Топ-100

Напишите нам

Есть интересная новость?

Хотите, чтобы мы о вас написали?

Хотите стать нашим автором?

Пишите на: leonovichjohn@mail.ru

Псевдосложные книги

Признайтесь в списке книг, которые вы хотите прочитать, есть парочка отпугивающих своим объемом, сложным языком и большим количеством отсылок к другим произведениям искусства. Мировая литература может похвастаться не одним романом, поставившим в тупик даже самых опытных и образованных филологов. Но есть и те книги, которые на самом деле не так сложны, как кажутся. Предлагаем топ псевдосложных книг.

Волшебная гора, Томас Манн

Модернистские социальные сети

Что пугает? Жанр «интеллектуальный роман», объем, сложный образный язык, большое количество отсылок к различным философским трудам

Сюжет романа довольно прост. Молодой немец Ганс Касторп навещает своего двоюродного брата в санатории «Берггоф». Но вскоре выясняется, что герой сам болен туберкулезом. Тогда молодой человек остается в одной из палат на семь лет.

Почему же тогда, говорят, что читать «Волшебную Гору» Манна все равно что на нее взбираться. Во-первых, объем. История Ганса разворачивается на десятке сотен станиц. Во-вторых, санаторий стал миниатюрной версией Европы начала ХХ века, поэтому его «жители» постоянно говорят о философии, политике, науке и культуре.

Однако откладывать произведение Манна далеко на полку не стоит. Автор позаботился о своих читателях: большинство нюансов он поясняет сам. Роман написан традиционно и очень обстоятельно. Диалоги действительно выглядят пугающе из-за своих размеров. Но мысленно разбейте их на части, и они окажутся ничуть не больше обычного треда в Twitter или спора в Facebook. «Волшебная гора» похожа на ленту социальных сетей, где спорят и что-то обсуждают знакомые всем персонажи. Только, к счастью, Манн отказался от оскорблений.

Сто лет одиночества, Габриэль Гарсиа Маркес

Первый сценарий мексиканского сериала

Что пугает? Магический реализм, большое количество персонажей с похожими именами, отсылки к Библии

На страницах разворачивает история одной семьи в семи поколениях, одни члены которой умирают, а другие – рождаются следом за ними. Все их имена похожи друг на друга. Например, больше половины от мужской популяции книги зовут Аурелиано. Кажется, что в голове полный хаос, запомнить все это невозможно, лучше я закрою этот непрекращающийся поток персонажей. Однако запоминать эти имена совсем и не нужно. Автор специально делает их практическими одинаковыми, чтобы показать у всех Буэндиа одна судьба, из поколения в поколение они будут совершать одни и те же ошибки, история развивается по спирали, а не прямой, ничего не меняется, все остается прежним. К тому же, этим бесконечным повторением автор показывает, что дети будут постоянно расплачиваться за грехи родителей, так и не искупив грех первородный. Поэтому смело читайте роман, не запоминая имен.

Если же от того, чтобы вновь открыть книгу вас отделяет страх незнания Библии, к которой постоянно обращается Маркес, то смею вас заверить, почти все основные сюжеты вам известны. Они постоянно появляются в массовой культуре, вы будете читать роман как отрывки из знакомых вам книг, фильмов и других историй.

Петербург, Андрей Белый

Дореволюционные «ТвинПикс»

Что пугает? Сложный и даже странный язык, объемные отступления и огромное количество «пасхалок» к мировой литературе и истории

Сюжет романа походит на детективный триллер. В центре внимания – отец и важный чиновник Аполлон Аполлонович Аблеухов и его сын, а по совместительству философ и революционер, Николенька. Молодому человеку предстоит убить собственного родителя с помощью бомбы, похожей на банку сардин.

Какая интересная история, почему же люди закрывают книгу, прочитав два-три десятка страниц? Все дело в лирических отступления, в которые автор постарался «утрамбовать» отсылки буквально ко всей русской классике, и необычный стиль. Роман Белого – изощренная головоломка, заставляющая читателя раз за разом гуглить очередное название или, вроде бы, знакомую строчку.

