Топ-100

Напишите нам

Есть интересная новость?

Хотите, чтобы мы о вас написали?

Хотите стать нашим автором?

Пишите на: leonovichjohn@mail.ru

Хотите презентовать здесь свой релиз или клип? Пишите: leonovichjohn@mail.ru
16+
Близкие контакты

«Близкие контакты» – новая молодая группа из Петрозаводска. Энергичное трио записывает треки, не придерживаясь никаких правил и концепций. Подтверждение тому – их дебютный мартовский релиз, собравший под названием «Надеюсь, мама не узнает» девять абсолютно разных по содержанию и настроению песен.

Получилась своеобразная обзорная экскурсия, позволяющая составить самое важное – первое впечатление. А впечатление от «Близких контактов» – более чем позитивное. Несмотря на тот факт, что это все-таки музыка нового времени (здесь вдоволь грязных словечек, разговоров о вредных привычках и молодежного вызова), пластинка совсем не кажется поверхностной – ироничный подтекст чувствуется достаточно четко. Работа ценна мощным зарядом энергии музыкантов, по-настоящему кайфующих от того, чем они занимаются, и отказом от каких-либо условностей. Хочется панк-рок – будет практически бессмысленная, но очень заряжающая песня «Это панк-рок». Душа просит лирики – будет композиция «Дом на колесах», которая могла бы стать классикой дворовых посиделок. Настроение протестовать – в этом помогает трек «У каждого бомжа».

«Близкие контакты» только начали свои музыкальные эксперименты, но уже дают безумно драйвовые концерты и записали отличный бунтарский клип. В ближайших планах – искать уникальное звучание, пробовать на вкус все формы и жанры и найти свою аудиторию.

Мы пообщались с парнями об их музыке, а заодно выяснили, узнала ли все-таки мама о релизе или нет.

– Как собралась ваша музыкальная банда?

Костя: Через общих друзей я познакомился с Тёмой и впоследствии учил его немного играть на гитаре. Сам я в то время играл в своей первой гранж-группе. Через время моя группа распалась, но останавливаться я не хотел и решил собрать «БК», где не будет ограничений в жанре, ну и позвонил Теме, чтобы он встал на бас. Он, конечно, был в шоке от моего предложения, но согласился.

Тёма: Да, я вообще бас-то в глаза не видел ни разу!

Костя: Далее нужен был ударник, но с ним нам не везло. С первым, что на обложке альбома, мы не сошлись в планах на будущее группы. После были еще ребята, но надолго они с нами не задерживались, и вот я решил написать Антону, который играл в знакомых и сильных панк-группах. И уже на моё удивление он согласился отыграть с нами первый концерт «БК», а впоследствии и присоединился окончательно.

Антон: А мне в свою очередь понравилось исполнение да и в целом материал, и я практически не думая решил присоединиться к ребятам и внести свою лепту в эту банду. Считаю, что у группы огромный потенциал, и я хочу в этом поучаствовать!

– Название группы кажется провокационным. Это так? Или есть какой-то особый смысл?

Костя: Очень глубокого смысла нет, тут совпадает много критериев по мелочи, один из которых заставляет погадать, почему именно такое. Еще можно подумать и в меру своей испорченности, и о близости с толпой на концертах. А еще близким контактом называют явление, когда человек становится свидетелем чего-то необъяснимого, связанного с НЛО – это мне тоже показалось интересным.

– Вы сообщили, что треки в альбоме концептуально не связаны. Какой временной промежуток они охватывают? Что можете о них рассказать?

Костя: Да, не связаны. А какой промежуток... тут, скорее, истории, которые проходили через всю жизнь. Но есть и треки, где высказываем своё недовольство о каких-либо вещах (и некоторых современных трендах, и том, что просто бесит в обществе).

В треке «Дом на колесах» мы очень долго думали, что делать с вокалом, так как я не мог его прописать нормально (хорошо так и не прописал, кстати), и я просил девчонку знакомую встать на вокал. Она спела очень хорошо, но мы решили, что этот трек всё же должен спеть я. У меня снова не получалось, и я думал его «отдать» этой самой девчонке, мол, пусть это будет её трек. Но Тёма сказал, что я дурак и эта песня должна звучать с моим голосом. В итоге отписали её очень грязно, на гранжевый манер, и нам зашло. Решили оставить.

