Топ-100

Напишите нам

Есть интересная новость?

Хотите, чтобы мы о вас написали?

Хотите стать нашим автором?

Пишите на: main@sub-cult.ru

Будущее, где непригодно для употребления любое мясо, кроме человеческого, реальность, в которой полиция охотится на любого, кто помнит то, что запрещено, оторванный от всего мира остров и планета, на которой осталось всего два человека, — а какой из этих вариантов дивного нового мира пугает вас меньше всего? Предлагаем вам топ необычных антиутопий от издательства NoAge.

Особое мясо

Агустина Бастеррика, перевёл с испанского Владимир Правосудов

В недалёком будущем мир потрясает эпидемия, в результате которой мясо животных становится непригодным для употребления в пищу. То, что ещё вчера казалось совершенно немыслимым, постепенно становится общепринятым, регламентированным и узаконенным во всем мире. Легализованный и налаженный в промышленных масштабах каннибализм предстает не чем-то из области фантастики, а необходимым фактором для поддержания и продолжения жизни. Во всяком случае, большинство из тех, кто ест «особое мясо», поддерживает эту точку зрения. Главное — не называть вещи своими именами.

preview_face

Роман-антиутопия талантливой аргентинской писательницы Агустины Бастеррики, удостоенной престижной литературной премии Clarín Novel Prize 2017 года, демонстрирует стремительную трансформацию/деградацию (нужное подчеркнуть) гуманистического общества в соответствии с концепцией окна Овертона.

При всем кажущемся ужасе фабулы, цель произведения — сорвать ложные покровы с сознания и души, тем самым подготовив читателя к пугающим открытиям. Поначалу книгу хочется то и дело закрывать, но, по мере чтения, оторваться от романа невозможно. И вот, дойдя до середины, вы ловите себя на мысли, что начинаете привыкать к описываемым событиям. Но привыкать — не равно испытывать ужас. В конечном счете, антиутопия нужна, в первую очередь, для того чтобы предостеречь от подобного сценария в будущем. Ведь самые ужасные зверства совершаются с молчаливого согласия большинства.

На русском языке вышло уже три тиража книги.

Полиция памяти

Ёко Огава, перевёл с японского Дмитрий Коваленин

На неназванном острове в течение многих лет что-то пропадает: драгоценные камни, предметы быта, птицы, цветы… Правда, большинству местных жителей нет до этого никакого дела. Если они даже и чувствовали поначалу, что что-то не так, то быстро забывали. С теми же, кому по каким-то неведомым причинам забыть не удавалось, неумолимо и жестоко расправляется Полиция памяти.

Люди здесь живут крайне обособленно от остального мира: с севера склоны гор покрыты колючими деревьями, а вершины утопают в тумане, так что перебраться на ту сторону хребта не только не представляется возможным, но и просто не приходит никому в голову. Паром давно не функционирует, карт на острове не осталось — так все жители оказываются под колпаком тотального контроля.


memory1

Молодая писательница, главная героиня романа, прекрасно знает, что ждёт тех, кто ничего не забывает, — много лет назад Полиция памяти уже забрала ее мать навсегда. Поэтому, узнав, что её редактор также все помнит, женщина решает спрятать его в надежном убежище. Работа над рукописью становится для них единственным способом не стать такими, как все.

Проникновенная и в то же время пугающая антиутопия поднимает важные темы, среди которых — пределы полномочий государственной власти, тотальная слежка, ужасы и последствия эмоционального террора.

Шорт-лист Международной Букеровской премии (2020).

Остров

Сигридур Хагалин Бьёрнсдоттир, перевела с исландского Татьяна Шенявская

Журналист Хьялти и его подруга, скрипачка Мария, принимают решение расстаться. Меж тем в Исландии начинают происходить странные события. В один момент страна оказывается отрезанной от всего остального мира: спутниковые системы навигации и связи не функционируют. Никакой электронной почты, никакого интернета. Кратковременное улучшение ситуации позволяет наладить работу Сети лишь на самом острове. Международные рейсы отменены, а суда, которые находятся за пределами территориальных вод Исландии, не отзываются, будто их больше не существует. Что это: хакерская атака или последствия неведомой мировой катастрофы? Уже не столь важно, ведь теперь на первый план выходит борьба с последствиями вынужденной изоляции. В свою очередь, правительство, чтобы избежать паники среди населения, вводит чрезвычайные меры.

bjornsdottir_ostrov2

В своём дебютном романе Сигридур Хагалин Бьёрнсдоттир исследует тему исландской национальной идентичности и обособленности жителей страны от остального мира, при этом рисуя перед читателями картину гибели некогда цивилизованного общества в условиях продовольственного кризиса, — одновременно впечатляющая и пугающая перспектива, рискующая стать реальностью не только в Исландии.

Дворец сновидений

Исмаиль Кадарэ, перевёл с албанского Василий Тюхин

В вымышленной Османской империи на протяжении многих лет действует Табир-Сарай или Дворец сновидений — учреждение необычайной важности, где день и ночь изучают и интерпретируют сны всех подданных государства, чтобы не допустить угрозы режиму, будь то мятеж, восстание или заговор. Главный герой романа — Марк-Алем, юноша из знатного, но с годами потерявшего силу и власть рода Кюприлиу, поступает на службу в Табир-Сарай. Оказавшись в сердце таинственной и могущественной организации, он сталкивается с бюрократией и чинопочитанием, а кроме этого, то и дело испытывает страх за свою собственную жизнь. Действительно, атмосфера во дворце этому способствует — бесчисленное множество этажей и мрачных коридоров, где легко потеряться и трудно выбраться наружу. Однажды в распоряжении Марка-Алема оказывается сон, в котором может быть замешан один из его родственников. Герою предстоит сделать непростой выбор...

kadare_dvorecsnovideniy

В своём романе Исмаиль Кадарэ, прославленный албанский писатель, живой классик современной мировой литературы, исследует тоталитарное общество через призму функционирования Табир-Сарая.

