с тобой или она меняется?

    – Есть зрители, которые со мной с самого начала пути (где-то с 10 тысяч подписчиков на канале). Сейчас, я думаю, около половины зрителей смотрят мой канал регулярно и давно, некоторые ребята пишут в комментариях, что взрослели вместе со мной, подписаны на мой канал с первых видео. Приходит и новая аудитория, а кто-то в силу возраста и нехватки времени перестаёт смотреть канал. Возможно, некоторые зрители уходят, потому что меняются интересы, это нормально.

    – А твое собственное окружение сильно поменялось с годами?

    – Я бы не сказала, что моё окружение сильно поменялось. У меня довольно узкий круг близких людей. Это не потому что я не доверяю людям, а потому что думаю, что друзей много не бывает. У меня очень много знакомых, с которыми я всегда рада встретиться, но по-настоящему близких людей, которым я могу доверить свои мысли и чувства, – немного. Я себя комфортно чувствую с теми друзьями, с которыми я прошла через разные трудные ситуации, наша дружба проверена временем.


    – Назови своё самое большое достижение в блогинге.

    – Конечно, в сфере блогов и видеоконтента важны просмотры, количество лайков и подписчиков. Когда моя аудитория росла, я удивлялась числу людей, которым интересны мои видео, но на цифрах никогда не зацикливалась. Мне всегда было важнее отношение зрителей, их отклики, чем их количество. В масштабах «Ютуба» у меня не огромная аудитория (около двух миллионов), но я очень горжусь тем, что мои зрители добрые и понимающие, хейта у меня на канале почти нет.
    Горжусь многими классными проектами, путешествиям, в которые я попала благодаря своему блогу. Но самая большая гордость – это аудитория, которая меня любит.

    – Помнишь момент, когда стало трудно справляться с популярностью?

    – Бывало, что поклонники ждали меня у подъезда или машины, приклеивали записки. Несколько раз было такое, что люди приходили к моему дому, звонили в домофон, просили сфотографироваться. На такие просьбы я всегда отказывала, чтобы обозначить свои границы. Когда в видео ты и так выставляешь многое из своей жизни напоказ, хочется, чтобы что-то оставалось за закрытыми дверьми, и никто не стучался бы в них. Это, конечно, обратная сторона популярности. Но в целом, мне очень приятно, когда в общественном месте ко мне подходят ребята и просят сфотографироваться. Особенно радует, когда подходят мои ровесники или люди постарше. Я понимаю, что это не дети, а уже взрослые люди, которые находят время смотреть мои видео. Такой отклик очень важен.

    – Были ли у тебя трудные переломные ситуации, когда пропадал интерес снимать видео, не хватало времени и сил на новые идеи? Как ты их преодолевала?

    – Конечно, у меня были такие ситуации, когда пропадало вдохновение. За историю моего канала было пару моментов, когда я снимала видео без особого рвения, без души. Зрители чувствуют, когда ты недостаточно откровенен с ними, когда ты закрываешься. Падали охваты, люди отписывались, это было очень непросто. Но к тому времени я посвящала своему каналу огромную часть жизни и не могла просто отказаться от неё из-за трудностей или недостатка вдохновения. Сложностей всегда много, главное, не опускать руки.

    – Как пережить провал и заставить себя идти дальше?

    – Каждый человек преодолевает препятствия по-разному. Мне кажется, многое зависит от твоих целей и установок. Бывают ситуации, когда ты прикладываешь все усилия, чтобы добиться чего-то, делаешь всё возможное, но так и не можешь этого достичь. Тут встаёшь перед выбором: опустить руки или идти дальше. Я никому не советую опускать руки, потому что тот путь, который мы проходим, он уже невероятно важен и ценен. К тому же, момент, когда тебе хочется сдаться, может оказаться последней преградой перед достижением мечты.

    – Посоветуй, с чего начать сегодня новичку в блогинге?

    – Я считаю, что нужно делать то, что у тебя получается лучше всего, но не бояться пробовать новое. Конечно, надо понимать тренды и анализировать интересы аудитории, но блогеру (да и любому человеку) важно делать то, что ему самому интересно и весело. Тогда это будут смотреть зрители.

    – Какой совет ты дашь молодым ребятам, которые ищут себя и, возможно, находятся в тупике?

    – Не останавливайтесь в поисках! Я знаю, что это очень тяжело. Трудно понять, чем ты хочешь заниматься, как ты можешь зарабатывать, как лучше реализовать свои способности. Но нужно пробовать, только так можно понять, что действительно нравится, какое дело вам по душе. Лучшая работа – это оплачиваемое хобби.

16+