Топ-100

Напишите нам

Есть интересная новость?

Хотите, чтобы мы о вас написали?

Хотите стать нашим автором?

Пишите на: main@sub-cult.ru

Хотите стать участником спецпроекта? Пишите: main@sub-cult.ru

Владимир Трудов — арт-директор бывшего клуба Цоколь и нынешнего Zoccolo 2.0 – рассказал порталу Субкультура об изменениях и планах на будущее.

— Здравствуйте!

— Добрый день!

— Заинтересованные знают, что в городе давно существует некий андеграундный клуб, который переезжает и меняет название. Чтобы, наконец-то, узнать правду из первых уст, давайте для начала вспомним прошлое. В первую очередь, хотелось бы знать: чем для вас являлся Цоколь? Вы воспринимали его как место работы или как второй дом?

— Я работал в Цоколе с самого открытия и до самого закрытия. Проводил большую часть своего времени в клубе. Поэтому, и дом и работа одновременно.

— Официальной датой открытия клуба стало выступление группы Tequilajazzz в 2006 году. Все началось с интересной музыки. Все знают: Цоколь – сугубо андеграундный клуб. Скажите, отчего такая любовь к андеграунду? Что значит понятие «андеграундная музыка» лично для вас?

— Андеграунд – это скорее место по антуражу, а не музыка. Во всех клубах города выступают, в основном, одни и те же группы. Команды, которые сейчас собирают 1000 человек, начинали тоже в маленьких клубах. Стали они менее андеграундными после этого или нет? Это понятие очень условное, просто привязалось оно еще со времен клуба Молоко. С тех времен, когда многие субкультуры были еще в периоде становления, тысячных клубов еще не было и назвать андергаундным можно было каждый клуб. Поэтому, я к слову «андеграунд» не привязываюсь. И потом, когда появляется какой-то новый стиль, его начинают обыгрывать сначала в маленьких клубах. В большие клубы их просто не позовут.

— Как Вам ощущалось в качестве преемника «Молока»? Как реагировали на негативные отзывы, по типу «Цоколь никогда не сравнится с Молоком»?

— У нас никогда не было желания копировать Молоко, но в интерьере так или иначе присутствовало сходство. Например, крашеный кирпич остался еще с тех времен. Знаете, Цоколь не мог быть отдельным новым клубом на сто процентов, т.к. он был открыт командой людей из клуба Молоко, теми кто почти 10 лет проработали в Молоке. Может быть и название сменили, потому что оно слишком много значило для тех людей, которые там работали. Решили не называть так же, чтобы не было разговоров о том, что клуб испортился, ведь это уже другой клуб. На негативные отзывы в интернете я реагировал нормально. Как клубы с разницей в 10 лет могут быть одинаковыми? Просто для поколения клуба Молоко, этот клуб остался лучшим в воспоминаниях и вряд ли что-то заменит его. Если бы я всю свою молодость провел в каком-то одном клубе и он бы переехал на новое место и изменил название, скорее всего новый клуб мне бы понравился меньше.

— Можете рассказать, почему всё-таки закрылся Цоколь, с чем это связано?

— Закрылся по вполне прозаическим причинам. Ничего сверхъестественного в этом нет. Если в двух словах, то арендодатель просто поднял аренду в два раза. И мы поняли, что нужно искать новое помещение.

— Что лично Вы думаете о закрытии любимого клуба, какие чувства испытываете?

— Скучаем (с грустной улыбкой). Но учитывая, что это уже второй переезд, переносится он легче. Для меня более тяжелым было закрытие Молока и переезд на Советскую.

— Не нами замечено, что в новом названии клуба слышатся одновременно и Цоколь и Молоко, это случайное совпадение? Если да, то откуда такое необычное название?

— На самом деле бывший клуб Цоколь так и назывался Цоколо, мы просто прибавили 2.0. и почему - то решили перевести на латиницу, по сути это просто Цоколь 2.

-

— Поговорим о новом клубе "Zoccolo 2.0". В СМИ пестрила фраза «Петербургский клуб "Цоколь" открывает новую концертную площадку под названием "Zoccolo 2.0". Новый клуб Zoccolo 2.0 занимает нишу старого Цоколя или новый клуб – это новая история?

— Место поменялось, но внутренняя политика осталась прежней. Работают те же самые люди, музыкальная направленность не изменилась. Но на новом месте мы хотим, чтобы площадка шагнула на ступеньку выше, что-ли. Если вы обратили внимание на планировку, то этот зал в 2 раза больше (вмещает 200-300 человек), чем старый. Поэтому мы теперь можем проводить концерты артистов чуть более высокого уровня, чем на старом месте. Сцена больше и шире. По техническому оснащению площадка лучше. Зал немного недоработан по акустике, но мы как раз над этим работаем.