Язык Петербурга представляет собой что-то среднее между поэзией и прозой. Здесь нет знакомого разделения на строки, но есть рифма и ритм, а эпизоды связаны друг с другом ассоциациями. Это заставляет спотыкаться, перечитывать и обращаться к одной той же строчке снова и снова. Но также это убаюкивает, завораживает и придает роману кинематографичность. Произведение Белого как фильмы Дэвида Линча непонятны, но оторваться невозможно. Текст как кинополотно «ТвинПикс» гипнотизирует и проникает в самые потаенные уголки сознания. Не бойтесь пустить автора в ваш разум, просто наслаждайтесь чтением, даже не волнуясь о том, что вы пропустили очередную отсылку.

Моби Дик, или Белый Кит, Герман Мелвилл

Большая американская энциклопедия о китах до появления странички в Википедии

Что пугает? Объем, длинные и однообразные описания жизни китов и особенностей китобойного дела, мифологический подтекст

Сюжет строится вокруг погони за «страшным чудовищем», Белым Китом. В охоте за ним погибает почти весь экипаж китобойного судна. Перед читателем разворачиваются эпичные сцены поимки морских зверей, живописные пейзажи, описание ежедневного быта матросов.

Сюжет кажется знакомым, понятным и интересным даже неподготовленным читателям. Почему же за этот роман берутся немногие?

Прежде всего, объем. Но стоит заверить, что даже самые подробные описания китов написаны живым и простым языком, уснуть на этих страницах невозможно. А прочитав роман, вы станете экспертом по этим животным.

Множественные ответвления и внутренний мифологический сюжет, который должен был стать эпосом для американского народа, отвлекают от общей приключенческой истории, не дают понять, что происходит на самом деле. Отчасти правы те, кто так думает, но на самом деле такие отступления вплетены в общее полотно текста филигранно, чему поспособствовало мастерство автора. Вы не запинаетесь о них, а плавно передвигаетесь от одной мысли к другой, как корабль по волнам. Если же вы боитесь не понять отсылки к мифам других народов, то спешу вас обрадовать, в их основе всегда лежит одна и та же история борьбы зла и добра, изменившая мир, меняются только имена и декорации. Смело открывайте «Моби Дик» и погружайтесь в книгу как в глубокое синее море.

Миссис Дэллоуэй, Вирджиния Вулф

Если бы ваши мысли перед сном записали и издали в твердой обложке

Что пугает? Статус «элитарного романа», стиль, представляющий собой «поток сознания»

Вся история одного из главных модернистских романов Вирджинии Вулф умещается в несколько часов. Главная героиня Кларисса Дэллоуэй готовится к приему гостей. Она покупает цветы, встречается с человеком, к которому когда-то испытывала сильные чувства, общается со знакомыми и отходит ко сну. Вот и все. Вся загвоздка, разумеется, в том, как этот роман написан.

На одни день мы погружаемся в мысли героини, которые иногда сменяются внутренними переживаниями других персонажей, что угадывается не с первых строк. Зачастую непонятно, происходит это в реальности или лишь в голове Клариссы. Это поток сознания и восприятия, где смешивается внешнее время с внутренним. К тому же, вдохновлялась писательница поэзией, поэтому каждый новый эпизод это своего рода новое стихотворение на другую тему. Такие скачки напоминают американские горки, от которых в конечно итоге может стать нехорошо.

Однако для того, что преодолеть роман без пакетика, нужно лишь воспользоваться спасительным леденцом, который оставила Вулф. Она дала ключ к пониманию романа: основной акцент в ее методе письма стоит на описании происходящего в сознании героев. Реальность для Вулф была не верой в факты, а верой в эстетику. И «Миссис Дэллоуэй» была призвана продемонстрировать новый способ письма, чтобы передать такую реальность.

Делите роман на отдельные частички, пытаясь понять, что сказано именно в них и кем, в этом успех понимания Вулф.

Понравился материал?

Подпишись на наш Яндекс.Дзен

А также паблик Вконтакте!

 
16+