Трек «На мне паль» я писал ночью на работе, смотря на свои потрёпанные дешёвые кроссовки. За часок набросал текст и примерный инструментал в голове.

– Родители правда не слышали вашу музыку? Если слышали – что думают?

Костя: Я стараюсь почти каждую песню дать послушать отцу. Какие-то ему нравятся, какие-то он не понимает. Вот трек «Мама, папа, прости» ему очень понравился. Говорит, что лучший на альбоме. А маман и вовсе далека от музыки. Но вот «По телу дрожь», говорит, что ничего так.

Тёма: Моя мама слушала альбом и сказала, что музыка огонь, а вот тётя – так себе. И не смогла разобрать текст!

– Почему принципиально не хотите определять жанр своей музыки?

Тёма: Гляньте наш статус в группе (волноватьтебянедолжночтозажанр – прим. ред, нецензурная лексика заменена). Жанры – это границы, рамки, а я свободу люблю. Также это ярлык, а это – ну такое.

Костя: Мне кажется, что эксперименты с разными жанрами развивают музыку и двигают её вперед. Мне нравятся жанры, кардинально отличающиеся от того, что мы делаем (трэш-метал, гранж, олдовый панк, я и поп музыкой не брезгую), но хочу делать то, что мы делаем сейчас и пробовать экспериментировать ещё. Мы делаем не жанр, мы делаем музыку.

Антон: Загонять себя в рамки – это не ок. Тем более, мы не трушные металюги или панки (это сравнение). Нам нравится то, что мы делаем вместе, и не хотим сами себя загонять в рамки, как бы банально это ни звучало. Меняется музыка, меняемся мы. Почему бы и не быть всегда на волне, а не сидеть в рамках одного жанра?

– Бесят сравнения с «Пошлой Молли»?

Тёма: Вообще наплевать.

Костя: Мы с них угораем в большинстве своём. Многие пишут одно и то же. Людям дай только услышать синты в песне, и твоя группа сразу смешивается с говном и сравнивается с «ПМ». В основном сравнивают те, кто их ненавидит. Я не знаю, почему у людей такая реакция на них, кстати. Мне кажется, что «ПМ» молодцы и дали новое дыхание рок-теме. И да, я не отрицаю влияния «ПМ» на наше звучание.

Антон: Считаю, что беситься на такое бессмысленно, так как если не будут сравнивать с этой бандой, то будут сравнивать с другой, пока мы не достигнем своего собственного звучания. И я надеюсь, мы когда-нибудь его нащупаем. Дайте нам шанс! Но и не исключено, что мы в любом случае будем ориентироваться на «отцов» и современных исполнителей.

Костя: Да и сколько групп в поп-панке, да и во всей рок-музыке, похожих друг на друга. Всех с кем-то сравнивают.

– Для начинающего проекта ваш первый клип – огонь. Можно ли считать это своеобразным манифестом группы?

Тёма: То ли ещё будет.

Костя: Думаю, что мы сделаем вещи получше. Нам надо было с чего-то начать. Мы выбрали такой вариант с идеей Sum-41. Очень помог нам в реализации всего Павел Кочетков, кстати.

– Вашему проекту присуща очень энергичная подача материала. Такой выплеск эмоций, например, на концертах, больше отнимает сил или дает новый толчок творить?

Антон: Я точно могу сказать, что эмоциональный всплеск и прочее – это точно нужно. Чем больше энергии выдаешь публике, тем больше получишь отдачу, а это всегда только плюс. Отсюда и название «Близкие контакты». Надо всегда быть близко к своей публике, а не быть звёздами неприкосновенными.

Костя: Да, мы стараемся выдать максимум на концертах. А для чего они нужны еще? Сил отнимает много, но это не плохо, это, наоборот, очень даже по кайфу выплеснуть из себя всё за время сета.

– Какая у вас главная музыкальная амбиция?

Антон: Донести свою музыку до максимально большего количества людей всех возрастов и социальных слоёв, если так можно сказать.

Костя: Да, согласен. Даже добавить нечего особо. Хочется найти, так сказать, «своих, настоящих», поделиться с ними, передать свои мысли, эмоции, идеи. Кайфовать на своих же концертах, выдавливая все соки из себя, для того чтобы народ увидел и услышал нечто классное.