Вымышленная империя, изображенная на страницах «Дворца сновидений», хоть и становится плодом воображения автора, на деле имеет черты реального государства — тоталитарной Албании времен диктатуры Энвера Ходжи, в которой на протяжении многих лет вплоть до эмиграции во Францию жил сам Кадарэ. Именно поэтому центральными темами его произведений становятся вопросы личной и политической несвободы, национальной идентичности и разрушительного влияния тоталитаризма.

Ничто

Янне Теллер, перевела с датского Елена Гурова

Этот роман уже успели окрестить новым «Повелителем мух» и поставили в одной ряд со «Скотным двором» и «Волной». Произведение было издано в 25 странах мира, получило множество наград и вызвало острую общественную дискуссию. Споры вокруг «Ничто» не утихают и по сей день.

В центре повествования — история семиклассника Пьера Антона. Однажды мальчик решает, что все на свете — бессмысленно, а раз так, то не стоит и пытаться что-либо изменить. Школьные товарищи хотят убедить героя, что смысл есть, собрав коллекцию вещей, которые им особенно дороги. Но если поначалу в качестве доказательств возникают вполне невинные экспонаты (сборник псалмов, любимая кукла, удочка), то затем появляются более значимые предметы: свидетельство об удочерении, личные дневники, национальный флаг, костыли, молитвенный коврик, любимый хомячок.

Требования становятся все жестче, а дети — беспощадней друг к другу.

teller_nichto2

«Ничто» — это безапелляционное и оглушающее размышление о том, что каждый из нас готов положить на алтарь смысла. Быть может, настоящий смысл не требует от человека никаких жертвоприношений? Это также осуждение конформизма, обличение стадного инстинкта, призыв остановиться и задуматься, разделяем ли мы лозунги того, за кем идем, или же имеем свою позицию. Автор предупреждает, к чему приводит перекладывание ответственности за собственную жизнь на кого-то другого. Провокационный и экзистенциальный роман, который будет держать в напряжении до последней страницы.

Медведь

Эндрю Кривак, перевела с английского Александра Глебовская

Девочка и её отец оказались последними людьми на планете. Тихо и уединенно жили они у восточного склона горы без названия. Да и какой смысл в топонимах, когда о предыдущей, цивилизованной жизни напоминает разве что стекло. Оно передавалось из поколения в поколение, а теперь служит героям окном в их скромной лачуге. Их жизнь подчинена природным циклам, именно поэтому день рождения девочки приходится на день летнего солнцестояния. Зимой наступала пора снегопадов и метелей, сквозь которые герои пробирались к заветному озеру, чтобы заняться подлёдной рыбалкой. Затем приходила весна и все вокруг, словно наделенное некой невиданной силой, оживало. Летом кусты тяжелели от ягод, и девочка с отцом собирали их, а затем совершали водные прогулки на каноэ. Осенью природа отдыхала и готовилась к снежному сну.

krivak_medved

Роман Эндрю Кривака — это своего рода экологическая антиутопия, рассказанная в форме сказки для взрослых. Она возвращает читателей к истокам человечества на примере отдельно взятого клочка земли, где когда-то, задолго до цивилизации, жили первобытные люди, которые охотились и выращивали овощи, собирали ягоды и рыбачили на озере. И форма, и метод (упрощение) делают произведение предельно понятным по сути, но при этом оставляющим множество вопросов для размышления. Как сильно мы в своей ежедневной деятельности отдалились от природы? Какой вред мы ей наносим, порой не задумываясь о последствиях? Ведь жизнь планеты не заканчивается с нашей смертью, но наше к ней отношение сильно влияет на то, какой она будет спустя годы.

Подписчики

Меган Анджело, перевела с английского Елизавета Рыбакова

Как просто ввергнуть человечество в хаос, всего лишь ограничив доступ к интернету. В мире будущего одержимость высокими технологиями сыграла злую шутку с теми, кто не мыслил своей жизни без социальных сетей. Бесчисленные реалити-шоу, гонка за сиюминутной славой и заветными подписчиками, казалось, достигла апогея. Вдобавок ко всему, у каждого из пользователей — будь то рядовой гражданин или звезда — есть свои секреты. Что же случится, если однажды все тайны станут общедоступны?

andgelo_podpischiki

Роман Меган Анджело — это динамичная и захватывающая антиутопия на грани с реальностью о разрушительном влиянии соцсетей. Повествование охватывает два временных промежутка: 2015 и 2051 годы, разделенные загадочным цифровым коллапсом, после чего мир навеки изменился. В качестве рассказчиков выступают две, казалось бы, не связанные между собой героини: мечтающая стать писательницей Орла в мире прошлого и Марлоу, звезда реалити-шоу, — в будущем.

А также подпишитесь на нас в VK, Яндекс.Дзен и Telegram. Это поможет нам стать ещё лучше!

 

Добавить комментарий

18+
Яндекс.Метрика