Топ-100

Напишите нам

Есть интересная новость?

Хотите, чтобы мы о вас написали?

Хотите стать нашим автором?

Пишите на: main@sub-cult.ru

Хотите дать интервью? Пишите на почту main@sub-cult.ru

В чём особенность жанра пост-рок, чем интересны треки без текста и какие перспективы у стиля в России и мире, рассказали участники группы April Rain.

Как живет пост-рок в современном мире

Как самостоятельное направление пост-рок сформировался в середине 1990-х, однако до сих пор этот жанр остаётся непонятным для многих. Всезнающая «Википедия» дает ему следующее определение: жанр экспериментальной музыки, в основном, инструментальной, для которого характерно использование инструментов, как связанных, так и не связанных с традиционной рок-музыкой.

Впрочем, все это «непонятная муть», говорит Валера Быков, фронтмен и основатель петербургской группы April Rain. В чем именно суть пост-рока, чем интересны треки без текста и какие перспективы у жанра в нашей стране, мы обсудили с ним и остальными участниками коллектива.

Что такое пост-рок

Первый состав April Rain был собран в 2013 году в украинском Луганске. Причиной зарождения можно называть американскую группу Dredg и легендарных Sigur Rós, чье творчество по-хорошему шокировало основателя проекта. Через пару лет коллектив перебрался в Северную столицу, обзавелся новыми музыкантами и за девять лет существования выпустил пять полноформатных и два мини-альбома.

51830605529_e8d77fe863_c

Сегодня в April Rain четыре участника, каждый из которых пришёл к пост-року своими путями. Например, барабанщик Денис Аринович и не думал пробовать себя в жанре, пока однажды не включил трек группы Exploring Yourself With A Knife — эмоциональная композиция стала для него той самой «искрой, бурей, безумием», определившей дальнейший музыкальный путь.

Такая открытость и честность, вклад личных чувств в каждую песню и делает инструментальный рок столь привлекательным для слушателя. К тому же сам жанр — наряду с электроникой или тем же джазом — свободен от рамок, которые так или иначе задаёт стихотворный текст.

«У нас есть один трек со словами, но все остальные треки у нас без слов, и мне кажется, это позволяет слушателю придумать слова самому. Мы даём ему больше пространства, даём возможность самому решать, о чём он будет думать и фантазировать, какие слова внутри себя вспоминать, слушая нашу музыку», — подчеркивает Денис Аринович.

При этом как в инструментальной, так и в традиционной музыке с вокалом, цепляющим элементом становится создание запоминающихся мелодий. Как ни крути, в нашей голове откладываются именно они, ведь даже зная слова, вряд ли можно что-то напеть, не помня первого.

«У нас просто нет аспекта в виде вокала, хотя есть много рок-групп и пост-рок-групп, в том числе, в композициях которых мелодическая линия привлекает слушателя. Она должна быть запоминающейся, в любом случае. Я думаю, один из секретов успеха и в популярной, и в рок-музыке, — это создание запоминающихся мелодий», — отмечает гитарист Паша Кузнецов.

51830262581_1ce6975df3_c

Обозначить признаки жанра, по которым его можно отличить от других, весьма сложно. Например, одни из пионеров пост-рока, британская группа Talk Talk, не сходится ни по одному пункту с его современным определением. А у тех же Моno в ранних вещах нет даже мелодической линии как таковой — сплошные 8-9 минут транса и игр с динамикой звука. Такая непохожесть друг на друга и отсутствие творческих ограничений — по сути признак андеграунда.

«Те люди, которые непосредственно причастны к появлению этого стиля, играли вообще не то, что сейчас называют пост-роком. В принципе, это чем-то похоже на брит-поп: по сути, половину британских групп берёшь, кладёшь — это все брит-поп. А они играют абсолютно разные вещи. А здесь в два раза все запущеннее. Открываешь Spotify, плейлист Post-Rock Essentials и начинаешь слушать — ты не поймёшь, почему это всё называется одним жанром. Двух хоть чем-то похожих песен там не будет», — уверяет гитарист и вокалист Валера Быков.

Единственное, что невозможно предсказать в андеграунде, а значит, в пост-роке — то, как люди отреагируют на новый релиз. Создатели популярной музыки, что крутят на радио или транслируют в TikTok, зачастую пользуются музыкальными приёмами, условно говоря «крючками», цепляющими ухо слушателя. Создавать такую «музыкальную жвачку» — не в правилах April Rain, поэтому каждый выпущенный трек заставляет поволноваться.

Пост-рок и саундтреки

Казалось бы, инструментальный рок располагает нужными инструментами и свободой для создания саундтреков к произведениям. У группы April Rain такой опыт имеется: в 2019 году Валера Быков написал OST к компьютерной игре Seven Summer Days. Вернее, к одной из глав так называемой визуальной новеллы — жанра, в котором от действий игрока зависит концовка рассказа.

