Напишите нам

Есть интересная новость?

Хотите, чтобы мы о вас написали?

Хотите стать нашим автором?

Пишите на: main@sub-cult.ru

Хотите разместить рекламу в нашем проекте? Пишите: main@sub-cult.ru
НДТ, Магазин

До недавнего времени в репертуаре «Небольшого драматического театра» были лишь спектакли художественного руководителя Льва Борисовича Эренбурга или его многолетних соратников Кирилла Сёмина и Вадима Сквирского, поставленные преимущественно с выпускниками его актёрских курсов, сначала в БИИЯМСе, а затем и в главном театральном вузе Санкт-Петербурга. Однако в новом сезоне получили возможность проявить себя сразу два выпускника режиссёрских курсов мастера. Мария Скачкова воплотила на сцене «Миф о Светлане», а Артём Злобин поставил одноимённый спектакль по пьесе «Магазин», о котором пойдёт речь далее.

«Магазин» — яркий образец современной драматургии, созданный в 2014 году Олжасом Жанайдаровым — уроженцем Казахстана, много лет проживающим в Москве. Пьеса посвящена судьбе девушки Карлыгаш, родившейся и выросшей в Шымкенте, которая однажды, подгоняемая иллюзорными мечтами и банальной нуждой, поехала покорять столицу России. Она надеялась увидеть прекрасный город, раскинувшийся вокруг Кремля с рубиновой звездой, город, в котором она реализует свои мечты, а оказалась в положении рабыни в круглосуточном магазине своей соотечественницы, лишённая даже паспорта и мобильного телефона.

В спектакле три актёра. Вспомогательную роль «анау-мынау» («то да сё» в переводе с казахского) играют попеременно Михаил Тараканов и сам режиссёр Артём Злобин. У этого персонажа нет своей истории, он лишь помогает визуализировать сюжет. Карлыгаш в исполнении Анны Шельпяковой мало меняется по ходу спектакля: это наивная девочка с чистыми помыслами, которая совершенно безропотно, но в то же время с потрясающей душевной и физической стойкостью выносит все испытания, выпавшие на её долю. Образ Зияш — хозяйки того самого магазина — более многогранный, хотя и не перестающий от этого быть исключительно негативным. Воплощать его доверили одной из ведущих актрис НДТ Ольге Альбановой.

magazin-2

Зияш производит впечатление человека совершенно парадоксального. В ней одновременно уживается стремление накопить деньги на постройку мечети и готовность продавать детей на органы. Она хочет выдать Карлыгаш замуж, потому что жалеет её и не хочет, чтобы той приходилось заниматься проституцией, при этом совершенно не считает, что регулярно совершаемая ей продажа сексуальных услуг собственных сотрудниц — в принципе деятельность неприемлемая. Здесь, кажется, мы наблюдаем не столько историю глубочайшей безнравственности, сколько полную потерю нравственных ориентиров, которая выражается в чудовищном поведении при абсолютной уверенности в собственной правоте. Её трудная судьба, пережитые лишения в первые годы пребывания в незнакомой среде наложили на эту женщину столь тяжёлый отпечаток, что она превратилась в чудовище, и вместо помощи другим людям, оказавшимся в столь же сложной жизненной ситуации, стремится нажиться на их беде.

Спектакль натуралистичен, что, конечно, характерно и для многих других постановок из репертуара НДТ, но в данном случае, кажется, запредельно: зрителю суждено испытать не только психологическое, но и физическое отвращение к происходящему. На сцене много крови. Она появляется, когда Зияш проводит огромным ножом по ноге Карлыгаш, а потом молодая девушка и вовсе выносит целое блюдо с тёмно-красной жидкостью, которую разбрызгивает во все стороны. В спектакле присутствует сцена, в которой героиня пропускает свои волосы (к счастью, накладные) через мясорубку, ощущая при этом страшную боль. Возникают также сцены изнасилования и избиений, сопровождаемые нравоучениями Зияш, что бить нужно до тех пор, пока не прольётся много крови. В качестве едва ли не основного светового решения в спектакле используются мигание двух прожекторов синего и красного цвета, имитирующих мигалки полицейских машин, и свет фонарика в темноте, не предвещающий ничего хорошего.

magazin-3

Сложность задачи, стоящей в таком спектакле перед актёрами, в первую очередь связана с необходимостью пропустить через себя столь сложный и отталкивающий материал и при этом не вынести на сцену собственные эмоции, разрушив тем самым воплощаемый образ. И исполнители с этой задачей, безусловно, справляются. Все остальные моменты актёрской работы кажутся здесь вторичными.

В фоновом режиме к основному повествованию в спектакле возникает попытка осмыслить возможные причины горьких судеб, как у Карлыгаш. Эти поиски главным образом связаны с обращением к тексту Корана: к истории пророка Аюба, который был вознаграждён Аллахом за свою небывалую стойкость и терпение, а также законам Шариата, связанным с телесными наказаниями. Возможно, развитие этого философского направления в спектакле можно было бы сделать более глубоким, а театр — более психологическим, избежав столь линейной натуралистической подачи материала, лишающей возможности зацепиться восприятием за фрагменты и полутона.

Впрочем, существует один очень весомый аргумент в поддержку правильности избранного стиля постановки. История, рассказанная в спектакле, — не жестокий вымысел драматурга, а вполне реальная история российской криминальной хроники. И если все усилия гуманистов и философов до сих пор не привели к искоренению жестокости, одной из высших форм которой является рабство, и не снизили уровень равнодушия общества к подобным проблемам (а эта тема, к слову, раскрывается в спектакле с помощью образа покупательницы Ирины, которая любит магазин за дешёвые цены, а сбежавшую Карлыгаш, пытавшуюся найти у неё укрытие, сдаёт в полицию), то, возможно, говорить об этом так, как это делают в спектакле — запредельно жёстко и прямолинейно, — и есть единственно верное решение.

Хотя сам спектакль настраивает на почти безусловный негатив, хотелось бы сказать и том прекрасном, что может ускользнуть из поля зрения на фоне такой трудной истории. Прекрасно, что в НДТ появляются молодые режиссёры, наследующие традиции своего наставника, а на сцену выходят артисты разных поколений, которых объединяет одна актёрская школа. Такая сплочённость и преданность своему делу — явление в театральном мире крайне редкое, особенно в нынешнее непростое время.

Фотограф Елена Батурина

Понравился материал? Пожертвуйте любую сумму!

А также подпишитесь на нас в VK, Яндекс.Дзен и Telegram. Это поможет нам стать ещё лучше!

 

Добавить комментарий

Для того, чтобы мы могли качественно предоставить Вам услуги, мы используем cookies, которые сохраняются на Вашем компьютере. Нажимая СОГЛАСЕН, Вы подтверждаете то, что Вы проинформированы об использовании cookies на нашем сайте. Отключить cookies Вы можете в настройках своего браузера.
Согласен

О проекте

© 2011 - 2024 Портал Субкультура. Онлайн-путеводитель по современной культуре. Св-во о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 - 66522. Проект предназначен для лиц старше 18 лет (18+).

E-mail: main@sub-cult.ru

Наши партнёры:

Приложение Фонбет на Андроид

Яндекс.Метрика