Топ-100

Напишите нам

Есть интересная новость?

Хотите, чтобы мы о вас написали?

Хотите стать нашим автором?

Пишите на: main@sub-cult.ru

интервью

  • «Мечта — выступить с Софией Ротару»: интервью с группой из Саратова.

    СПРУЦ

    «СПРУЦ» — это молодая группа из Саратова, которая начала делать музыку в 13-14 лет в знак протеста всему. Совсем недавно они выпустили альбом «Восемь песен» об отчаянных временах без надежды и осени без золотой листвы. Редакция «Субкультуры» связалась с группой и поговорила с ними и позиционировании и планах на будущее.

    - Когда началось ваше музыкальное становление?

    Володя: Когда в 2000 г в мои руки попала кассета Короля и Шута с концертным альбомом «Ели мясо мужики». Чуть позже в том же 00 от Валеры Рыбакольникова мне досталась переписанная кассета гражданской обороны с песнями разных лет. И я установился основательно.

    - Как появилось название группы?

    Саня: Спонтанно. У меня лично, когда купался на колхозном пруду в г. Петровск.

    - Сначала вы делали музыку в стиле панк. Кто вас вдохновлял?

    Володя: Мы шумели как могли! Оказалось это панк. Идейным вдохновителем для нас всегда являлась София Ротару и подобные ей заслуженные артисты СССР.

    - Сейчас вы делаете музыку в ином стиле, что это за стиль?

    Саня: Не хочу вешать ярлык на то что мы делаем. Искренне надеюсь что это что-то новое.

    - Как создаётся ваша музыка?

    Володя: Обычно я или Валера приносим голый скелет из шкафа, после ребята украшают его мясами разными.

    - У вас недавно вышел альбом «Восемь песен», какая у него концепция?

    Маша: Мы собрали в этот альбом те песни, которые должны были быть услышаны именно в это время. Какие-то песни приобрели в 2020 году новые смыслы. Там есть и личное, и публичное: про публичное и так всем всё понятно, а личное слушатели пусть понимают сами как хотят.

    - Вы говорите о том, что он о «запрещённой весне», что это значит?

    Маша: Ну не только об этом, конечно. Это же строчка из песни "оркестр". Весна вообще дело вольнодумное и опасное, а в 2020 году её буквально не было или она была где-то без нас.

    - Осьминог на красно-чёрном фоне на вашей обложке. Что он означает?

    Саня: Осьминога. Восемь песен - восемь щупалец. Прощупываем.

    - Можно ли считать ваш альбом протестом против чего-то?

    Володя: нет конечно!

    Маша: Можно, если хочется.

    - Кто в вашей группе отвечает за написание музыки и за тексты?

    Володя: Про музыку уже отвечали, тексты в основном мои, так же используем Санины стихи.

    - С кем вы мечтаете выступить на одной сцене?

    Володя: Валера просил передать, что его мечта - выступить с Софией Ротару

    - Какие у вас планы на ближайшее музыкальное будущее?

    Саня: Войти в историю.



    Состав группы:

    Вокал: Владимир Учеваткин

    Гитара: Валерий Рыбакольников

    Гитара: Александр Веденеев

    Бас: Антон Дворак

    Барабаны: Мария Куликова



    ????www.youtube.com/СПРУЦ

    ????www.instagram.com/the_spruc/

    ????band.link/1Lhij

  • Drummatix: «Моя публика — самый мощный пауэрбанк на свете»

    Актриса, участница рэп-баттлов и фолк-исполнительница — как только ни называли Drummatix в разные периоды её творчества. Сегодня она завоевала огромную аудиторию не только среди любителей рэпа или фолка. Её треки завораживают сочетанием насыщенного смыслом текста, упругих битов и тонкой электроники. О новом альбоме «Рубикон», опасностях подражания и о том, как на «поле брани хип-хопа» биться со всеми наравне, поговорили с Катей Drummatix.

    — Расскажи, пожалуйста, немного о себе. Где росла, где училась музыке?

    — Я родилась в Кемеровской области, город Мыски. Через пару лет мы переехали в Омск. С 5 лет училась в Лузинской музыкальной школе (Омская область), но вообще по образованию я актёр театра и кино.

    — Ты говорила, что вокал пришёл к тебе «через боль». Расскажи, как ты начала петь?

