Топ-100

Напишите нам

Есть интересная новость?

Хотите, чтобы мы о вас написали?

Хотите стать нашим автором?

Пишите на: main@sub-cult.ru

57 лет назад родился Игорь Летов. Чуть позже он стал называться Егором или даже «Дохлым Егором». А кто-то снисходительно сказал бы: «Летов? Про “Дурачков” поёт...» Но в Большом театре кукол спектаклем «Летов.Дурачок» произнесли это имя громко, уважительно. Как до этого говорили про Бродского, Высоцкого и Башлачëва в спектаклях: безоценочно, но эмоционально. Простой вопрос: «А о чём спектакль-то был?» ー весомый повод для ступора. О хмельной тоске и смирительных бинтах? И о них тоже, несомненно: и про лёд под ногами майора, и про дурачка, и даже про невыносимую лёгкость бытия. Но как-то это всё общо и не конкретно. Так кому вообще следует увидеть «Летов.Дурачок» своими глазами и стоит ли?

фото с официального сайта БТКhttp://puppets.ru/spec/15
фото с официального сайта БТК

О чём?


«Летов.Дурачок» это не байопик и отыскать в постановке черты биографии будет сложно: Летов есть на сцене и над сценой, в зрительном зале, его голос будто бы звучит в многоголосом хоре. Сюжетная линия ー коллаж из постмодернистских зарисовок, сыгранных не только людьми, но и декорациями, и даже зрителями, когда актёрам это необходимо. В основном, конечно, Летов проглядывается в его лирических героях и их мятущихся по сцене обнажённым душам. Чем-то они напоминают шукшинских чудиков, столкнувшихся с куда более страшной действительностью, которая порой очень умело маскируется под что-то блестящее и выхоленное. Зрителю придётся собирать поэта по крупицам. Главное, быть готовым к тому, что собранная картина в итоге получится страшной, гнетущей, где-то болезненно безумной, но очень философской. Всю постановку зрителей не покидает ощущение, что на сцене стоят гробовые доски и ждут своего часа. А из телевизоров и радиоприёмников вот-вот прозвучит что-то страшное, прервёт спектакль, запретит и стихи, и актёров, и зрителей.


Увидев на афише значок «18+» и вспомнив дискографию «Гражданской обороны», зритель удивится: на сцене практически не звучит бранная речь. Мат актёры почти не используют. Для того чтобы эпатировать зрителя, оказалось, достаточно просто визуализировать смелые летовские метафоры. Сначала испугаешься психиатра с его карательной медициной на сцене, потом вспомнишь, что Летова самого принудительно пичкали галоперидолом в лечебнице. Сначала посмеёшься над комическим во всех отношениях патологоанатомом. Потом испугаешься: почему-то в фантасмагоричном спектакле именно морг для «несогласных» поэтов выглядит очень даже правдоподобно.


Любовная линия в спектакле тоже есть. Возникает она благодаря лирическим отступлениям в сторону творчества и судьбы Янки Дягилевой. Янка вплетается в повествование нежно, незаметно, олицетворяя женскую тоску в противовес брутальной, почти солдатской летовской. Вслушиваясь в культовые стихи о героях и антигероях нашего времени, каждый видит свою уникальную историю, сотканную из его личных ассоциаций.

Станислав Левшин/журнал
Станислав Левшин/журнал "Формаслов"

Для кого?


Поначалу напрашивается шуточный ответ: на спектакль стоит идти тем, кто летает снаружи всех измерений. Хотя если задуматься, ответ вполне серьёзный. Режиссёр Павел Григорьев и художественный руководитель Руслан Кудашов и вправду возносят фигуру неоднозначного поэта над измерениями и над контекстами: культурными, историческими, политическими и всеми вообразимыми. Сами авторы тоже пытаются ответить на вопрос: для кого спектакль?

«Спектакль-концерт для солнценеспящих».

Ответ их, возможно, должен подготовить потенциального зрителя к психоделии и абсурдности происходящего на сцене.
Спектакль стоит посмотреть по нескольким причинам.


