Топ-100

Напишите нам

Есть интересная новость?

Хотите, чтобы мы о вас написали?

Хотите стать нашим автором?

Пишите на: leonovichjohn@mail.ru

Хотите разместить здесь статью? Пишите: leonovichjohn@mail.ru

На рубеже XIX-XX веков в искусстве происходили радикальные изменения – наступила эпоха модерна. От чего она открестилась, что переняла, и во что превратилась?

Творцам нового искусства претила строгие искусственные каноны и мнимая логичность мироздания, которую декларировали классицисты. Картины классиков были полны античных сюжетов, а пьесы, например, Корнеля и Расина – патриотического пафоса и восхваления общественного долга. Эта формализованная художественная реальность изжила себя. Модернисты симпатизировали романтикам, которые обратились к внутреннему миру человека, увидели в нём красоту. Герои романтиков, того же Байрона, пытались познать себя и мир вокруг: путешествовали физически и метафизически, восхищались загадочной культурой Востока и природой. Модерн подхватил и расширил эстетику романтизма, стал возводить в культ не только волшебное и далёкое, но все проявления богемной жизни, в том числе повседневность.

Глубже модернисты начали интересоваться и вопросом человеческих ощущений, описанием чувств и сознания. Поэтому художники-модернисты отошли от реализма, для них важно было запечатлеть не объект, а чувство, испытанное при взгляде на него. А писатели-модернисты, такие как Пруст, Вулф, Джойс, Фолкнер, поняли, насколько сознание странное и сложное. Время течёт не так, как воспринимает его человек. Их романы используют технику «потока сознания»: мир описывается как череда мимолетных моментов, мысли героев хаотичны, бессвязны спутаны.

Французский философ Анри Бергсон считал, что сознание – поток, река, волна. И как нельзя два раза войти в одну реку, так и нельзя два раза пережить одно и то же чувство, увидеть одну и ту же картинку. Но люди не видят, что мир меняется с каждым движением глаз. Дело в том, что ум приспосабливает к реальности. Если мир вокруг будет постоянно меняться, человек сойдет с ума. Поэтому ум останавливает картинки, делая их статичными. Проблема в том, что человек не является самим собой, не живет своими ощущениями: живет в абстракциях, не ощущает мир непосредственно, но через идеи и штампы, не живет в настоящем и не знает, что это. Человек не спонтанен, считает Берсон. Сознание всегда блокирует непосредственные ощущения, навязывает понятия. Идеи Бергсона пользовались популярностью у модернистов, поэтому Владимир Набоков назвал цикл романов Марселя Пруста «иллюстрированным изданием учения Бергсона».

На смену модернистам пришли постироничные постмодернисты, провозгласившие смерть автора, но это уже совсем другая история. Заинтересовавшись эстетским модерном, мы поговорили с петербургскими экспертами и любители разных искусств и узнали у них, перед какими картинами в музее сделать лицо посложнее, под какую музыку думать о высоком и какие романы обсуждать на светских вечерах.

Кафку сделать былью

Юлиана Каминская, литературовед, кандидат филологических наук о литературе:

– Из модернистов советую Кафку почитать. Он чудесно воспринимается сквозь призму Достоевского и его Петербурга. Да и кафкианская абсурдинка сейчас замечательно оттенит наше смутное время. Принципиально важным считаю для восприятия модернистской литературы осмысление ее как реакции на кризис традиционных представлений о культуре и ее ценностях.

Юдифь, подержи мою голову

Анастасия Матвеева, профессиональная художница, выпускница Академии художеств, о живописи:

– Самые яркие представители модерна – Климт и Муха. Что характерно для их стиля, так это вытянутые и плавные линии, много орнаментов, чувственность и сексуальность. Модернисты часто использовали цветы как прообразы орнаментов, например, лилии, ирисы. Ирисы – это вообще цветок модерна. Русский модерн же немного специфичен, но к нему обычно относят художника-графика Билибина, у него много орнаментальных работ, а ещё Врубеля.

В целом, модерну характерна декоративность, художники модерна уделяли большое внимание деталям. Им не свойственна передача воздуха и пространства (что важно академическим и классическим художникам). Модернисты стремились к плоской, лощеной декоративности и выразительности».

Гимнопедия – это не ругательство

Екатерина Шклярук, артист хора, автор телеграмм-канала о музыке:

– Начиная осознанное знакомство с музыкой эпохи модернизма, нужно сразу принять особенности этого направления в искусстве в целом. Время модернизма – это поиск новой формы, поэтому надо быть готовым к «непривычному» звучанию, трудностям в восприятии мелодии. Нарочитая простота или, наоборот, специальное усложнение гармонии, атональность – это может сбить с толку. Но не нужно сдаваться, следует дать себе возможность привыкнуть и вслушаться. Держите сознание открытым – это самое главное. В моем понимании музыка модернизма никак не связывается во что-то общее. Я советую тех, кого сама слушаю: Сати, Дебюсси, Сибелиус, Прокофьев, Шостакович.

Итого: штрихи к портрету модерна

Образы мира и мир образов модерна очень разные, творцов начала XX века объединяет поиск новых представлений и форм. Они заметили, что эстетический опыт не соответствует бытовому, поэтому пошли против традиций, гармонических канонов, попытались нащупать и отразить нечто более глубинное.

На фоне катастрофы и кризиса либерализма мыслители поняли, что та личность, которую человек любит и лелеет, личность, которая чувствует и мыслит – ненастоящая. Все эмоции вычитаны в книжках, взяты напрокат, построены на основе чего-либо. Идеи никогда не бывают своими, только чужими, ибо человеку навязаны способы мышления и чувствования. Чувства внушает культура. Природу учат видеть натуралисты. Модернизм же попытался уловить что-то глубинное в человеке, но не героизировать его, как романтизм, а препарировать его разум и чувства.

Понравился материал?

Подпишись на наш Яндекс.Дзен

А также паблик Вконтакте!

 
16+