    — В 2015 году в омском «Пятом театре» я играла в спектакле «Когда падают горы». Режиссёр дал задачу: написать музыку к спектаклю. Нужны были этнические инструменты, народные, шаманские напевы, фолк в чистом виде. Но я особо не пела до этого, тем более — в этническом стиле. Весь спектакль мы с музыкантами не уходили со сцены, играли, сидя на полу, а дело было ближе к зиме. Очень холодно. И так каждый день на протяжении нескольких месяцев. Здоровье не выдержало. Случился пневмоторакс — внезапно схлопнулось одно легкое. Попала в больницу, все репетиции отменились, так как замены у меня не было. Через пару месяцев реабилитации мы продолжили работу, мне сказали: «Пой!», и тогда из меня буквально полился звук. Эта травма стала отправной точкой моего музыкального творчества. Уже позже случилась встреча с группой «ГРОТ», они попросили меня подпеть им в песне, и понеслось... Тот вечер стал знаковым моментом в нашем сотрудничестве.

    — Как родился псевдоним? Почему именно Drummatix?

    — Это неологизм. Он отражает две стороны моей профессии: театр и музыку. «Drum» (ударные, барабаны, которые я бесконечно люблю) и «dramatic actress» (драматическая актриса).

    — От фолка к хип-хопу: расскажи, что это за путь? Как соединить два таких, на первый взгляд, разных музыкальных течения?

    — На самом деле жанры эти не настолько разные, как может показаться на первый взгляд. Да, стилистически отличий немало, однако везде присутствуют напор, сила, обнажённость нервов. В хип-хопе удобно развернуто раскрыть мысль, в фолке очень проникновенно выражаются чувства. Мне кажется, это очень интересный симбиоз.

    — Как в хип-хоп среде относятся к девушке? Чувствовала ли ты когда-нибудь пренебрежительное, снисходительное отношение к себе?

    — Чувствовала, конечно, временами это прощупывается и сейчас, но уже в значительно меньшей степени. Бороться с этим можно только одним способом — делать на таком максимальном уровне, чтобы ни у кого не возникало вопросов, сомнений или каких-либо гендерных предрассудков. Безусловно, хип-хоп в основе своей преимущественно патриархальный жанр, так уж сложилось исторически. Именно поэтому женщинам на этом «поле брани» необходимо биться наравне со всеми, потому что уступчивости и поблажек здесь не бывает. И это совершенно нормально.

    — Что бы ты сказала юным девочкам, которые мечтают читать рэп, но боятся осуждения?

    — Если сильна вера, есть целеустремленность и постоянное саморазвитие — никакие осуждения, сколь неизбежны бы они ни были, страшны не будут.

    — Твой новый альбом называется «Рубикон». Можно ли его назвать переломным, ключевым для тебя?

    — Каждый новый альбом для меня — это новая ступень, своеобразный новый кирпич, закладываемый в стену. И «Рубикон» не исключение. Процесс работы легко сравним с прошлыми, с той лишь разницей, что в этот раз было больше времени, что, безусловно стало хорошим бонусом, в итоге альбом звучит наиболее цельно. Само название отсылает к одноименному треку на альбоме, смысл там заложен вполне определенный, но в более широком понимании — это некая точка невозврата, после которой уже точно не будет пути назад. То же касается и моего творческого пути — третий альбом, после которого последуют следующие, разворачиваться обратно уже бессмысленно. Только вперед!

    — Если придумать короткое описание для твоего альбома (вроде аннотации в Apple Music), каким бы оно было?

    — «Вывернутая наизнанку».

    — Расскажи немного про обложку альбома. Для тебя важно визуальное сопровождение музыки: обложки, клипы? Почему?

    — Обложку альбома создал наш художник Михаил Попов (творческий псевдоним – kostivgosti). Мы хотели показать нарастающую экспрессию альбома, а для этого лучше всего подходят живые материалы: тушь и акрил. Так получилась обложка, которая символизирует неразрывную связь светлого и тёмного. Для меня важно визуальное сопровождение музыки, потому что я синестет по природе. Аудиальное и визуальное восприятие для меня неразрывно связаны.

    — В твоих песнях очень интересные тексты. Что рождается первым: слова или музыка? Как тебе кажется, текст важнее музыки?

    — Всегда по-разному. Бывает так, что сперва рождается так называемая «рыба», напевка без слов, своеобразный скелет, на который «надеваются» слова. Но, как правило, изначально появляется музыка, а уже в её основу закладывается лирика. Что касается приоритета музыки над словом или наоборот — это два неотделимых элемента одного механизма, где одно без другого не будет правильно работать. Поэтому и текст, и музыка одинаково важны.

    — «Дабы за гендер нелепый гон сбить» – расскажи, пожалуйста, как ты относишься к феминизму?

