Топ-100

Напишите нам

Есть интересная новость?

Хотите, чтобы мы о вас написали?

Хотите стать нашим автором?

Пишите на: leonovichjohn@mail.ru

Татьяна Трубникова

Беседа с писателем – это целая история, в которой он раскрывается сам, раcсказывая о чем-то особенном, интересном. Иногда всплывают воспоминания из детства или юности, яркие моменты из творческой жизни. Героиня нашей беседы – Татьяна Трубникова.

Уверена, что нашим читателям было бы интересно узнать о Вас чуть больше, чем сказано в краткой биографии. А могли бы Вы нарисовать свой словесный портрет?

– У меня есть художественный автопортрет. Нет, словесный не смогу… Я себя только в зеркале вижу. Могу сказать только одно: все в моей прозе. Это известная истина: что бы ни написал писатель или художник, это будет его автопортретом. Так что просто читайте мою прозу. В ней вы увидите меня всю… Как есть.

«Родной отчим» очень жизненная история. Честно говоря, читая, не сдержала слез. Скажите, она имеет отношение к Вашей судьбе?

– Нет, не имеет. Прототип героини – моя школьная подруга. Иногда я была у нее дома и видела портрет ее родного отца в красивой рамке, на которого она необычайно похожа. Я сама не столь похожа на своего отца… У меня никогда не было отчима. История эта жила во мне почти тридцать лет, пока я не решила-таки записать ее. Отчим ее умер давно, мы только закончили школу. Так что история, конечно, придумана, но фактическая основа, «мясо» в ней есть!

Почему решили затронуть именно эту тему?

– Потому что рассказ, который я так долго носила в себе, стал будто «стучаться», проситься на бумагу. Наверное, пришло его время.

Ведете ли Вы свой личный творческий сайт?

– Мою прозу можно найти на моем личном сайте, а также на многих порталах, в том числе: http://trubnikova.com.ru/ , Проза.ру, Самиздат, Fabulae: https://fabulae.ru/autors_b.php?id=5312, litnet https://litnet.com/account и других. Многие рассказы убрала из свободного доступа, потому что это не приносит доход. Пишут разное. Есть даже старые враги, увы. Болезненно узнавшие свои образы в моих рассказах. А зачастую – придумавшие это, увидевшие себя там, где я о них и не вспоминала, когда писала. Но это тоже о многом говорит. Отзывы – все! – можно найти на моем сайте. Я публикую все, включая откровенную грязь. Потому что, высказываясь, человек обнажает себя, а не меня. О моей прозе каждый может составить свое собственное мнение, прочтя ее.

Вы пишете не только пером, но и маслом. К 220-летию А.С. Пушкина Вы написали картину «Колокольчики и орхидеи», которая ассоциируется у Вас с романтическими стихами великого поэта. Есть ли у Вас еще какие-то живописные работы и чему или кому они посвящены?

– Эту картину я написала не ко дню рождения А.С. Пушкина… Просто написала ее, потому что купила эти цветы. Этот момент совпал с днем рождения великого поэта. Александр Сергеевич, если обратите внимание, не очень жаловал цветы и природу лета. Любил осень, когда все замирает. Его романтичность лежала в несколько иной плоскости. Отношения между людьми, страсть, чувственность – вот его темы.

У меня есть роман о Сергее Есенине и Изадоре Данкан (Айседоре Дункан) – у нас не понимают иначе ее великое имя, увы… Роман «ТАНЕЦ и СЛОВО». Писала его шесть лет. Роман удостоен литературной премии им. М. Пришвина. Она вручается раз в год по Московской области. Эта премия бесплатна!!! Ее дают действительно лучшим. По правде, по-настоящему.

