Топ-100

Напишите нам

Есть интересная новость?

Хотите, чтобы мы о вас написали?

Хотите стать нашим автором?

Пишите на: main@sub-cult.ru

Хотите дать интервью? Пишите на почту main@sub-cult.ru
TSARGOROX

TSARGOROX — московский студийный проект, основанный Олегом Козленковым и Львом Карелиным в первую волну локдауна. До этого музыканты уже сотрудничали в группе-предшественнице «Очень Высокое IQ», однако полноценный творческий симбиоз случился именно во время записи первого полноформатного альбома TSARGOROX «Русские песни».

В интервью нашему порталу Олег рассказал о предыстории проекта, важности самоиронии, вечных проблемах и много ещё о чём занимательном:

— Итак, проект TSARGOROX родился на смену группе «Очень Высокое IQ». Как долго существовала эта группа и почему её эпоха прошла? Музыканты, видимо, не были сильно заинтересованы в своей деятельности?

— Я переехал в Москву в 2007-м году. Вопреки моим ожиданиям, найти музыкантов в столице оказалось гораздо сложнее, чем в родном Волгограде, где музыканты в принципе охотнее вливались в любые свежие проекты. Здесь же я только гитариста искал полтора года. Но уже в 2009-м году группа, которую мы назвали «Очень Высокое IQ» записала демо из 11 песен. Кстати, название я спёр с граффити в Польше: где-то на эстакаде в Гданьске увидел надпись «Bardzo Wysokie IQ» и подумал — ха, а неплохо! И перелицевал на русский язык с сохранением ошибки в категории рода :) Ведь АйКью — это он, ибо коэффициент. Ну так вот, значит, где-то с 2008-го года началась группа-предтеча «Царьгороха»...

Помню, в «Джао Да» вся кухня вышла посмотреть на нас. А этим людям, я считаю, можно верить — они столько всего слушают каждый вечер, я повесился бы.

Нам сначала было просто по кайфу придумывать песни без жёсткой стилистики, с придурковатыми текстами, чисто поржать и поглумиться. Пафос, столь необходимый русскому року и, наверное, рок-музыке вообще, меня смешил. Поза казалась глупой, напыщенность текстов нелепой. Ну и, в конце концов, не о революции же пели — к чему тут «алисовщина» и гребенщиковские поэзы? Но за всей этой ржакой, конечно, была всегда мысль. И драма была, личные переживания, философия даже местами. Просто всё это за клоунским носом пряталось подсознательно и сознательно. Тоже поза, конечно :)

Вот... а ушло время «ОВIQ» по одной причине. Хотелось что-то делать более серьёзное — и в музыкальном плане, и в идейном. А музыканты не волокли. Меня лично стали бесить репетиции, длинные годы этих хождений на реп-базы, выдача денег постоянная, трата времени — а рабочий процесс был просто выматыванием кишок и нейронов. Понимаете, татуировки барабанов и гитар на предплечьях не помогли людям. Не дали ни мастерства, ни идей. Всё кончилось, слава богу.

Ну и музыка, которую мы производили, видимо, не очень цепляла народ. В клубах мы играли перед 30-50 зрителями, половина была наши же подруги и собутыльники. Хотя клубные бармены говорили, что, мол, круто было :) Помню, в «Джао Да» вся кухня вышла посмотреть на нас. А этим людям, я считаю, можно верить — они столько всего слушают каждый вечер, я повесился бы.

— Есть ли что-то принципиально новое в музыкальном или концептуальном плане, что вы привнесли в TSARGOROX?