Сотрудничество с создателями проекта началось не очень привлекательно: в одну из новелл «Бесконечное лето» включили несколько песен группы без согласования. Дело в том, что все произведения коллектива используются по лицензии Creative Commons, альтернативы авторскому праву. Согласно ей человек может пользоваться песнями AR для некоммерческих проектов, но не должен ничего менять, при этом указывая тип лицензии и прикрепляя какую-нибудь ссылку на группу. Как оказалось, следуют этим правилам далеко не всегда.

51829307007_93fd5c8506_c

Тем не менее спустя время на лидера AR все-таки вышел разработчик игры и предложил ему сделать несколько треков на заказ.

«Более мутных ТЗ у меня не было еще ни от кого. Нужна была песня с таким-то настроением, с перкуссией, и я, получается, первое время работал вслепую и вообще не понимал, куда это все пойдет. Но в итоге такими вот ТЗшками мы добрались. Я даже не помню, сколько раз я там все переделывал, потому что делалось все по одному треку, то есть мы заканчиваем один, начинаем следующий. И идею издать все это где-либо, кроме игры, подал именно Дима [разработчик], а не я», — вспоминает Валера Быков.

Никакой магии и волшебства в создании треков к играм нет, ведь этот процесс усложнился из-за специфики их разработки. Технически музыка пишется слоями и должна подходить под любую сцену в игре: в зависимости от ее динамичности и уровня напряжения эти слои могут появляться или исчезать, что регулируется самими разработчиками. В задачи композитора входит спланировать саундтрек таким образом, чтобы при убирании любого из компонентов он не терял своей целостности. Если раньше в разных сценах просто звучали разные мелодии, то сейчас, помимо фоновой темы, нужно «досыпать» или откидывать другие звуковые элементы.

«Технически этот пипец как сложно. Нужно не просто уметь писать музыку, нужно уметь еще и кодить немножко. Эта музыка, она как «Наполеон»: корж, крем, корж, крем. То есть любой корж можешь из торта вытащить, и он менее вкусным от этого не станет. И для этого нужен навык, сейчас ни одного новичка ни в одну игровую студию не возьмут», — делится лидер AR.

Значительная часть российской аудитории группы пришла благодаря игровому саундтреку, о чем свидетельствует статистика стриминговых прослушиваний. Это дает повод задуматься: не скрыт ли потенциал всего жанра в этом деле? Ведь не секрет, что многие открывают для себя исполнителей именно благодаря услышанной в фильме или игре песне.

«Мне кажется, саундтрек — инструмент популяризации не жанра, а именно команды. Если ты хочешь раскрутить свою команду, то можешь написать на заказ саундтрек и те, кому он понравится, узнают про тебя и будут слушать. А так, чтобы жанр… Мне кажется, это не угадать. Чем больше людей будут просто слушать и найдутся те, кто будет его раскручивать, будет про это рассказывать, тем лучше. А группы могут раскручивать только себя», — говорит бас-гитарист Антон Медведев.

51830376178_3d7878a843_c

Опять-таки удачные примеры есть: рок-группы Explosions in the Sky или Mogwai. Они записывают целые альбомы в качестве саундтрека к каким-либо фильмам, однако делают это, уже будучи успешными и известными. Популярности музыканты добились как самодостаточные исполнители — и после для себя решили, что им интересна работа в таком формате.

«Бывает такое, что они выпускают один свой альбом, один OST к какому-нибудь фильму. Причем там фильм даже не художественный — саундтрек к документальному фильму. Но музыка от этого вообще не страдает. Мне кажется, это один из способов заработка без лишней скромности. Тем более, если ты создаешь саундтрек не важно к чему, права то остаются у тебя. Это хороший стимул сесть и сделать то, что тебе действительно нравится», — подытоживает Валера Быков.

Трудности коллаборации

И если создание саундтреков хотя бы приносит коммерческую выгоду, не прибавляя популярности музыкантам, то, казалось бы, рабочая схема записать с кем-то совместный трек и обменяться тем самым аудиторией, тоже не работает.

Разнородность музыкантов, играющих пост-рок, осложняет их творческую коллаборацию друг с другом, однако в целом это мало кому выгодно и интересно. Большинство групп сосредоточены в первую очередь на создании фирменного звучания и атмосферы, которая рождается из их музыки и ассоциируется у слушателей именно с ней. При этом интересны опыты, когда команда приглашает к себе конкретного музыканта из другой группы — например, барабанщика, играющего в неповторимом стиле — и пишет с ним совместный трек.

«У нас было предложение от Crows in the Rain, но я отказался, потому что там восемь человек в группе. У них барабаны, бас, две гитары, струнный квартет — куда там залезть? И зачем? Тут уже получается больше вероятность накосячить: и фанатам тех не понравится, и наши фанаты вообще не поймут, где April Rain. Получается ни вашим, ни нашим», — приводит пример Валера Быков.

51830262671_6efc7aeb08_c

Успешные примеры сотрудничества в пост-роке, конечно, есть, но важен другой вопрос: насколько современному слушателю нужны коллаборации музыкантов? В эпоху клипового мышления и сумасшедшего количества контента зацепить потребителя сходу становится все труднее. Исполнителю важно заявить о себе и раскрутить свое имя, а коллаборации тех, кто пока не слишком известен, замечают всё-таки единицы.