    — Эта строчка к феминизму имеет очень косвенное отношение, тут ближе будет мой ответ на вопрос об отношении к девушкам в хип-хопе. Что касается феминизма как такового — любое движение и его цели разнятся в зависимости от толкования, географического положения и, собственно, того, кто и как это проповедует. Любая идея в здоровой форме заслуживает право на жизнь. Радикальные же крайности мне не близки.

    — Назови, трёх своих музыкальных кумиров из любого времени. Это могут быть певцы, инструменталисты, группы.

    — Я всегда обращала внимание на действительно талантливых, по моему мнению, артистов, следила за их творчеством, и оно меня вдохновляло. Например, тот же Ханс Циммер, потрясающий композитор, которого я безумно люблю и уважаю. И его музыка очень вдохновляет. Его лекции – кладезь знаний и мудрости. Или из актеров, например, я с детства обожала Джима Керри. Я выросла на его фильмах и шоу. В своё время он был для меня учителем, если можно так выразиться. А сейчас равняться на кого-то не считаю нужным. Зачем еще один клон, когда ты можешь быть таким, какой есть, и делать свое дело хорошо. Нужно делать то, что тебе нравится, и, если тебя вдохновляют творческие работы других артистов, пожалуйста, бери это как пример, но не подражай. Думаю, «кумир» — не подходящее слово. Есть люди, за которыми я слежу, творчество которых я искренне люблю и уважаю. Из хип-хопа: Eminem, Shahmen, Token. Из рока: SOAD, Korn, Limp Bizkit. Из электроники: LEViT∆TE, Kuuro, Ivy Lab. Из этники: Wardruna, Danheim, Theodor Bastard.

    — Как ты представляешь себе своего слушателя? Какой он – поклонник Drummatix?

    — Тут достаточно взглянуть на слушателей, которых я вижу на концертах. Люди с горящими глазами, переполненные энергией, которой и я с ними делюсь, и они отдают в ответ. Люди, кому важна суть и чувства, которые ищут в музыке отголоски самих себя. Люди, которых я люблю и без которых не было бы ничего из того, что у меня есть сейчас. Безмерно благодарна каждому из них.

    — Тур для тебя — это способ «зарядиться» энергией от слушателей или, наоборот, очень утомительная история?

    — Утомительные моменты всегда присутствуют: это и перелеты, переезды, и сами выступления, которые отнимают силы. Но моя публика — это самый мощный пауэрбанк на свете, с ней мне нипочём любая усталость.

    Drummatix
    Drummatix

    — Как сейчас идёт тур? Как встречают города?

    — Позади 12 городов, после небольшой паузы впереди нас ждет Сибирь. Города принимают очень тепло, видно, что все давно скучали, как и я. Мои встречи с публикой — ни с чем не сравнимые ощущения, поэтому с нетерпением жду всех на следующих концертах.

    — Чего твоим поклонникам ждать дальше? Клипы, концерты?

    — И того, и другого! Плюс, разумеется, новых песен. Мне всегда есть, чем вас удивить, так что не забывайте оставаться в наших кругах. Всех люблю и обнимаю. Намасте!

    Плейлист для наших читателей от Drummatix:

    Hopsin - Crown Me

    Shahmen - Flacky

    Token - Household Name

    Sowulo - Gastcyning

    Danheim - Feigr

    Theodor Bastard - Love's Secret Domain

  • Junkyard Storytellaz: «Импровизация – это принцип, благодаря которому мы имеем скромную возможность существовать»

    Если вы хотите навсегда запомнить, как будет слово «свалка» по-английски, вам стоит сходить на концерт этих ребят. Джаз, соул и панк-рок: коктейль из музыкальных стилей, инструментов, аранжировок и настоящего рок-н-ролльного угара – это группа Junkyard Storytellaz. О гаражном роке, магии импровизации и зарождении новой расы в клубе «Свалка» поговорили с клавишником JYST Семёном (Сэмом) Моргуновым.

    – Расскажите немного о себе, в группе все профессиональные музыканты?

    – Наш коллектив: три еврея, один северянин, два кавказца (один из них я), остальные – местные. Все из нас любители, хотя саксофонист и барабанщик имеют образование и умеют играть на музыкальных инструментах в отличие от всех остальных.

    – Junkyard (свалка) – это скорее про музыкальный стиль или в целом про отношение к жизни?