— Это вы мне скажите! Вы — слушатель со стороны, я себя не анализирую настолько. В TSARGOROX была, во-первых, первая плотная работа с новым для меня человеком, напарником. Лев Карелин, известный в узких кругах гитарист, нам помогал один сезон на басу в «ОВIQ» и записывал все наши предыдущие альбомы. Универсальный музыкант, но нужно было нащупать друг друга, понять, как наши вкусы и интересы могут объединиться. За окошком был месяц май и ковидная изоляция — для творчества самое то :) У меня были наброски на гитаре, чисто «рыбы» будущих песен и тесты. Концепции не было никакой, честно говоря. Название «Русские Песни» пришло позже, я не подбирал материал заранее — как-то так само сложилось, что много там «русского» действительно. По звуку тоже ничего не могу сказать конкретного, извините :) Мы как по болоту шли — сюда шагнём или туда? Также не могу сказать, чтобы мы очень серьёзно относились к материалу. Это же удовольствие, полёт, никакого плана, ноль инженерии. К тому же что значит «принципиально новое»? Даже экспериментаторы от музыки, мне кажется, не всегда осознают, что они сделали что-то принципиально новое. Это на расстоянии видно, через время. А мы далеки от экспериментов. Ну, может быть, тексты. Мне вот очень многие говорят: «Тексты у тебя, конечно... своеобразные». А что конкретно хотят сказать, я ни разу не понял.

TSARGOROX

— Замечали, что если рок-музыканты в нашей стране выпускают некий «русский» альбом, то это всегда что-то ироничное, но по сути своей довольно печальное? Вот и в ваших «Русских песнях» явно чувствуется эта «древнерусская тоска». По-другому о нашей родине не спеть?

— Не замечал :) Я практически не слушаю русскую музыку. Во-вторых, «ироничное» и «древнерусская тоска» — это вещи разного порядка. В-третьих, так как я сам русский человек, то я могу говорить только о самоиронии — когда я говорю иронично о своей стране, я говорю и о себе. Не отделяю себя от всего происходящего. В-четвёртых, у нас есть очень важная, практически базовая вещь в бытовом инструментарии — это смеховая культура. Это очень спасительная штука. Психику бережёт, пластичности ей добавляет. Далеко не всякий народ понимает, как русские могут смеяться над некоторыми вещами.

А тоска, конечно, есть. Но не путайте с депрессией. Это философская грусть, скорее :) Ни разу не видел, чтобы человек, который что-нибудь осознал важное в жизни, в мире нашем, смеялся. Если это произошло, то он — сто процентов — сдвинулся! «Горе уму» — знаете же, что Грибоедов изначально так назвал пьесу?

— «Русские песни» вышли (и звучат актуально) в 2020 году, но подобный альбом с его проблемными темами легко представить и в нулевые. Неужели общество совсем не развивается?

— Даже если это лесть — всё равно спасибо. Если говорить о музыке, мне, например, непонятно, как нужно актуально звучать. Я как-то раз попал на вручение наград за достижения в независимой музыке — там я понял, что я никогда не сделаю ничего подобного. Хотя я никогда не слушал «популярную музыку» — просто возраст другой, мозги другого поколения.

А набор проблем не уникален! :) Общество не так давно ещё ловило друг у друга блох. Мы до сих пор ведём себя как хищники, как троглодиты и мудаки! Потому и темы актуальны, не только в нулевые, но и в восьмидесятых можно было бы прозвучать понятно. «Шапочка из фольги» — песня про независимость мышления. «Дуры» — про внутренний женский ум, естественную природную мудрость. «Тайны» — про загадки искусственные и вечное непознаваемое. «Gamer» — об уходе от реальности. Довольно вечные темы, хоть и не очень глобальные. Актуальность сохранится и через 20-40 лет.

— Вы упоминали, что не видите смысл в жанровых рамках, и ваши песни действительно звучат довольно разномастно. Некоторые группы попадают в заложники собственного звучания. Легко ли вам удаётся найти уникальное настроение и стиль к каждой из композиций? Насколько длительным и трудоёмким для вас является процесс создания песни от начала до конца?

