Напишите нам

Есть интересная новость?

Хотите, чтобы мы о вас написали?

Хотите стать нашим автором?

Пишите на: main@sub-cult.ru

Хотите рассказать о своём проекте или услуге? Пишите на почту main@sub-cult.ru
Корсаж

Остроумный байопик берёт понемногу у предшественников: форма досталась от «Спенсера», стилистика — от «Марии-Антуанетты», а концовка явно была вдохновлена фильмом «Однажды... в Голливуде». И это всё крутится вокруг небывалого перфоманса Вики Крипс, который уже покорил «Особый взгляд» в Каннах.

Картина Мари Кройцер выбивается из серии о монархах прошлого ещё с заглавия: в отличие от нетфликсовской «Короны» всё-таки корсаж не очень-то ассоциируется с королевской особой у большинства зрителей, да и броское «Сисси» звучало бы рентабельнее и вместе с тем отражало бы характер героини. Другое же отхождение «Корсажа» от модных байопиков последних лет кроется в его основе: он снят по оригинальному сценарию, а не по какому-либо литературному первоисточнику. Скорее, направление задано в сторону «Фаворитки» Йоргоса Лантимоса, которая была отмечена на кинопремиях не столько за игру актрис или дотошность костюмеров, сколько за оригинальный сценарий, что уже доказывает гран-при «Корсажа» на Лондонском кинофестивале и, надеемся, подтвердит успех на 95-ом «Оскаре». И хотя название киноленты зависит не столько от самого автора, сколько от её продюсеров, зрителю уже намекают, что история пойдёт не о той самой Елизавете Баварской.

kinopoisk.ru

Киновоплощениями императрицу Австрии несколько обделили по голливудским меркам: в 50-х Сисси посвятили одноимённую трилогию с Роми Шнайдер, в 1968-м Теренс Янг, постановщик нескольких фильмов о Бонде с Шоном Коннери, воссоздал образ Елизаветы в «Майерлинге» благодаря второстепенной роли Авы Гарднер, а в 1972-ом Лукино Висконти для главной женской роли четырёхчасового «Людвига» попросил Роми Шнайдер вновь примерить на себя королевские одеяния. Режиссёрка Мари Кройцер выбрала именно 1877-й год как зачин для сюжета и точку входа в психологизм героини. В фильме Сисси пытается всеми изнуряющими способами удерживать свою красоту, ведь скоро рождество, а вместе с ним и её сороковой день рождения — средняя продолжительность жизни для девушек, как уверяет экранный врач XIX века. И чем это не приговор для самой красивой фрау Австрии? Особенно если мужа-императора больше манит политика, в мир которой её не допускает, а дети ведут себя старше инфантильной матери. Отдушину в рутине из притворного этикетка и многочасовой гримировки Елизавета находит в конных прогулках на любимом скакуне и ребячеством с двоюродным братом, да и это, кажется, недолговечно.

Очевидно, сильнейшее преимущество «Корсажа» на кинофестивалях и кинопремиях — его главная актриса. Вики Крипс вошла в кинематограф в 2011 году, оказавшись на второплановой роли, с которой не расставалась ещё в следующих проектах, пока её не приметил Пол Томас Андерсон для актёрского тандема с Дэниел Дэй-Льюисом в «Призрачной нити». После многочисленных фестивальных похвал за роль Альмы актриса уже блистала на главных ролях у Шьямалана во «Времени» и в «Острове Бергмана» Миы Хансен-Лёве. И хоть «Корсаж» написала и срежиссировала Мари Кройцер, с идеей для фильма к ней пришла именно Вики Крипс, для которой проблематика фильма, скорее всего, весьма близка: актрисе сейчас как раз 39 лет.

k8

За умеренную камерность визуала стоит хвалить оператора: Юдит Кауфман не упускает героиню ни на секунду экранного времени, загоняет в тесные кадры, помещает в уменьшенные декорации. Вместо того чтобы полностью стилизовать картину звучанием классики, французская исполнительница Камилль с её лейтмотивной «She was» из альбома 2011-го привносит жанр дрим-рока, отчего блеклое чувство сновидения на экране лишь усиливается, хоть и не настолько, как у Дэвида Линча с его музой Джули Круз. Скорее, ощутим эффект сна наяву, который удерживает покрепче любого корсажа. Этому способствует и монтаж, где мизансцены плавно сменяются на контрастные планы: вот Елизавета посещает женское крыло психлечебницы, где пациентки принимают горячие ванны по расписанию, на особо буйной — смирительная рубашка, а уже через мгновение Сисси лежит в позолоченной ванночке, размеры которой словно сковывают её не хуже корсажа. Лишь купаясь голышом да кружась в водном танце с близким другом, девушка ощущает прилив вседозволенности, да и этот приятель «запрещает топиться в его озере». Кройцер и Крипс, подобно Тарантино, но ударяясь в собственную конспирологию, выбирают для своей Сисси лучший финал, чем ей уготовила циничная реальная история, временной поток которой нещадно сбивает с ног тех, кто смотрит в будущее, забываясь опиумом безразличия в настоящем.

Что в сюжетном, что в идейном аспекте картины «Корсаж» так и напрашивается на диалог с прошлогодней «Спенсер» Пабло Ларраина. И над Дианой, и над Елизаветой тяготеют нравы столь неудобного королевского положения. Если первая воспрепятствует тому, чтобы у чад сформировалась личность строго вокруг приличий королевской семьи, то вторая же почти смирилась с влиятельным воспитанием их отца — дети стали заводной частью дворца. Весы с заветным числом в обоих фильмах предстают для героинь некоторым миниантагонистом. Не станет историческим совпадением и то, что в какой-то момент императрица навещает сестру в поместье Спенсеров. Когда как в меланхоличном образе Кристен Стюарт индивидуальные проблемы леди Ди проглядывались с трудом, невзгоды Сисси в обличии Крипс низводятся чуть ли не до перечисления всех проблем женского общества того столетия (или, намекает принцесса, ещё и нашего?). Это не превращает картину в пролог к суфражистскому манифесту, но чего только стоит очевидная метафора в названии: будто границы конкретики и обобщения, как и границы времён, размываются волнами упрощения.

k6

Нередко в исторических драмах автор скуп на юмор. У Мари Кройцер же он исходит, естественно, из Сисси: будь то фарсовое неряшливо измазаться растопленным шоколадом или ехидно показать язык врачу, а толпе завистников — средний палец. Но куда забавнее финальные титры, на которых Крипс танцует с накладными усами под незатейливый мотив.

Момент фильма, в котором придворный художник пишет праздничный портрет императрицы, но та уходит и приказывает ему вдохновиться предыдущими работами, как нельзя лучше описывает произведение Кройцер. Пожалуй, воспринимать «Корсаж» следует именно как постмодернистскую картину: если пройдёте мимо неё, вряд ли пожалеете, но если всё-таки задержитесь на все два часа ­— погрузитесь в стилизованный под XIX век сон, из которого не захочется просыпаться в не такую вольную реальность XXI.

Источник фото: kinopoisk.ru

А также подпишитесь на нас в VK, Яндекс.Дзен и Telegram. Это поможет нам стать ещё лучше!

Добавить комментарий

18+

О проекте

© 2011 - 2022 Портал Субкультура. Онлайн-путеводитель по современной культуре. Св-во о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 - 66522. Проект предназначен для лиц старше 18 лет (18+).

E-mail: main@sub-cult.ru

Яндекс.Метрика