    – На тот момент, когда мы стояли у истоков, я был арт-директором бара «Мука». Это было в те времена, когда была популярна «Зена – королева воинов», когда меч и колдовство правили планетой. Грег (Григорий Залежнев – вокалист JYST) автостопом приехал из Москвы и зарулил в «Муку», где жил на протяжении трёх-четырёх месяцев. Где-то на втором месяце его пребывании в Питере образовался наш скромный ансамбль. Мы очень много непотребствовали, в какой-то момент образовалась наша группа. Поэтому, конечно, это про отношение к жизни.

    – Вас оскорбило бы, если бы вас назвали эклектичной (стиль «сборная солянка») группой?

    – Мне нравится то, что мы не принадлежим ни к одному из стилей, ни к одной из субкультур. Мы – сборная солянка, берём что-то из соула, джаза, гаражного рока (ведь мы любим музыку рокового направления), но прежде всего мы Junkyard Storytellaz – в этом наш прикол. Я на полном серьёзе, мы не принадлежим ни к одному из стилей, которые можно было бы описать словом от одной до шестнадцати букв.

    – Вы любите метод импровизации?

    – Импровизация – это тот принцип, благодаря которому мы имеем скромную возможность существовать. Это, возможно, наш градообразующий метод жизнедеятельности и написания музыки.

    Junkyard Storytellaz
    Junkyard Storytellaz

    – Вас в группе семь человек. Как договариваетесь?
    – Если поместить неподготовленного персонажа в наш септет, то, попав на нашу репетицию, он вероятнее всего через несколько минут просто расплакался бы. Таскать друг друга «на рогах» по большой любви – это стиль Junkyard Storytellaz.

    – У вас очень интересное визуальное оформление альбомов и синглов. Для вас важна картинка?

    – Визуальное оформление – это то, с чего всё начинается. Особенно сейчас, когда от музыки, как таковой, ничего не осталось. Мы обожаем картинки, смотреть на них, трогать бумагу.

    – Кто пишет тексты песен? Что чаще рождается первым: музыка или стихи?

    – С нашими песнями очень просто: если в тексте повествуется о чём-то сальном и маловероятном, как то: ковбои с лазерными гениталиями, сношающиеся тиранозавры, секс-диктаторы из суфле или вертолеты из плоти (см. гениталии) – этот текст написал я. Если текст похож на поэзию Джима Моррисона, будь тот поумней, то его написал Грег. Остальные песни пишет Колян (Николай Ордановский – саксофонист), но у нас и нет остальных песен. А, музыка. Музыку пишем мы все – с этим строго.

    – Вас можно назвать российской группой или вы скорее отнесли бы себя к исполнителям «без границ»?

    – Если честно, мы очень русская группа. Как «Король и Шут», «Химера» или «The Stooges». Я люблю Россию, никогда не понимал выскочек, которые хотят свинтить (простите за каламбур, учитывая, что мы тут про «Химеру» начали).

    – Если представить, что к вашему коллективу можно добавить любого исполнителя из любого времени, кто бы это был?

    – Это стопроцентно был бы Дэйв Боуи. У нас с ним, кстати, совершенно ничего общего.

    – Питер – столица русской современной музыки? Отличается ли аудитория Питера от Москвы и других городов?

    – Да. Я вообще большой сноб в этом плане. Неоднократно побывав чёрти-где, я пришел к тому, что Петербург – это единственный город в России.

    «– Парни, мы хотим забукировать вашу группу на концерт в Москве!

    – Это где ваще?»

    Junkyard Storytellaz

    – Какие дальше планы? Готовите ли новый альбом? Что из мероприятий ждать в вашем новом клубе «Свалка»?

    – Мы готовим новый материал, да. Сейчас занимаемся только новыми треками, которые вы в скорости услышите. Будет очень круто. «Свалка» сейчас тоже накапливает запас, жиреет, скоро там зародится новая раса.

  • Лилу45: «Нет рецепта, как ничего не бояться!»

    В июле вышел первый альбом Лилу45, исполнительницы с чарующим тембром, ворвавшейся весной этого года в русскоязычные и мировые чарты с песней «Восемь». Критики уже назвали Людмилу Белоусову «новым громким именем среди андеграундных исполнителей», однако сама Люда звездой себя не считает и только мечтает «приручить сцену». О концертной энергетике, независимости от «кукловодов» и о том, как записать песню на детской площадке, поговорили с Лилу45.

    — Ты рассказывала, что в 12 лет попросила у папы синтезатор и училась играть по видео на ютубе. Как дальше сложилась твоя история обучения музыкальному мастерству? Ты всему училась сама или потом брала уроки у профессионалов?