— Да, только не в заложники звучания, а стиля, скорее. Вот, например, откроем хрестоматию — AC/DC. Зачем они выпустили новый альбом в 2020-м? Никто не знает. Да и последние несколько альбомов. Ничего нового, просто пиршество для преданных поклонников из 80-х. Но даже им, кажется, должно бы уже наскучить. Ан нет :)

Про себя могу сказать — каждая песня по-разному приходит. Что-то идёт от музыкальной находки — какая-то начинает вертеться мелодия в голове, довольно цикличная. Или наоборот — от фразы всё пляшет. Моешь посуду — бубнишь себе что-то под нос — и приходит какая-то фраза, цепучая такая. Из неё рождаётся текст. На него — придумывается музыка. Я когда-то взял за правило записывать в диктофон всё, что приходит в голову. Я почти не слушаю музыку в наушниках, знаете, как — едешь в метро — наушники, идёшь по городу — наушники. Я всё время ходил и что-то напевал сам себе. Так разные «мулечки» приходят. Бубнишь что-то из известного — и рождается что-то своё. Я не умею по заданию писать, как композиторы. Откуда-то сваливаются мелодии. Где-то басовую партию начинаешь бубнить, где-то соло насвистываешь, где-то рисунок барабанный сразу с басом приходит. Думаешь — о, похоже на Red Snapper! Может что-то раскрутиться из этого. Возможно. Потом проходит полгода, переслушиваешь, чушь всякую удаляешь, а жизнеспособные куски развиваешь. А разномастно всё звучит потому, что у меня вкусы в музыке очень обширные. Bjork может сменить Septic Flesh, Screaming Jay Hawkins могут сменить CAN или Enslaved. Потом Сойбельмана могу послушать, затем Helmet, Operation Ivy, Tomahauk, King Crimson, Current 93, НОМ вспомнить и т. п. Каша у меня в башке в общем-то.

— Ваше творчество полно образов и отсылок к другим произведениям искусства. Вы пишете тексты под впечатлением от них или отсылки рождаются уже в процессе работы?

— Я, наверное, сам не всегда осознаю, что влияет в конкретный момент. На всех что-то влияет. Думаю, что человек, который никогда никакой музыки вообще не слышал, если такое возможно — ничего не напишет. Стихов тоже не напишешь, если не прочёл чужих. Творчество — это парадигма видоизменений, соединение того, что оказало на тебя влияние плюс что-то своё. Как говорится, хит должен быть неуловимо похож на три какие-то известные песни :) Нужно, конечно, стараться не стать плагиатором. Но все влияют на всех. Попытки создать что-то ну совершенно свежее и непохожее всем известны, как минимум, в изобразительном искусстве. Но они, как правило, слишком нарочиты. И думаю, что в музыке это сделать сложнее. Будет невозможно слушать, если пойти сразу поперёк всего. Будешь говорить: «Это авангард!» — но у слушателя будут втянуты уши. У меня такой цели нет. Я долгое время слушал всякие инди-группы европейские, и самой любимой до сих пор остаётся Dog Faced Hermans. Также The Ex — это такие голландцы интересные, всем рекомендую. В юности мы смеялись, что так всё странно и атонально. Но потом, расслушав, приходишь в восторг, как у людей работали мозги. Наслоения разномастных партий гитар, баса, голоса, трубы сливаются в такое как бы звуковое кружево. Я пытался долгое время писать именно такие партии — запишешь бас на магнитофон (мне 44 года, я застал ещё бобинные магнитофоны, хе-хе), потом сидишь придумываешь поверх гитарную партию и не дай бог какой-то унисон допустишь! :) Но время прошло, я стал мыслить проще, больше рифовая музыка сейчас увлекает. Но стараемся делать не тупо.

Творчество — это парадигма видоизменений, соединение того, что оказало на тебя влияние плюс что-то своё. Как говорится, хит должен быть неуловимо похож на три какие-то известные песни :)

А тексты — это моя боль. Я пару раз получал заказы на написание текстов. У меня не получалось писать какие-то классические стихи, одухотворённые, по правилам поэзии, каким-то выдуманным кем-то. Типа, вот слово очи можно употребяить в стихах, а слово зенки — нет. На поэтических сайтах говорили: это не поэзия, это рифмованный текст. Ну и збс! Да, текст. Но с моими текстами у слушателя не возникает какого-то упоения рок-героикой, драматичности нет. Как у Iron Maiden, у Цоя — когда хочется взять одной рукой микрофон, голову приподнять и повернуть немного боком и ногой отбивать сильную долю, и чтобы волосы непременно развивались ещё. Странные тексты у меня, я знаю. Но мне это не изменить — это не я уже буду.