1. Для того, чтобы познакомиться с творчеством Егора Летова, группы «Гражданская оборона»(«ГрОб» или «ГО» для посвящëнных) и Янки Дягилевой. Всё это ー одно из многочисленных отражений эпохи, до сих пор влияющее на отечественную сцену и нас самих. Не следует намеренно вычеркивать его из кругозора.


2.Развеять миф и непредвзято взглянуть на эстетику советского, а после и российского андеграунда.
До сих пор бытует мнение о том, что Егор Летов ー это всего лишь кумир трудных подростков из 90-х. Никогда не поздно отказаться от стереотипного представления о русском андеграунде и познакомиться с Летовым-поэтом.


3. И, конечно, чтобы услышать любимые и культовые треки в немыслимых прежде декорациях (например, на экранах ламповых телевизоров параллельно с сюжетом развивается какая-то совершенно не зависящая от актёров линия абсурда) и аранжировках, иногда напоминающих церковные песнопения, а иногда эстрадную поп-сцену 80-х годов. В спектакле «ГрОб» звучит совершенно непривычно и свежо. В отличие от многих современных исполнителей, авторы хотели не скопировать что-то неподражаемое, а привнести свои собственные оттенки звучания. Получилось что-то неканоничное, но искреннее, совсем непохожее на стереотип о советской рок-музыке.

Станислав Левшин/журнал
Станислав Левшин/журнал "Формаслов"


Трибьют-концерт?


О музыкальном оформлении стоит поговорить отдельно. Наверняка, после многочисленных, как правило, спорных трибьютов «Гражданской обороны» некоторые сомневаются, что Летова можно удачно интерпретировать, не исказив оригинального замысла. Но авторам постановки и её исполнителям, к счастью, удалось. В отличие от прочих трибьютов, в спектакле не просто заигрывают хитами, подарившими нам мемы и огромное количество кавер-версий: творчество «Гражданской обороны» исследуется целостно, с опорой на исторический и биографический аспекты. Вероятно, потому что цели создать именно трибьют-концерт не было. Где-то с отчаянным надрывом, где-то с дискотечным лоском, а где-то и с пьяным протестом ー актёры звучат живо, своим исполнением не уродуют поэтику Летова, а дополняют её новыми актуальными смыслами. Перестроечный хаос будто никуда и не исчезал из нашей современности и до сих пор проглядывается в настоящем. Задача перед исполнителями стояла не из лёгких, но выполнена на «отлично». Между актами зрители обсуждают, что неплохо бы иметь виниловую запись «концерта». В зале подпевают. Где-то в первом ряду плачут под истерический хохот актёров, восславляющих психонавтов и невыносимую лёгкость бытия.


Жаль, что с полной версией спектакля нельзя ознакомиться в интернете, однако на официальном youtube-канале Большого театра кукол есть небольшой тизер: как и спектакль, страшный, неясный, эстетичный и заряженный панк-энергией. Но всего в минуту длиной.

Ролик не даёт ни малейшего представления о спектакле, но уже интригует и будто бы приоткрывает кулисы. При желании можно ознакомиться с другими спектаклями цикла про больших поэтов двадцатого века: некоторые записи всё же доступны ー «БАШЛАЧЁВ.Человек поющий» и «Высоцкий.Реквием».

Станислав Левшин/журнал
Станислав Левшин/журнал "Формаслов"

«Всё посеяли, всё назвали
Кушать подано честь по чести»


Завершается спектакль, как и судьбы его героев, трагично. Мотив смерти, который все два часа присутствовал на сцене вместе с актёрами, доходит до кульминации и в зале наконец-то звучит голос самого Летова. После предыдущих двух актов история «Про дурачка» звучит тоскливо, как весточка из загробного мира. Но когда аплодисменты стихают и зал унимается, актёры с панковским задором обнадёживающе вопят всем известную кричалку. Доказывая, что есть что-то важнее, громче и уж точно веселее смерти.

Понравился материал?

Подпишись на наш Instagram

А также паблик Вконтакте!

 

Добавить комментарий

18+
Яндекс.Метрика