Напишите нам

Есть интересная новость?

Хотите, чтобы мы о вас написали?

Хотите стать нашим автором?

Пишите на: main@sub-cult.ru

Хотите разместить рекламу в нашем проекте? Пишите: main@sub-cult.ru
Мёртвые души. Хоррор

Они называют будущих сыновей

Всякими идиотскими именами.

Слишком чудесные и простые,

Чтоб оказаться нами.

Вера Полозкова

Не так давно прославленная Марина Юрьевна Дмитревская, рассуждая о спектакле Евгения Корняга «Пачупки», высказалась весьма радикально: дескать, «свет так и не наступает», потому что и за стенами театра света нет. Если это высказывание ещё как-то можно принять за попытку глубокого экзистенциального обобщения, то дальнейшие упоминания демонстраций в Белоруссии уже не оставляют сомнения в предмете дискуссии: последнее десятилетие Союзного государства ужасно и подобно «средневековой тьме».

Такая точка зрения, конечно, имеет право на существование. Вот только «свет» и «тьма» — понятия очень условные. Что одному свет, то другому тьма. Это, к слову сказать, будто бы чувствовал непревзойдённый мастер радикального высказывания Роман Каганович, когда в своей недавней премьере «Физика трущихся поверхностей» отказался от целостного сюжета и решил изобразить тьму всеми возможными средствами сразу, чтобы, как говориться, наверняка: тут у него и нерождённые дети, и изнасилованные женщины, и завязывание трупов в полиэтилен под аккомпанемент буднично бубнящего телевизора, и кладбищенские мотивы о сером червячке. Но если зритель не слишком склонен к экзальтации, то происходящее скорее воспринимается как мелодрама. Потому что вселенская тоска, преподносимая нам Кагановичем, визуализирует лишь ту картину мира, которая существует в его голове и ту депрессию, в которой он публично признаётся. И ничего более.

А жизнь… Она, конечно, лишь избирательно прекрасна. В ней без особого труда можно повстречать и отвратительного педагога, предпочитающего послушание учёности, и льстивое угодничество, и беспросветную глупость, да и детей какими только идиотскими именами нынче не называют. А уж проходимцев — пруд пруди. Но была ли раньше, как говориться, трава зеленее? Или, может быть, и вовсе «в те годы дальние, глухие, в сердцах царили сон и мгла», а мы, современники, живём в дивном мире?

Нет же, нет. По крайней мере, к такому ответу подводит зрителя спектакль «Мёртвые души. Хоррор» Камерного драматического театра «Левендаль». С той эпохой, когда жил и творил Гоголь, с его персонажами нас разделяет без малого двести лет, но общественные пороки едва ли претерпели существенную трансформацию. В ходе сценического действа, созданного режиссёром Ярославом Морозовым на пару с Артёмом Осадчим, которому принадлежит сценическая адаптация текста, о временах крепостного права напоминают лишь отдельные лексические конструкции да персонаж Артёма Куценко, которого время от времени водят по сцене на верёвочке. А вот современность с самого начала буквально прорастает сквозь асфальт. К Чичикову, лежащему на постаменте со свечой на груди, постепенно подходят все «собирательные образы» эпохи: молодой человек в подчёркнуто изысканном пиджаке и залакированными до неприличия волосами; повидавший виды мужчина средних лет в тренировочном костюме; дама на высоких каблуках, скрывающая лицо за тёмными очками; другая, помладше, готовая лобызать кого угодно, хоть покойника.

0b7a4729

На всём протяжении спектакля две эпохи — гоголевская и современная — буквально накладываются друг на друга, сталкиваются лбами. Вот, например, жена Манилова (Анна Бухарская) рассказывает, как на рынке ей продали не тот сбитень, а её супруг (Валерий Шевелёв) в это время играет в Майнкрафт. Или вот Коробочка (Ирина Платицына) — вроде произносит гоголевский текст о том, какими прекрасными были её умершие крепостные, но в сопровождающей всё это видеопроекции явно прослеживаются аллюзии к псевдоюмористической передаче «Аншлаг».

Конечно, такие принципы построения спектакля требуют и соответствующих художественных решений, поскольку подавать эти этюды с трагично-возвышенными лицами можно лишь на комиссии у психиатра. Создатели спектакля уходят от напускного трагизма посредством метаиронии. Вот, например, Ноздрёв (Алексей Копылов) ведёт с Чичиковым (Ринат Муталлапов) не слишком вдохновляющую дискуссию о том, стоит ли менять мёртвые души на лошадку или собачку, а потом эта самая собачка (Маргарита Савина), пробегая мимо возвышения на сцене, как бы между делом метит его. Зритель, конечно же, мгновенно выходит из сковавшего его оцепенения и громко смеётся. Вот только совсем скоро на сцене появляется Собакевич (Владислав Алтайский) в измазанном кровью фартуке и заводит совсем не радостные речи о коррупции в государстве и местных нравах. А потом и вовсе из темноты сквозь оглушительный собачий лай возникает Плюшкин (Артём Осадчий), настолько отталкивающий, что отдельные особо чувствительные зрители спешно покидают зал.

0b7a5248

Возникает соблазн сказать, в этом спектакле гротеск становится его основополагающим художественным приёмом, однако этот гротеск в то же время мнимый: всё происходящее кажется совершенно реалистичным, почти естественным, разве что слишком концентрированным для нескольких квадратных метров пространства. А вот хоррор, заявленный непосредственно в афише, присутствует более явно. Тёмные тона, громкие и резкие звуки, удары плетью по полу; высвеченные во мраке лица, смотрящие на нас сквозь прорезь в декорациях; освещение, в целом сводящееся к нескольким мигающим с переменной частотой прожекторам.

А что же в спектакле с ответом на главный гоголевский вопрос? Куда мчится Русь-тройка? Где она была тогда? Где она находится сейчас?

Можно, конечно, отвечать, как в фильме Сигарева «Страна Оз» про киоск. Однако, кажется, лучше уходить от прямого высказывания, не развешивая ярлыки, и с одинаково беспристрастной метаиронией показывать все проявления действительности. Примерно это на сцене и происходит. В таких спектаклях гораздо важнее не итог размышления, а его методология и форма. Искренняя, немного простецкая и не слишком академическая, она искусно скрывает за маской мрачноватого карнавала те самые «невидимые миру слёзы», которые так хотел вложить в свою поэму Гоголь.

Фотограф Лана Веснина

Понравился материал? Пожертвуйте любую сумму!

А также подпишитесь на нас в VK, Яндекс.Дзен и Telegram. Это поможет нам стать ещё лучше!

 

Добавить комментарий

Для того, чтобы мы могли качественно предоставить Вам услуги, мы используем cookies, которые сохраняются на Вашем компьютере. Нажимая СОГЛАСЕН, Вы подтверждаете то, что Вы проинформированы об использовании cookies на нашем сайте. Отключить cookies Вы можете в настройках своего браузера.
Согласен

О проекте

© 2011 - 2024 Портал Субкультура. Онлайн-путеводитель по современной культуре. Св-во о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 - 66522. Проект предназначен для лиц старше 18 лет (18+).

E-mail: main@sub-cult.ru

Наши партнёры:

Приложение Фонбет на Андроид

Яндекс.Метрика