— В паблике ВК вы рассекречиваете некоторые из отсылок и рассказываете о песнях. Важно ли вам, чтобы слушатель считал именно тот смысл, что вы закладываете в произведение, или все же каждый волен интерпретировать по-своему?

— Важно, чтобы не задавали вопросы, типа «А что вы хотели сказать этой песней?» :) Интересно было получать комментарии, например, на сайте Стихи.ру, когда люди по-своему интерпретировали текст, находили что-то своё. Я диву давался, как, бывало, совершенно иначе всё воспринималось. А может быть, они лучше меня считывали моё подсознание, кто знает? Я слабый аналитик, я на чувствах больше базируюсь. Вот тексты Егора Летова — это идеал, мне кажется. Набросана просто куча образов, и у каждого они складываются в свои калейдоскопы на основе личного переживания и опыта. Но у меня гораздо всё проще, для трактовок не так много возможностей, мне кажется. К тому же я более конкретным стал за последние 5 лет. Стал какие-то социальные вещи транслировать даже. Проблемы раскрывать. Но не хочется стать занудой, который в песнях поучает кого-то, тыкает носом в то, что в общем-то и так все знают.

— Почему вы не планируете выводить проект за рамки студийных работ? Ваши песни будто созданы, чтобы звучать на больших фестах.

— Надоело ждать стадионы — так сказал бы :) Не будет их, да уже и не надо. Славы и признания хочется до 30-ти лет. Потом как-то становится пофиг. Записали — выложили, и хорошо. Как говорилось в армянском мультике: делай добро и бросай его в воду. У меня сейчас такое же отношение, только к музыке. Желание угадать вкус публики, работа в формате — это ведёт к зависимости. Наши песни находят своего слушателя, их мало, конечно, и я знаю, что можно раскрутить любое говно — всё зависит только от ротаций и вложенных денег, соответственно. Но сейчас хочется просто, чтобы тебя услышало побольше народу. Концерты, туры... Суета это всё. Как говорил один знакомый музыкант: «Комары!» :) Людям нужно увидеть музыканта, политика, киноактёра, пощупать его, полизать, дёрнуть за ухо, выпить с ним. Икону создать, хотя и Будда, и Христос запрещали делать из себя культ, материализовать себя на разрисованных дощечках, в скульптурных изваяниях, в книжонках. Я за язычество в том смысле, чтобы знания передавались «во языцех». Книгу можно сжечь, а предание, полученное от отца, из головы удалить гораздо сложнее. Потому вопрос — разве не хватает просто музыки? Зачем концерты? Для вас это — трата денег, для музыканта это необходимость повторять свои песни, одни и те же, раз за разом. Выгорание — ужасная вещь. Приезжал как-то Кен Хенсли с Uriah Heep — презентует новые песни, старый хер, а ему кричат: «Давай „July Morning“»! А они эту песню написали в 1971-м году! Представляете, как она его достала уже? И надо петь, коль публика требует. Видели бы вы, какое у него раздражение на лице было! Хорошо художникам — один раз нарисовал картину — и она выставляется, ты рядом вино пьёшь. В детском журнале «Весёлые Картинки» всегда был вкладыш — гибкая пластинка на синем пластике. И надпись «Слушай пластинку, смотри картинку». Вот можно, наверное, слушать песни TSARGOROX и какие-нибудь смотреть картинки в интернете или на выставке или просто за окно попялить. В общем-то я оттуда и беру свои тексты и музыку — из-за окна. Лучше всего в поездах пишется. Только беруши нужны.

Наш традиционный заключительный вопрос. Какая ваша главная музыкальная амбиция?

— Быть прослушанным до конца. И, возможно, после этого — понятым.

А также подпишитесь на нас в VK, Instagram и Facebook. Это поможет нам стать ещё лучше!

 

Добавить комментарий

18+
Яндекс.Метрика