— Что было раньше в помещении? Многое ли пришлось перестраивать и менять?

— Почти ничего не пришлось менять. Когда приехали, было пустое помещение с кривым полом, но с красивым потолком, который мы оставили. Он составляет половину антуража. Во всех близлежащих помещениях раньше были склады, сейчас их сдают под офисы и бары.

— Совсем недалеко от нынешнего Zoccolo 2.0 закрылся небезызвестный клуб Dusche. Не опасаетесь ли вы, что на клуб в этом месте могут повлиять такие же обстоятельства?

— Некоторые опасения были. Мы даже консультировались с бывшими работниками клуба. Но, в случае с Dusche, закрытие стало совершенно частной историей. Понятно, что ни один клуб в нашей стране не застрахован от закрытия. Но пока вот полгода работаем, вроде бы ни с кем не ссоримся.

— Расскажите как вы начали заниматься музыкальной деятельностью? Стал ли какой-то момент вашей жизни ключевым в выборе этого дела?

— Все получилось само собой. Как и многие другие, я посещал клуб Молоко. Ходить хотелось чаще, а в студенческие времена денег не было. Поэтому я устроился в Молоко клеить афиши за бесплатный проход. Потом стал барменом и так далее. Конечно, в таких клубах и работают лишь те, кому нравится эта культура. Случайные люди здесь редкость. Явно не из-за денег люди здесь работают.

— Насколько сложно сейчас открыть клуб? Были ли какие-то препоны со стороны властей, связанные со спецификой заведения?

— Если есть деньги - открыть клуб несложно, а сделать из этого бизнес, чтобы он приносил доход – непросто. Именно создать стабильно работающий проект, приносящий доход. Что касается государства: в нашем государстве законы построены так, что если есть деньги, то на многое можно глаза закрыть. Если потребуется закрыть клуб, причину найти легко, т.к. те или иные нарушения есть в любом клубе.

— Как по–вашему, владельцы клубов – это, как правило, удачливые бизнесмены, или люди, которые осознанно посвящают свою жизнь музыке?

— Подобный бизнес - дело с большими рисками. Как правило, этим занимаются заинтересованные люди, поэтому, если бизнесмены размышляют куда бы вложить деньги, я бы им не советовал открывать рок–клуб. Есть масса сфер бизнеса, которые намного более прогнозируемы и предсказуемы относительно объемов вложений, рентабельности и рисков.

— Немного о музыке. Можете ли назвать одним словом репертуар, который звучит в вашем клубе?

— Сложно сказать. Наверное «рок». Хотя значение этого слова давно уже размыто. Есть гитара, бас и барабаны – пожалуйста – рок. Играть на этих инструментах можно все что угодно.

— Много ли эксклюзивной музыки играется в Zoccolo 2.0?

— Есть и мейнстрим, есть и эксклюзивные группы. Вот, например, 11 июня выступал Аурелио Вольтер Эрнандес - легенда дарк-кабаре, стимпанка и готик-фолка. Вполне сойдет за эксклюзив.

— Очень интересует такой момент: формирование афиши зависит от спроса или от предложения? Какая сторона руководит процессом: непосредственно Вы или группы?

— Площадка не может работать только на моих личных предпочтениях. Чтобы площадка была успешной, я должен обращать внимание и на группы, которые собирают залы. Хочу я этого или нет, периодически играют группы, которые мне не нравятся. Есть группа - есть аудитория. Поиск – это непростой процесс. В большинстве случаев ориентация идет на спрос. Логично, что любой клуб, прежде чем назначать концерт, изучает спрос на артиста и только после этого начинается организация концерта.

— Вы сами находите группы или они вам звонят?

— Всегда по-разному. Существуют посредники – менеджеры групп. Чаще звонят они, но и мы сами звоним, и группы. Также есть промоутеры, которые делают тур по стране и сами находят площадки.

— Какое сотрудничество у вас существует с музыкальными коллективами? Есть ли группы, которых вы считаете своими друзьями, чьи концерты организовываете чаще?

— Если честно, у нас почти все группы играют регулярно. Группы «Полюса», «Морекорабли», Захар Май выступали в старом Цоколе и выступают в новом. Похоже, что они выступают чаще других. Друзей много, но не все выступают каждый месяц.

— Случалось ли вам выводить на большую сцену каких-либо музыкантов? Если да, то кого именно?

— Знаете, я думаю, что если группа вышла на большую площадку, то вряд ли благодаря мне. Она могла также выступать в другом маленьком клубе. То есть, если в 2005 Ноиз МС отыграл первый питерский концерт в Цоколе, это не значит, что я продвинул его на ступень выше. Но, говорят, он отзывается о том концерте очень тепло.

— Вы ведь наверняка поддерживаете дружеские отношения с другими клубами. С какими?