Много рисовала своих героев. У меня есть несколько портретов С.А. Есенина маслом, а также в технике «сухая кисть». И портрет Изадоры. Танцующая Изадора. Еще сделала уникальную вещь: постаралась восстановить в цвете портрет Сергея Есенина, написанный Борисом Григорьевым с натуры в Париже в 1923 году. Сохранилось лишь черно-белое фото этой картины. Я вникала в палитру Бориса Григорьева, сравнивала оттенки серого на фотоизображении. В результате кропотливой работы получилась копия в цвете. Сам Борис Григорьев признавался, что не слишком добивался портретного сходства. Эту работу подарила в Есенин-центр. Висит в кабинете Светланы Николаевны Шетраковой, директора государственного музея С.А. Есенина.

Погрузившись в образ Изадоры Данкан, поняла, что есть Танец. Именно она открыла мне эту тайну. Да, я ее знала, чувствовала с детства… Но Изадора подарила мне Танец. Я танцую. Хореография моя. Все идеи тоже. Танцую поэму «Черный человек» Сергея Есенина на «Реквием» Моцарта, его стихотворение «Цветы» на «Времена года» Моцарта, «Пой же пой. На проклятой гитаре…» под «Калинку-Малинку», есть танец «Гибель Изадоры» и другие.

Как пришла идея написания истории любви Айседоры Дункан и Сергея Есенина?

– К своему стыду, должна признаться, что не читала Сергея Есенина с 17 до 33 лет. То есть со школы до того момента, когда он мне приснился… Это был странный сон. Исключительно явственный. И даже эротичный. Тоже «носила» его в себе три года, прежде чем записать. Так появился рассказ «Грешные вишни». Думала, что снится милый… Проснувшись удивилась: почему он голубоглазый и светлокудрый? Во сне он кормил меня вишнями из старой облезлой шапки. Аккуратно клал вишни мне в рот. А ведь она была, эта шапка, из шкуры кота Есениных, сам Сергей Александрович носил ее, а донашивал его дед…

Уже потом стала читать стихи Есенина. И всё о нем. Когда прочла про Изадору, будто током ударило: все не то о ней пишут, не то, не то!!! Я ее «увидела». Четко, до конца. И болью отозвалось, какой грязью поливали ее у нас, в России. До сих пор она для многих алкоголичка, развратница, старая баба, похитившая юного прекрасного Есенина. Кто угодно, но только не гений жеста, сказавший огромное слово в Танце. До сих пор вся современная хореография и драматургия танца строится на тех законах, которые она открыла. Понимаете? Она. Прочем она открыла их изнутри себя. Когда человек говорит какое-то новое слово, мы говорим – гений. Да, все идеи витают в пространстве. Но кто-то один может концентрированно их выразить. Даже русский балет, столь любимый на Западе, во всем мире и у нас, великолепный русский балет, и Дягилев, и Фокин, они все основывались на том, что они увидели на выступлении Изадоры Данкан в России. После ее выступления они поняли, все балетмейстеры, хореографы, что нужно изменить в балете. До Изадоры это было просто красивое движение под музыку. Ритмично, красиво. Но просто движение. Когда Изадора открыла свой метод, Танец стал выражением внутреннего духа. Танец стал драмой. Он стал искусством.

В романе «ТАНЕЦ и СЛОВО» политики, пожалуй, больше, чем любви. Изучила все возможные материалы. Ориентировалась на проверенные документы, на «Летопись жизни и творчества С.А. Есенина» ИМЛИ РАН. Изучала поэзию Сергея Есенина построчно, соотнося со временем написания, буквально – по дням, с окружающими людьми и ассоциациями. Есть даже находки. Роман высоко оценен есениноведами! Говорят, что мои герои как живые… И удивительно передана эпоха, «ржавая мреть». Зная манеру Сергея Александровича писать, могу сказать, что записывал он стихи не сразу… И все же я понимаю многие его ассоциации и истоки строк.

Как Вы относитесь к творчеству этого поэта и есть ли что-то особенно любимое из его творчества?

– Я просто знаю его стихи, построчно. И прозу, конечно. Одно из прозаических произведений – «Ключи Марии» – уникально. Могу час говорить о нем. Образ Сергея Александровича навсегда в моем сердце. С той ночи, когда «кормил» меня вишнями.

Беседовала Елена Муханова

 
16+