    — Я всему училась сама (смеётся). Но у меня была прекрасная, любимая преподавательница по вокалу. Я училась в театральной студии с пятого по десятый класс и занималась вокалом в ансамбле «Червона Калина», там мы пели народные украинские песни. Эта учительница по вокалу — единственный человек, которого я могу назвать моим музыкальным ментором. У неё были сорваны связки, и когда я приходила на занятие, она говорила мне: «Когда ты поёшь, я понимаю, что я снова могу петь». Я помню эти слова до сих пор. Не могу сказать, что у меня отличный музыкальный слух, я не могу сыграть любую мелодию сходу, но я к этому очень стремлюсь и надеюсь, что годам к тридцати я стану «абсолютником», это моя цель.

    — Какими инструментами, кроме голоса, ты владеешь? На чём бы ещё хотела научиться играть?

    — Когда мне было лет 15, я пришла к папе и сказала: «Хочу играть на контрабасе». Он ответил: «Люда, я же не молодею, с контрабаса надо было начинать!» (смеётся). Если серьёзно, то я хочу научиться играть на барабанах, попробовать на каких-нибудь струнных инструментах (скрипка, контрабас), на саксофоне бы попробовала, и хочется классно научиться играть на фортепиано — я умею, но не могу сказать, что очень хорошо. Но больше всего хотелось бы овладеть барабанами, я уже два года играю на коленках, отбиваю все ритмы, изображая барабан.

    — Ты говорила, что в детстве могла петь в любом месте: на крыше деревенского душа или на качелях. Ты сразу могла петь перед зрителями или было внутреннее стеснение и боязнь публики и сцены? Если да, то как ты боролась с этими страхами?

    — Я начинала петь в селе, а там не очень много людей на квадратный метр (смеётся). Когда я с возрастом попала в актёрскую профессию, мне многие говорили: «Как только ты перестанешь бояться сцены, то пора собирать вещи и уходить из профессии». Этот страх никогда не исчезнет и не уйдёт. Главное, овладеть сценой, научиться преподнести себя на ней. Я бы не сказала, что я мастер работы на сцене — раз на раз не приходится. Каждое выступление на сцене — отдельная жизнь, невозможно предугадать, что будет. Я боюсь сцены, боюсь не справиться с ней, не суметь удержать внимание зрителей, боюсь потеряться и боюсь, что сцена «съест» меня. Энергетика артиста на сцене может его вознести, но может и погубить. Я очень хочу получать больше опыта в этой сфере, давать больше концертов. Не какие-то шоу, а именно сольные выступления, где я могла бы быть на сто процентов собой. Чтобы со своими зрителями я училась искусству «приручать» концерт.

    Людмила Белоусова (Лилу45)

    — Что ты слушала в детстве и юности? Фанатела ли ты по кому-нибудь (группа, певец, музыкант)?

    — В детстве я слушала Аллу Пугачёву и Филиппа Киркорова. А ещё я с бабушками смотрела Малахова, господи прости! У меня не было бы какой-то мощной истории взросления на «AC/DC» или ещё какой-то олдскульной супергруппе. Мне нравились эстрадные исполнители, нравилась группа «Звери», а ещё советские песни: «Если друг оказался вдруг…», «Ваше благородие, Госпожа удача». С возрастом я стала приобретать музыкальный вкус, знакомиться с разными жанрами и исполнителями.

    — Кто из русскоязычных современных исполнителей тебе близок, кого ты слушаешь? Чем они тебе близки (энергией, музыкой, ритмами).

    — Мне близок Noise MC, это моя безграничная любовь. Он меня восхищает во всех своих проявлениях. Каждая его песня поддерживала меня в разные периоды жизни, я находила в них дерзость, энергию. Ещё люблю Земфиру. Мне близко её раннее творчество. И Сюзанна со своим диким аутентичным звучанием, со своим протестом.

    — Ты поступила на режиссерский факультет, как проходит учёба? Помогает ли твоё образование в творческой работе: написании песен, работе на концертах?

    — Моя учёба уже завершилась, слава богу. Я закончила четыре курса. Если честно, я думаю, что образование в странах СНГ, особенно в театральных вузах, не очень профессиональное. Но всё равно меня научили там азам, дали представление о том, что такое тема, идея, конфликт, сверхзадача, контрапункт. А дальше я училась всему сама. Но я и поступала в академию, чтобы меня не особо обременяла учёба, там было свободно. Журнал с оценками нашей группы потерялся на втором курсе, до конца обучения его так и не нашли, и не особо искали (смеётся). Я очень благодарна этому периоду жизни.

    — Популярность пришла к тебе из соцсетей: Инстаграмма и Тик-Тока. Расскажи, как это происходило? Быстро ли набралась аудитория? Может быть, был какой-то вирусный кавер или ролик, после которого подписчиков стало гораздо больше?