«В нашем жанре, наверное, единственный вариант коллаборации — это если мы притащим какого-то вокалиста. И да, это будет профит, но у меня самого почти четыре октавы, я еще помню, как петь. Но текст… Слишком большие требования у меня ко всему: либо хорошо, либо никак. Поэтому у нас всего одна песня с вокалом. Я просто не знаю, о чём петь», — подытоживает фронтмен.

Зато о чём играть, группа April Rain знает. Настроенческий образ их творчества определен — меланхоличная, задумчивая музыка, полная скрытых эмоций — и по большей части она является отражением участников коллектива. При этом исполнительское отношение накладывает отпечаток, и к прослушиваю треков подходишь по-другому.

«До прихода в группу ты воспринимаешь эту музыку как слушатель. А с того момента, как я начал играть в группе, [пошёл] уже какой-то обратный процесс. Почерпнув вдохновение от каких-то других исполнителей, пытаюсь привнести что-то своё, добавить к звучанию что-то новое, расширить таким образом горизонты», — рассказывает гитарист Паша Кузнецов.

«Лично для меня играть музыку и слушать музыку — это вообще два разных действия. Я не связывал, что могу играть одно, а слушать другое — так часто получалось за мою музыкальную карьеру. Не обязательно любить пост-рок, слушать его, чтобы играть, и наоборот. Даже бывало так: ты слушаешь команду, она тебе нравится, а приходишь туда играть и играть неинтересно», — делится своей точкой зрения бас-гитарист Антон Медведев.

51829306817_206a59cbd2_c

Создавая новые композиции, приходится часами переслушивать написанное, чтобы доработать и улучшить их перед релизом. И в этот период приходится «вариться» в эмоциях, вытаскивать их из себя, чтобы облечь в музыку, а после произведение становится самостоятельным и уже никак не влияет на исполнителя.

«Потому что я ни с чем это не ассоциирую. Сторонний человек, который придёт к нам на тот же Spotify или Яндекс.Музыку, так или иначе начнёт какую-то песню с чем-то ассоциировать. Оно больше влияет в момент создания, а не в момент прослушивания. Так, чтобы взять и покрасить все песни в какие-то определенные цвета, у меня не получится, наверное. Чужое — да, своё — нет. Мне просто надо писать, я пишу. Но бывает, что да, некоторые [треки] до сих пор цепляют: а, смотри, это ты написал», — признается Валера Быков.

Российский андеграунд

Говорить о перспективах развития жанра в нашей стране сложно, ведь лейблов, помогающих, но не обдирающих с доходов группы, крайне мало. Очень многие коллективы выпускают один-два альбома и разваливаются; есть те, кто может позволить себе существовать и раз в три-четыре года что-то записывать. Играть пост-рок, по сути, больше хобби, чем бизнес, ведь чтобы выйти на высокий уровень, нужно приложить множество пиар-усилий.

«Одна из проблем, как мне кажется, это радиоформат, который заточен на определенного типа музыку. Радиостанции по-прежнему диктуют, что должно быть на радио, в каком формате, какой длительности и интенсивности песня. И по-прежнему есть очень большое количество людей, которые просто не имели возможности где-то услышать нашу музыку или музыку других российских пост-рок музыкантов», — обращает внимание гитарист Паша Кузнецов.

Тем не менее сейчас массовое распространение получили стриминговые сервисы, и это помогает даже малоизвестным группам достучаться до своего слушателя. Миллионы людей находят новую для себя музыку в Spotify, Apple Music и на прочих платформах, что определенно способствует продвижению групп и наращиванию их аудитории. А она, в свою очередь, весьма разношерстная, пусть мы и говорим об андеграунде.

51829306882_82cdb51216_c

Так, среди поклонников April Rain найдутся как подростки — пришедшие, вероятно, из той визуальной новеллы — так и зрелые люди, которым далеко за 40. Об этом свидетельствует не статистика прослушиваний в интернете, а живые концерты, которых за годы существования группы было достаточно.

— Как проходят инструментальные рок-концерты?

Д.А.: На самом деле очень сильно по-разному. По большей части люди стоят, погружаются в себя, на каких-то более мощных, драйвовых моментах покачивают головой в такт музыке. Попадаются плачущие люди — видимо, они очень глубоко погружаются в себя на некоторых треках.

П.К.: Мне кажется, у каждой рок-группы, если нас относить к пласту рок-групп вообще, есть какая-то своя ядерная аудитория, которая приходит на концерты и под большую часть песен будет вести себя энергично. Просто специфика наших песен такова, что таких людей у нас меньше.

Погрузиться в транс, задуматься и помечтать под музыку можно будет уже 11 февраля, когда April Rain даст концерт в рамках фестиваля Post-Noir Fest 2022. А к концу года, возможно, появится и новый альбом, открывающий ещё одну грань творчества музыкантов из меланхоличного Петербурга.

Автор фото: Анастасия Стародубцева

А также подпишитесь на нас в VK, Яндекс.Дзен и Telegram. Это поможет нам стать ещё лучше!

 

Добавить комментарий

18+
Яндекс.Метрика