— Мы просто ни с кем не воюем. Общаемся с администрацией клубов DaDa, MOD, Fish Fabrique. Мы же коллеги все.

— Как часть мира музыки, вы способны влиять на вкусы молодежи. Пользуетесь ли вы такой властью? Отсеиваете ли самое некачественное и выводите ли на сцену хороший продукт?

— Клубы сейчас не формируют вкусы молодежи. Клуб – это площадка, где выступают команды, уже имеющие своих поклонников. Интернет формирует спрос. Если группа приходит в клуб, значит, у нее уже есть аудитория, а клуб просто помогает группам подарить живой звук поклонникам. То есть клубы сейчас нужны не для того, чтобы узнать новые имена, а люди уже целенаправленно идут на какой-то концерт, не важно где он играется. Поэтому влиять на вкусы крайне сложно.

— Разве среди рок–клубов города нет плана по захвату сцены?

— Конечно, нет! Зачем? Если не будет мейнстрима, тогда рок и андеграунд станут мейнстримом. Слушатель сам решит, что ему интересно.

— Поговорим о тенденциях. Как по - вашему, рок развивается в этом десятилетии или переигрывается?

— Если говорить именно о роке – настоящем, классическом - он переигрывается, а в целом музыка, конечно, развивается. Не могу сказать, что сейчас много всего нового. Нет ощущения, что появляется много новых имен..

— Чего не хватает музыкальной сфере для формирования своего музыкального рынка?

— Трудно сказать. Музыканты, например, жалуются, что диски не продаются, а ведь музыка скачивается в интернете. А если и диски не продаются, и музыка не скачивается, и еще и на концерты не ходят, то, может быть, группа что-то не так делает? Может, не в публике дело? Если на концерты никто не ходит, видимо им лучше чем-то другим заняться. Чтобы продавались диски, нужно делать что-то интересное.

— Чтобы выявить лично ваши предпочтения, задам вопрос с подвохом: кого бы вы хотели видеть на сцене клуба в будущем и кого бы никогда не пустили?

— С большим удовольствием видел бы на нашей сцене группы Zorge, Кирпичи, Полюса. Обижать никого не хочу, поэтому не стану называть тех, кого бы не стал приглашать. Например, группы националистической направленности я не приглашаю. А вообще, ничего плохого не вижу в том, что на одной сцене может быть хип-хоп и панк-рок, поэтому приглашаем очень разные команды.

— Что вам больше всего нравится в вашей работе и что вы делаете нехотя?

— Нравится вести переговоры с интересными артистами. И не очень интересно отвечать на бесчисленные звонки и сообщения молодых групп. Это воспринимаю как рутину, от этого все равно никуда не уйти. А общение с крупными артистами, букинг-агентствами – более благодарное и интересное дело.

— Есть ли у вас какие-либо сторонние проекты, или клуб – это единственное занятие?

— Клуб – единственная работа. Он занимает такое количество времени, что не остается сил на что-то еще. Дело в том, что человек, который занимается клубом, так или иначе и в свободное время занимается этим клубом. Даже когда не присутствуешь в клубе, всегда Online, всегда на связи. Безусловно, это любимая работа. Я бы тогда не работал здесь 10 лет.

— Какой клуб в городе вы бы могли отметить и почему? Атмосферные, скажем. Куда бы вы сами пошли в выходные?

— Как площадка мне нравится «Зал ожидания». Как и многие, я скорее пойду не в клуб, а на концерт. В клубе DaDa часто выступают артисты, которые мне интересны. В MODе тоже бывают интересные команды. Вот в Fish Fabrique я бы пришел просто так, потому что там я почти как дома себя чувствую. А еще потому что рядом. Зачастую просто нет времени куда-то сходить, хотя и желание есть.

— Что можете посоветовать или пожелать поклонникам и гостям клуба?

— Пожелать хочется, чтобы они не очень строго нас судили, и подождали пока мы доведем все до того вида, в котором сами хотим видеть клуб. Сейчас он еще далек от совершенства.

— Когда планируете завершить обустройство?

— Планируем уложиться в полгода.

— Завершающий вопрос на сегодня. Можете вспомнить комические ситуации на работе?

— Хм… Смешные случаи бывают, конечно, но они особенно не запоминаются. Однажды в старом Цоколе закрыли человека в клубе! Он уснул в туалете, а мы не проверили. На следующий день увидели слоняющегося по клубу человека. И проснулся он от того, что услышал какой-то шум (мы пришли) и начал искать выход. Довольно потерянный вид был у парня. В Zoccolo 2.0 пока что таких случаев не было, но «еще не вечер…».

Беседовала Ирина Черепанова

Фото Дмитрия Рыбина.

А также подпишитесь на нас в VK, Яндекс.Дзен и Telegram. Это поможет нам стать ещё лучше!

 

Добавить комментарий

18+
Яндекс.Метрика