    — Я не считаю себя популярной, я просто музыку пишу. Но история вот какая: на карантине знакомые меня заставили скачать Тик-Ток. Одно из первых видео залетело примерно на 60 тысяч, это был первый пинок для меня. Потом было видео с кавером на песню Земфиры «Бесконечность», оно тоже завирусилось. Дальше у меня сломался телефон, я не снимала какое-то время, а потом бабушке подарили айпад и я начала снимать на него. Я записала в четыре утра песню «Никто не приглашает на танцы, никто не провожает до дома», она тогда вирусилась в Тик-Токе. И это видео залетело на два миллиона. Я тогда просто выпала, для меня это сумасшедшие цифры. А потом выстрелила песня «восемь»… Посмотрим, что дальше!

    — Расскажи про песню «Восемь».

    — Она была написана в 2017-м году и ужасно мне не нравилась. Ну, что это такое: «Раз, два, три, четыре…» Я принесла эту песню Саше (продюсеру), ребята сказали: «Людка, это будет хит!» Я помню, до того, как она выстрелила, я даже играла её в каком-то переходе. Писалась она недолго, первую версию мы записали с друзьями на детской площадке в деревянном домике. Мне дали наушник, я спела. К нам даже стучались менты, спрашивали: «Что вы тут делаете?», а мы им: «музыку пишем» (смеётся).

    — Только что вышел твой дебютный альбом «Девочка на воздушном шаре». Расскажи, как он писался?

    — Получается, что он писался около трёх лет. Песню «вернуться домой» я написала в 17 лет, а недавно мы придумали к ней припев. Новые песни: «ромашки», «гласными», «выпей». Моя любимая песня — это «выпей».

    — Период пандемии подарил дополнительное время для написания альбома или загнал всех в изоляцию и затормозил процесс?

    — Честно говоря, меня пандемия не особо затронула. Меня бесило, что люди только сейчас стали осознавать, что они куда-то вечно гонятся и спешат. Я лет пять до этого ходила петь на поле с гитарой и никуда не торопилась. Но в этот период я начала вести Тик-Ток, столкнулась с первым хейтом, училась ему противостоять. Пожалуй, только в этом смысле это было ценное время.

    — Откуда ты черпала вдохновение для написания альбома: из личной жизни или из другого искусства?

    — Альбом написан от меня и про меня полностью. Это очень личная история. Лилу45 — это не образ, не девочка, которая что-то из себя изображает. Это я — Людка, я не пытаюсь быть кем-то, кем я не являюсь.

    Людмила Белоусова (Лилу45)

    — Какие дальше планы? Будут ли концерты с новыми песнями, ждать ли твоим поклонникам клипов?

    — Конечно, ждать! Трека четыре для второго альбома уже есть, надеюсь, он будет более взрослым и серьёзным. Концерты будут с новыми песнями, для меня это пока непаханое поле. Клипы мы снимаем сами: берём камеру в аренду, приглашаем моего друга-оператора, я сама ставлю себе задачи и выполняю их. Я думаю, что это круто, работать без больших начальников, я очень боюсь стать куклой в руках кукловода.

    — Сегодня можно о тебе прочитать: «Лилу45 — восходящая звезда инди-музыки». Какие заголовки ты хотела бы читать о себе через 5 лет? Какой результат ты бы точно считала успехом для себя?

    — Я полностью принадлежу своей энергии и не знаю, что меня ждёт. Часто в заголовках не найти правды. Я бы считала лучшим успехом не изменять себе, постепенно становиться старше, приобретать новые опыты, впитывать жизнь, сострадать людям, давать себе быть собой. А карьера — это приходящее, если о ней много думать, есть риск потерять честность.

    — И последнее: что бы ты сказала своим молодым слушателям: девушкам и ребятам, которые только ищут себя и обращаются к твоим песням за поддержкой и утешением. Как в наше непростое время ничего не бояться и верить в себя?

    — Жизнь никого не пожалеет, чуваки! Ты либо вопреки всему и всем идёшь и несёшь добро и становишься сильнее, либо прогибаешься и меняешься. Нет рецепта, как ничего не бояться. Все имеют право ошибаться, искать себя. Главное, просто верить. Я недавно посмотрела фильм «Великий Гэтсби», мне кажется, это сильное произведение о надежде.

  • Продюсер Константин Кутуев: «Не бойтесь принимать огонь на себя!»

