Топ-100

Напишите нам

Есть интересная новость?

Хотите, чтобы мы о вас написали?

Хотите стать нашим автором?

Пишите на: main@sub-cult.ru

Хотите презентовать свою книгу? Пишите на почту main@sub-cult.ru
«Юность» Карла Уве Кнаусгора: книга о нас, написанная от лица другого человека

В издательстве «Синдбад» вышло четыре книги из автобиографического цикла «Моя борьба» Карла Уве Кнаусгора: «Прощание», «Любовь», «Детство», «Юность». На очереди ещё две. А пока разбираемся, зачем читать историю из частной жизни норвежского писателя.

До цикла «Моя борьба» Карл Уве Кнаусгор написал два романа. Первый — «Прочь от мира» — получил Премию Ассоциации норвежских критиков. Второй — «Всему своё время» — хвалили за изображение окружающего мира, но не за сюжет.

Цикл «Моя борьба» начинался как способ выйти из литературного кризиса, к которому Кнаусгора привели безуспешные попытки написать книгу о своём отце. Он решил отказаться от привычного творческого метода и стал писать просто о своей жизни. Хотя «Моя борьба» — художественное произведение, Кнаусгор не менял имена многих персонажей, поэтому уже после выхода книги близкие Кнаусгора обвинили его в том, что он разрушил их репутацию. Журналисты докучали его родственникам и пытались выведать больше подробностей о писателе и его семье.

О чём этот цикл? Из книг мы узнаём о частной жизни Карла Уве — его детстве, формировании внутреннего «я» и подростковом возрасте. Об увлечении рок-музыкой и книгами. Об отношениях с любящей, но почти незаметной матерью и холодным, непредсказуемым отцом. О противоречивых чувствах, которые герой испытывает после смерти родителя. Есть в этих книгах и любовь: жена, измена, страстный роман, трудности воспитания детей.

83© Sindbad

В четвёртой книге «Юность» Карл Уве начинает самостоятельную жизнь. Он только что окончил гимназию, продолжать «традиционное» образование не планирует. Герой убеждён, что цель и смысл его жизни — в писательстве и свободе. Он хочет путешествовать и писать книги, но для этого нужны деньги. Отец спрашивает его, не хочет ли он стать школьным учителем. Карл Уве никогда не мечтал о такой карьере, но зерно этой мысли даёт свои плоды. Ему предлагают работу в школе маленькой живописной деревни Хофьорд на севере Норвегии. Он соглашается, и там начинается его «Юность».

«Едва окончившему гимназию, едва покинувшему родной дом восемнадцатилетнему уроженцу Кристиансанна, чей опыт работы ограничивался парой вечеров и выходных на паркетной фабрике, несколькими статьями в местной газете и месяцем в психиатрической лечебнице, предстояло взять на себя классное руководство в хофьордской школе».

При беглом знакомстве с циклом «Моя борьба» в голове всплывает несколько ассоциаций. Первая — название полностью повторяет название знаменитой книги Гитлера. Из-за этого редактор романов Кнаусгора Гейр Гулликсен сначала запретил его использовать, но позже передумал.

Вторая ассоциация — magnum opus Марселя Пруста «В поисках утраченного времени». Если измерять циклы страницами, Кнаусгор и Пруст практически равны. Однако эти романы мало похожи друг на друга. В первую очередь потому, что написаны людьми из разных стран, с разным положением в обществе и с временной разницей в более чем 80 лет. Прустовский герой — человек более тонкий, изысканный, влюблённый в живопись и архитектуру. Карл Уве нам ближе и понятнее. Кроме того, эти книги написаны в абсолютно разном стиле. В «Моей борьбе» Кнаусгора нет такого количества реминисценций и аллюзий. К тому же говорят, что романы Пруста все цитируют, но никто не читает. «Мою борьбу» проще одолеть широкой публике именно за счёт понятного общеупотребительного, но выразительного языка.

86

Третья ассоциация — цикл «Детство. Отрочество. Юность» Льва Толстого. Николеньку Иртеньева и Карла Уве разделяет колоссальное пространство: как чисто географическое, так и временное. Тем не менее у них есть что-то общее. Нет, конечно, Карл Уве не такой идеалист, как Николенька. Едва ли он считает «стремление к нравственному усовершенствованию» главной целью жизни человека, но тоже стремится к своего рода духовной свободе.

«Я ненавидел авторитеты, выступал против обтекаемости того общества, в котором вырос, — с его буржуазными ценностями и материалистическими взглядами. То, чему нас учили, вызывало у меня отвращение, даже литература; все, что мне требовалось знать, настоящее знание, единственно нужное, было заключено в книгах, которые я читал, и музыке, которую слушал. Ни деньги, ни статус меня не интересовали, я знал, что главное в жизни в чем-то другом».

Николенька Иртеньев, как сейчас принято говорить, человек с привилегиями, дворянин, землевладелец. Именно поэтому он может жить и писать в своё удовольствие, а свободное время посвящать размышлениям, какой должна быть правильная жизнь. Карл Уве тоже интересуется познанием себя. Он хотел бы путешествовать по Европе, читать и писать. Когда-нибудь он достигнет этой цели, а пока ещё нужно пережить полярную тьму и не стать своим отцом-алкоголиком.

85

Если Кнаусгор и разрушил чью-то репутацию (как посчитали его родственники), то в первую очередь свою. Он не стремился изобразить Карла Уве положительным героем. Он прямо говорит о таких бытовых подробностях жизни, как туалет или эрекция, которую трудно скрыть. И благодаря обострённой откровенности Карл Уве располагает к себе с первых страниц. Поклонники цикла говорят, что Кнаусгор писал не о себе, а о них. Что его книга — чужой дневник, в котором читаешь свои секреты. И это действительно так. Мы понимаем себя через Карла Уве: узнаём себя в его тревогах, радуемся его победам и вместе любуемся скандинавскими пейзажами.

Наверное, именно поэтому цикл «Моя борьба» разошёлся в маленькой Норвегии огромным тиражом — люди читали книгу не о Карле Уве, а о себе, да ещё и увлекательно написанную.

А также подпишитесь на нас в VK, Яндекс.Дзен и Telegram. Это поможет нам стать ещё лучше!

 

Добавить комментарий

18+
Яндекс.Метрика