Город и псы: Мысли о свободе и сатира на современность в новом романе Рината Валиуллина «Привязанность»

Понравилось? Расскажите друзьям:

В издательстве АСТ  вышел новый роман петербургского филолога и писателя Рината Валиуллина, который выделяется на фоне предыдущих романов автора.

 Новый роман Рината Валиуллина то ли о человеке, то ли о собаке

Ринат Валиуллин, снискавший славу как знаток женской души, в этот раз написал вовсе не об отношениях мужчины  и женщины  и не о гендерных проблемах. Хотя несколько романтичное название «Привязанность» может сбить читателей с толку.

«Привязанность», как рассказывает сам автор, -  это прогулка по Петербургу то ли человека, то ли собаки. То ли Шарля, то ли Шарика. Который бежит на встречу то ли Маши, то ли Мухи. То есть все, конечно, начинается с человека, который бродит по городу, начиная, от Владимирской, Кузнечного рынка, затем выходит на Аничков мост, и далее по Невскому -  к Дворцовой площади, что привязана к Александрийскому столпу, как собака  к столбу. И вроде это человек, но как-то незаметно происходит подмена, и вот это уже собака несется вдоль улицы, свободная, счастливая, подкормленная этим самым человеком.  

Все похоже на безумную фантастическую историю, но за фантастикой кроется груда проблем современного человека, чего так не хватает русской литературе сегодня.  Современная русская литература находится на распутье. Завоевав любовь всего мира своим реализмом, в настоящее время она этот реализм практически растеряла. Книжные полки в магазинах, шорт- и лонг-листы литературных премий пестрят романами в основном  историческими, либо и вовсе фантастическими. То есть либо прошлое, либо не вполне реальное будущее. Наше сегодня, к сожалению, практически никем не отражено.  Многие критики и литературоведы отмечают, что у сегодняшнего читателя нет возможности взглянуть на себя, на современную реальную жизнь. Как будто она того не стоит? Как будто бы писателям нечего сказать о своей эпохе. Или страшно.

«Привязанность» отвечает времени. Это размышление о свободе, а сегодня человек не свободен как никогда. Вот он, герой нашего времени – он сидит в офисе, зажатый со всех сторон привязанностями: к телефону, интернету, работе, друзьям, любимой, дурным привычкам и коту. Другие привязаны к «детям, к мужу, к вещам, к себе, трехразовой еде, к дому, к плите, к телевизору, к родителям, даже к небу, к погоде, к работе, к Александрийскому столпу».  И, казалось бы, нет никакой возможности вырваться и стать свободным, да и не всем-то хочется, ведь так жизнь привычнее и понятнее. «Свобода от нас никуда не денется»  - говорит одна из героинь романа Шарику. Но вдруг отключили телефон, затем интернет и  пошло-поехало. Вот уже перед нами Шарик, альтер эго Шарля. Лучшее, как нам показывает автор, что может случиться с человеком. Он течет по жизни из переулка в переулок, в поисках еды, любви, встречается с подружками, эмигрирует на время во Францию, пишет в итоге роман, по которому снимают фильм. И на вопрос: «Как вы докатились до такой жизни?» он отвечает коротко и ясно: «Я люблю кататься».

Но интересно в романе не только это. История, начинающаяся в духе Булгакова, с течением страниц все больше и больше напоминает творчество Салтыкова-Щедрина. Валиуллин, прикрываясь стенаниями человека и остроумными разговорами собак, создает блестящую пародию на современность во всех ее проявлениях. На общество, политику и даже на погоду.

Здесь собаки собираются в космос, и их отбирают, словно на конкурс красоты – кто лучше пройдет по подиуму, тот и летит.

Щенки выходят на митинг:

«Сын весь в папашу, тоже все на приключения тянет. Связался с каким-то ультраправым движением, вот и митингуют у НИИ им. Павлова за свободу условных рефлексов. Боюсь я, как бы его туда не забрали. Может, ты с ним поговоришь, Шарик».

Город обклеен плакатами с президентом с подписью: «Выбор всегда есть — навеки ваш, Президент».

Гуляя по городу, Шарик заходит в Эрмитаж на выставку  «Протест мертвых безродных котов» и «Карнавал мертвых придворных дворняг» - аллюзия на скандальную выставку Яна Фабра. Там, среди висящих экспонатов, Шарик находит своих, уже бывших, друзей и рассуждает, кто и как оказался тут. Один из них, например, служил в войсках собак ру, разминировал Полмира, а потом погиб в Нелепо. Как это нелепо. Намек понятен.

Новый роман Рината Валиуллина то ли о человеке, то ли о собаке

Сам Шарик успевает получить серьезную должность и поработать на таможне:

 — Ну, рассказывай, что за работа? — легла Муха на спину, зазывая его в свои объятия.

— Обнюхиваем багаж на взрывчатку на вокзалах и в аэропортах, — сделал он вид, что не замечает ее игривого настроя.

— Неужели она чем-то пахнет? — Муха вдруг вспомнила, что забыла почистить зубы после рыбы, и ей стало неудобно.

— Кому-то пахнет, а я только еду в сумках чую. Создаю видимость, нос, правда, устает к  концу рабочей смены, у нас добрая половина таких неспособных работников, — сделал Шарик серьезные уши.

А вот и рассуждения героев о пенсии:

— А на что жить будешь?

— Как на что? А пенсия?! На их пенсию можно гарем содержать.

— Шарик на пенсии? Не смеши меня. Заскучаешь?

— Что-нибудь придумаю.

— Ресторан откроешь?

— Почему ресторан?

— В кино так показывают, у всех ино-странцев единственная мечта — ресторан открыть.

— Нет, ресторан невыгодно. Нужна сеть, Фас! Фу! Д! — слышала про такую?

Отдельное место в романе занимают премудрые мысли  кота, которого можно считать еще одним антагонистом Шарика:

«Я вошел в зал, кот смотрел, не отрываясь, кино.

— Что, опять Том и Джерри?

— «Ленин в Октябре», — и добавил довольный со стула: — Революция — гениальный флешмоб, столько народу собрать в Петербурге в ночь, в простуду погоды, — мечтательно глянул кот на меня и продолжил: — Только никак понять не могу: почему черно-белая пленка?

— Чтобы взгрустнулось, — зашлепал я тапочками в сторону кухни».

«Привязанность» усыпана такими отрывками. И если предыдущие романы Валиуллина разбирали на цитаты, то из последнего текста можно бесконечно вычленять целые юморески. Если их собрать вместе, то по следам романа получится неплохой сборник злободневных анекдотов о современной России.

Текст: Саша Глинка


Портал Субкультура