    Moshka

    1 декабря был запущен проект «Moshka» — образовательная платформа для тех, кто создаёт видеоконтент: от художественных фильмов до видеоблогов. О законах драматургии, редкости уникального контента и «снобах-киноделах» поговорили с продюсером кино и основателем проекта Константином Кутуевым.

    Как родился замысел проекта «Moshka»? Вы окончили ВГИК, сняли картину «Со дна вершины» и сейчас решили делать образовательный контент. Как возникла эта идея?

    — Идея появилась в 2019 году, зимой, когда мне очень хотелось самому получить доступ к знаниям. Мне не хватало образования, было желание развиваться в области продюсирования, режиссуры, сценарного мастерства. Я искал материал для себя и не нашёл. Кроме контента ютуба (то, что нам рассказывают блогеры) который рассказывает о довольно очевидных вещах, больше ничего нет. Появилась идея создать образовательный сервис, который бы закрыл потребности профессионалов, новичков, контент-мейкеров в области технологий производства. Мне не хотелось ограничивать проект в рамках кино, я думал о привлечении всей креативной индустрии. Авторы и творцы постоянно сталкиваются с вопросами в области драматургии, креативных решений, вовлечения аудитории, уникальности контента. Я поставил задачу проекту «как рассказать свою историю?»

    Расскажите о команде, с которой делаете проект. Как собирали единомышленников?

    — Я попросил знакомых участвовать в проекте. Стали создавать интеллектуальный продукт, который одновременно даёт знания, вдохновение, собирает вокруг себя креативных людей. Если перечислять всех, то у нас собирается довольно большая команда: Яна Щуцкая, Дмитрий Башкиров, Сухраб Салпагаров, Ирина Вилкова Екатерина Маршевска. Наши спикеры: Юлия Лукшина, Андрей Кравчук, Александр Котт, Индар Джендубаев, Валерий Архипов, Артём Грибов, Иван Заваруев и многие другие, кто продолжает готовить курсы. Команда наша растёт.

    режиссёр Александр Котт

    — Расскажите немного о названии, почему Moshka? От московской школы кино?

    — Сначала это была «Московская онлайн-школа кино», потом «мобильная онлайн-школа кино», потом — «международная». Мы сделали логотип «Moshka», он мне очень понравился, так и оставили. Сейчас наше полное название — «Международная онлайн-школа контента». Оно странное, необычное, но запоминающееся.

    Как вы определяете потенциальную аудиторию вашего проекта? Это скорее молодые люди?

    — Я думаю, что по возрасту ограничений нет. Сегодняшние технологии позволяют подросткам снимать и монтировать прямо в телефоне интересный контент. Для любого возраста наш материал будет понятен. Но, что наш проект нацелен всё-таки на тех, кто имеет уже начальное представление о съёмках. Если человек не знает, что такое монтажные программы, сценарий, синопсис, сюжет, то ему будет непросто с нами. Потому что эти базовые знания можно получить в свободном доступе в интернете, нет смысла платить за это. Мы нацелены на людей, которые уже хотят рассказать историю. Если человек ещё никогда не снимал и приходит, что называется, «с нуля», то ему тоже будет интересно, но придётся учиться очень быстро, потому что наши курсы нацелены на минимально подготовленную аудиторию. Наш режиссёр монтажа закончил курсы режиссуры, у него высшее кинематографическое образование, но когда он монтировал курс Андрея Кравчука, он так вовлёкся в материал, что забыл о монтаже, настолько его затянул материал. Многие похожие проекты направлены на «прикосновение к прекрасному», на встречу (хотя бы онлайн) с публичными, известными людьми. У нас есть и это тоже, но мы хотим давать реальные знания, которые помогут зарабатывать, снимать качественный контент и привлекать аудиторию. Потому что кроме известных мастеров, которые наполняют тебя вдохновением и творческими идеями, должны быть дисциплины, которые дают само ремесло: визуальное повествование, монтаж, работа на площадке. Это то, что тебе поможет завтра. Это не просто развлекательный формат.

    Ваши курсы будут полезны блогерам? Как можно применить законы «большого кино» в коротких видео, например, для ютуба?

    — Я смотрю сегодняшних блогеров и вижу, что они ответственно относятся к своему контенту и материал у многих проработан. Если мы говорим о короткой форме, то даже в «Тик-Токе» можно и нужно применять законы драматургии, сценарного мастерства. Блогер, который снимает обзоры, вайны, скетчи, юмористические видео, разумеется, сможет делать свои видео на более высоком уровне, если получит знания из области киномастерства. Эти знания будут подчёркивать его экспертность и уникальность. Его контент будет отличаться от других. Сегодня огромное количество блогеров снимает не хуже, чем профессионалы, и если они захотят ещё и получить знания в этой сфере, то качество контента может скакнуть далеко вперёд. Совсем не значит, что каждый, кто придёт к нам, должен хотеть снимать большое игровое кино. Мы показывали курсы дизайнерам, художникам, другим творческим людям, и они говорили: «Я не буду ничего снимать, но этот материал мне нужен».

