Напишите нам

Есть интересная новость?

Хотите, чтобы мы о вас написали?

Хотите стать нашим автором?

Пишите на: main@sub-cult.ru

Хотите разместить рекламу в нашем проекте? Пишите: main@sub-cult.ru

На Фестивале "Коляда-театр На Страстном" вышел к зрителю "Борис Годунов", ведомый за руку Николаем Колядой. О природе власти и неудержимой воле к ней одного человека, разыгранной на площадке Театрального Центра "На Страстном", рассказывает наш корреспондент Екатерина Нечитайло.

борис годунов, коляда-театр, николай коляда, на страстном, нечитайло

Буквально за несколько минут до начала спектакля

слышу диалог двух молоденьких девушек:

- А спорим, сейчас опять плясать будут?

- Да по-любому!

В этих словах есть доля правды, но в ситуации с "Борисом" дело обстоит куда сложнее. Здесь фирменные колядовские узоры-хороводы взлетают практически до уровня шаманизма в масштабах государства, где Россия - матушка в лохмах кумашных, а люд русский снова плачет и поет. Потому что это бессмертный "Борис Годунов", потому что «…мальчики кровавые в глазах» , потому что "Коляда-театр".

Часто при упоминании о Годунове перед глазами сразу же встает стационарная картинка, где бы крики-вопли, великодержавный пафос, зал человек так на 700 минимум. А еще много страшных слов типа: "визуализация", "авторский замысел", "ответственность перед драматургом". Этакие стереотипы, знакомые каждому еще со школы. Но Коляда в корне от такой постановки вопроса отказывается: ничего не визуализирует, не "раскрашивает", даже не интерпретирует. Он, пропуская всего автора через себя, рождает новый текст, также, как сам Царь Борис, умирая, являет из нутра символ власти - державу, огромный сверкающий дискошар.

Главное, что история-то эта не про политику, не просто про абстрактные понятия "народ", "власть", "царь", "рашн стайл". На наш суд представлено два монодиалога, пропитанных болью и правдами, после которых в сознании повисает вопрос идентичный названию пьесы Аллы Соколовой "Кто этот Диззи Гиллеспи?" - "Кто же этот Борис Годунов?".

борис годунов, коляда-театр, николай коляда, на страстном, нечитайло

С первых секунд он как будто случайно выхвачен лучом света в толпе, сходу и не скажешь, что это будущий самодержец (Олег Ягодин). От величественного образа здесь нет ничего: он "плоханькой", "хиленькой", "неприметненькой". Человечек из толпы. Не таким себе его представляли? Правильно делали. Это все только на время, пока он в своей утлой каморочке готовится "слово молвить" перед честным народом. Публика же станет своеобразной таблеткой от страхов, зажимов, неуверенности: и энергия откуда-то появляется, и подача с харизмой, и жест. Теперь он властен, громкоголос и уверен в себе, а народ внимает, ликует, завораживается. И все бы ничего, да только трибуна - плаха, страна в обмотках, да руки у царя-батюшки нашего в крови по самый локоть.

А далее начнутся тотальные метаморфозы под кодовым названием "к чему приводит власть", которые исполнены Ягодиным на потрясающих и тончайших светотенях. Радует, что его Годунов в первую очередь Человек, а уже потом правитель. Человек властвующий, человек, переживающий, человек несчастный, более того, человек "ничей". Он прекрасно знает, что ждет в дальнейшем его детей (Ирина Плесняева, Евгений Чистяков), пытаясь хоть как-то подготовить их. Щемящая тема одиночества проклевывается и в столь остервенелом наполнении кусками куриц матрешек, и в системе "бью по горбику - целую в него же - жду реакции народа", и в сцене смерти , когда ему элементарно даже не с кем поговорить. Вот взял и умер как-то вдруг. Один. Можно сказать, что на пике карьеры и вершине одиночества. Сквозь колокольный перезвон слышится тонкий отзвук пьесы Николая Коляды "Землемер": "я не готов, я не успел, я хочу с тобой пойти, но я не долюбил, я не успел, я ничего не успел...".

