Топ-100

Напишите нам

Есть интересная новость?

Хотите, чтобы мы о вас написали?

Хотите стать нашим автором?

Пишите на: main@sub-cult.ru

Небольшая заметка про небольшой спектакль

В феврале-марте 2021 года в Санкт-Петербурге проходит XIII Международный фестиваль моноспектаклей «Монокль», один из крупнейших форумов камерного театра в Европе. В рамках фестиваля в Театре имени Ленсовета 21 февраля показали спектакль режиссера Екатерины Максимовой «Следы материнских морей» с Марианной Коробейниковой в главной – и единственной – роли. В основе постановки автобиографическая повесть Марины Цветаевой «Мать и музыка», воспоминания о детстве и размышления о влиянии родителей на своих детей, о музыке и таланте.

«По крайней мере будет музыкантша»: «Следы материнских морей» в театре Ленсовета

Первое, что привлекает внимание зрителя – огромная лестница в левом углу сцены со ступеньками в виде клавиш и коваными перилами, похожими на скрипичный ключ. В центре стоит чёрный рояль, подсвеченный проекторами. На сцене появляется женщина в чёрном строгом платье с отглаженным белым воротничком, с волосами, забранными в пучок. Аккуратное платье серьёзной барышни из приличной семьи контрастирует с белыми носочками – синоним детской резвости и беззаботности. Она, смеясь, перебирает страницы книжки, подсвечивая их маленьким фонариком. На соседних сидениях перешёптываются тётушки: «Это Цветаева!». Появляется такое ощущение, будто подглядываешь за героиней – а подглядывать нехорошо. Но вот она уже встаёт и начинает рассказывать: «Когда вместо желанного, предрешённого, почти приказанного сына Александра родилась только всего лишь я, мать, самолюбиво проглотив вздох, сказала: "По крайней мере, будет музыкантша"».

Взаимодействие Цветаевой с матерью происходит через трансляцию портрета и силуэта Марии Александровны (матери) на стены, суровым голосом от её лица говорит в записи актриса Лариса Луппиан. Марина вздрагивает, боится грозного голоса, втягивает голову в плечи или прячется под рояль — в зависимости от ситуации. Мать пытается реализовать себя через дочь – сделать из Цветаевой пианистку, которой из неё самой не получилось. Не из-за отсутствия таланта или других внутренних противоречий – помешало внешнее. А Марине помешало внутреннее – свою «многострадальную немузыкальность» она объясняет наличием другой музыки, поэтической. Потому что «есть силы, которых не может даже в таком ребенке осилить даже такая мать». Потому что есть люди, из которых даже при большом таланте не сделать тех, кем они не являются. В простом, казалось бы, лёгком спектакле скрыта целая трагедия о давлении, нереализованности и сильных характерах, раскрытая с такой чувственной мелодичностью, что трагедией она вовсе не ощущается.

«По крайней мере будет музыкантша»: «Следы материнских морей» в театре Ленсовета

Моноспектакль по праву можно назвать полупластическим. Наблюдение за движениями и эмоциями актрисы, за её погружением в музыку и слово завораживает. Марианна Коробейникова, внешне, конечно, совсем не Цветаева – но внешне она ею быть и не стремится. Порою кажется, что актриса переигрывает – слишком восторженно разговаривает, бешено носится, смеётся невпопад. Но потом вспоминаешь, что это не Коробейникова, это – Цветаева. Ведь поэтесса в своих биографических очерках и пьесах действительно была такой – восторженной, с детским наивным оптимизмом, умением находить что-то затейливое в самых простых вещах. Постановка отлично фиксирует дух поэта, её мечтательность, оторванность от бытового и низменного, стремление получать эмоциональные силы от всего и ото всех. Кажется, что мир Цветаевой близок и самой Коробейниковой, талантливой пианистке, близок путь упорного обучения музыке.

Героиня говорит о том, что мать залила её музыкой, затопила как наводнение – и топит зрителей в море образов, визуальных и музыкальных. Некоторые образы транслируются на стены в формате небольших мультфильмов. Иногда на сцену выбегают дети в цветных балетных пачках – маленькие ноты. Они проказничают, заливисто смеются, бегают по сцене, играют с героиней. Всё в спектакле построено на каком-то возвышенном взаимодействии – героини с нотами, с роялем, метрономом, чудесной лестницей-клавиатурой.

«По крайней мере будет музыкантша»: «Следы материнских морей» в театре Ленсовета

У спектакля – так же, как и у повести – нет чёткой структуры, завязки, кульминации, развязки. Близость к источнику создатели «Следов материнских морей» сохранили. Но в финале у зрителя, как, кажется, и у самой актрисы, остаётся приятное чувство спокойствия от погружения в мир детства и музыки.

В финале героиня рассказывает о том, как после смерти матери молчаливо и упорно сводила свою музыку на нет. Приходили другие учительницы, была возможность продолжить играть. Но ей больше этого не хотелось, играла она для матери, от страху и для её радости. Сводила на нет и сравнивала это с морем. «Так море, уходя, оставляет ямы, сначала глубокие, потом мелеющие, потом чуть влажные. Эти музыкальные ямы – следы материнских морей – во мне навсегда остались».

«По крайней мере будет музыкантша»: «Следы материнских морей» в театре Ленсовета

Если вы запутались в бурном потоке жизни и хотите ненадолго окунуться в мир детства, музыки, волшебства и наивной радости каждой маленькой детали жизни – сходите на «Следы материнских морей». Вспомните себя ребёнком и скажите спасибо родителям за того, кем они вас сделали. Или наоборот – за то, что не попытались вылепить кого-то, кем вы не являетесь.

(Фото с официального сайта Театра имени Ленсовета)

Понравился материал?

Подпишись на наш Instagram

А также паблик Вконтакте!

 

Добавить комментарий

18+
Яндекс.Метрика