    сценарист, писатель Юлия Лукшина

    — Какие главные отличия вашего проекта от других образовательных платформ?

    — Сегодня очень много онлайн-курсов, и одной из тенденций стало покупать курс, подписываться на образовательный контент и не проходить его полностью. И часто люди не доходят до логического конца обучения не из-за некачественного контента, а из-за потери интереса. Мы стараемся в своих курсах поддерживать потребность в обучении, провоцировать голод к чему-то новому. Людям нужно вдохновение, чтобы они не выгорали, не опускали руки. Наша онлайн-платформа, в конечном счёте должна заставить тебя покинуть онлайн, выйти в жизнь и начать что-то делать. Побороть лень. Сегодня образовательные платформы работают по принципу «затягивания в воронку продаж», привлекают подписчиков сначала на один курс, затем — на второй, третий, заставляя платить больше и больше. Как бизнес-модель эта стратегия работает. Но мы выбрали другой подход, мы приглашаем человека в нашу команду: «Ты сразу с нами садись, и поехали». Без всяких воронок продаж, без коммерческого подхода. Если продолжать это сравнение, то мы затягиваем не в воронку продаж, а в воронку смыслов, идей, креатива. Это детище профессионалов для людей, которые хотят стать профессионалами.

    — Проект «Moshka» — это не только образовательная платформа, а почти целая эко-система. Что ещё в неё входит и какие планы по покорению мира на ближайший год?

    — Сегодня это наши курсы, журнал. В будущем мы планируем проводить воркшопы — живые встречи с педагогами, они больше рассчитаны на производственную часть: создание смет, заявок. Это для тех, кому в творчестве тесно, кто постепенно приходит к самостоятельности и продюсирования себя. В ближайшее время хотим запустить подкаст и онлайн-кинотеатр для работ наших подписчиков. Годовая подписка у нас недорогая. Она, как тренажёрный зал, по карману не бьёт и жить не мешает, но ты потихоньку с каждым днём прокачиваешься.

    «Поднять» любой проект за месяц обучения, разумеется, ты не сможешь. Успех складывается из личного труда и регулярных «подходов» к творческим «снарядам».

    — Не было ли снобизма в профессиональной среде, когда вы приглашали спикеров? Мол, зачем учить дилетантов без образования?

    — Ни у одного из мастеров! Это профессиональные люди, открытые, готовы и хотят делиться знаниями. Они рады всем. Александр Котт, например, ведёт курс короткометражного кино, сделал очень доступный и понятный даже новичкам материал. Все эксперты нацелены на вовлечение людей в мир видеопроизводства, в мир креативной индустрии. И большой плюс, что большинство наших спикеров — педагоги. Этика и внутреннее принятие — их профессиональная привычка. Как ни странно, настоящий профессионал не разделяет своих учеников на начинающих и «продолжающих», для него все равны. Есть позёрство, а есть профессионализм, у нас на платформе — профессионалы (смеётся). Киноиндустрия — это не закрытый элитарный клуб, в ней нет никакого «железного занавеса», сегодня это очень открытая среда. Взять хотя бы платформы «ivi», «Start», «Okko», они же производят сериалы и постоянно ищут таланты, открыты молодым сценаристам и режиссёрам. И наши эксперты открыты и рады каждому желающему чему-то научиться.

    режиссёр, визуальный разработчик Индар Джендубаев

    Как бы вы сформулировали главную идею проекта?

    — Как раз снять этот занавес и флёр недоступности с киноиндустрии и видеомейкинга. Мы рады абсолютно всем, кто готов хоть что-то делать. Если ничего не делать, никакие курсы тебе не помогут. Хочется сказать всем творческим людям: «Не бойтесь принимать огонь на себя! Не бойтесь критики и разгромов со стороны зрителей, профессионалов, коллег. Только в этих муках и рождается что-то настоящее!»

    — Как попасть в вашу онлайн-школу?

    — Алгоритм довольно простой: вы заходите на наш сайт, покупаете доступ на год ко всем материалам. Есть страничка в Инстаграме, можем пообщаться там. Ждём всех творческих людей в нашей лаборатории!

18+
Яндекс.Метрика