борис годунов, коляда-театр, николай коляда, на страстном, нечитайло

Недолюбил и Гришка Отрепьев (Илья Белов). А сколько юности, напора, искренности, веры в себя. Кажется, что ему подвластно все, для него закон не писан: и по стенам пробежим, если нужно будет, и иконы с ног на голову поставим, которые безмолвно наблюдают за всем, что творится, и Марину Мнишек (Василина Маковцева) завоюем. Только руки в крови и у него по самые плечи. Под конец уже не разобрать, кого боятся больше: небольшенького мальчишки Гришки-самозванца или его громадной тени, которая гремит эхом по России. Тяжела она, мономахова шапка.

Вот эта самая шапка, вернее сказать, сетка, и похоронит под собой истинные лица действующих, оставляя маски, глаза перекроет так, что душу не видать. Пимен на своих духовных и, кстати сказать, смиренных монологах с азартом рубит курицу и выкладывает ее на подносы, создавая тем самым полотно истории России в кровавом варианте. Позже этими подносами с кусками рубленого мяса воспользуется и сам правитель, чтобы оживить или окончательно умертвить свой матрешечный народ. Чисты ли персонажи помыслами аль ножичек за спиной держат? Хотя нет, за спинкой-то у каждого из них и нас горб. Что он есть? Грех, который царь периодически пытается скинуть с себя ? Тяжесть бремени, которым наделены и те, кто "у руля" и простой народ? Уродливость - Юродивость? Кстати, сетки на лице Юродивого (Сергей Колесов) нет. Правильнее сказать, есть, но отличная от других - она прорисована гримом. Сбросить-то, видать, сбросил, а шрамики-то вот они.

борис годунов, коляда-театр, николай коляда, на страстном, нечитайло

Николай Коляда опять не навязывает никаких позиций мол: "вот так не делайте - это плохо, а вот так почаще - это очень хорошо". Он ставит перед нами много вопросов, глобальных проблем, но исключает конкретные манипуляции, позволяя самим искать выход. Он виртуозен в частностях подробностях: ну казалось бы, можно Гришке было бы просто планы сидеть наворачивать - а он хоп - погоны себе лепит из куриных крылышек, можно Пушкину (Александр Сысоев) после застолья с Шуйским просто уйти, а тот хвать - и стащил себе еще кусочек со стола, в музыкальном плане проще было бы вставить некие кусочки оперы Мусоргского, но мы-то слышим необычное хрипловатое "Боря-Боря Годунов" на мотив "во саду ли, в огороде". И слово «просто» медленно перечеркиваем.

борис годунов, коляда-театр, николай коляда, на страстном, нечитайло

В целостном восприятии этот спектакль подобен морю с его потрясающей непредсказуемостью и стабильной ритмичностью. Действие нарастает-нарастает, накатывается, кипит волною и тут...возникает Годунов, создавая своим появлением некую паузу, передышку, штиль перед бурей. Он будто зловеще шепчет: одумайтесь(ся), оглянись, не руби(те) с плеча. Но жизни обесценены: с ними можно играть, можно презрительно выплюнуть (что и сделает Борис в конце одного из своих монологов), можно скинуть, можно просто разрубить. По свистку встают, по свитку ложатся, по свистку умирают, оставляя щепки из человеческого мяса. И все эти щепки, закруженные в диких танцах, символах, интригах, к финалу собираются не то в мозаику, не то в калейдоскоп, не то в тот самый сверкающий диско-шар власти, изъятый из утробы мертвого царя, на который столь заворожено смотрит Народ и зритель, сливаясь воедино и молчаливо ожидая своей участи.

Понравился материал? Пожертвуйте любую сумму!

А также подпишитесь на нас в VK, Яндекс.Дзен и Telegram. Это поможет нам стать ещё лучше!

 

Добавить комментарий

Для того, чтобы мы могли качественно предоставить Вам услуги, мы используем cookies, которые сохраняются на Вашем компьютере. Нажимая СОГЛАСЕН, Вы подтверждаете то, что Вы проинформированы об использовании cookies на нашем сайте. Отключить cookies Вы можете в настройках своего браузера.
Согласен

О проекте

© 2011 - 2024 Портал Субкультура. Онлайн-путеводитель по современной культуре. Св-во о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 - 66522. Проект предназначен для лиц старше 18 лет (18+).

E-mail: main@sub-cult.ru

Наши партнёры:

Приложение Фонбет на Андроид

Яндекс.Метрика