Напишите нам

Есть интересная новость?

Хотите, чтобы мы о вас написали?

Хотите стать нашим автором?

Пишите на: main@sub-cult.ru

Хотите разместить рекламу в нашем проекте? Пишите: main@sub-cult.ru

В театре «Приют комедианта» долгожданная премьера – Семён Серзин поставил комедию-шутку А. Сухово-Кобылина «Смерть Тарелкина». Подробности – в материале нашего корреспондента Екатерины Балуевой. https://ritualonline.ru/ritualnye-agentstva-moskva/

Смерть Тарелкина: Покойнику никто не пишет

Начали ходить безобразные слухи. Говорили, что новый градоначальник совсем даже не градоначальник, а оборотень, присланный в Глупов по легкомыслию; что он по ночам, в виде ненасытного упыря, парит над городом и сосёт у сонных обывателей кровь.

М. Е. Салтыков-Щедрин, «История одного города»

«Смерть Тарелкина», написанная в 1869 году, завершает трилогию «Картины прошедшего», в которую помимо комедии-шутки вошли драма «Дело» и комедия «Свадьба Кречинского». У триптиха, составляющего всё драматургическое наследие Александра Сухово-Кобылина, есть любопытный подзаголовок: «Писал с натуры». С произволом чиновников автор столкнулся на личном опыте: семь лет драматург проходил подозреваемым по делу об убийстве его любовницы – француженки Луизы Симон-Деманш. Только связи и внушительные денежные средства смогли уберечь Сухово-Кобылина и его людей от сибирской каторги.

Более тридцати лет запрещённая к постановке, «Смерть Тарелкина» была одной из любимых пьес Всеволода Мейерхольда. Он ставил её дважды: в 1917 году в Александринском театре («Весёлые расплюевские дни») и в 1922 году в театре ГИТИСа.

В 1966 году один из самых преданных мейерхольдовских учеников Эраст Гарин экранизировал «Смерть Тарелкина» (Тарелкин – Эраст Гарин, Варравин – Анатолий Папанов, Расплюев – Николай Трофимов), включив в сценарий небольшую предысторию из драмы «Дело».

Режиссёр Семён Серзин для своей постановки выбирает жанр чёрной комедии. Спектакль состоит из двух частей. Первая – агрессивное шапито. Смерть скрывается за алым занавесом, торжественно анонсируется шпрехшталмейстером и празднично подсвечивается лампочками. Место действия – чёрная комната смеха с кривыми зеркалами. Здесь «нет людей – все демоны», и не простые, а цирковые. Кухарка Мавруша – рыжая бестия с татуированными плечами (Илья Борисов в этой роли вполне мог бы научить женщин правильно эмансипироваться). Прачка Брандахлыстова (Дарья Степанова), пытающаяся поймать кавалера жёсткой сетью своего кринолина, – натурально, с хлыстом. Её дети – гигантские танцующие пупсы. Квартальный надзиратель Расплюев (Андрей Вергелис) – атлет, этакий Иван Поддубный, прячущий куда-то под трико взятки в виде резиновых куриц и упражняющийся с домовиной вместо пудовых гирь. Долговязый «мушкатёр» Качала-Шатала (Михаил Касапов) – заморский шут в облегающем костюме в тюремную полосочку, способный с одной и той же нарисованной улыбкой перепилить и гроб, не помещающийся в могилу, и нужного человека. Добавим сюда «данс макабр» по-босховски прекрасных рыбоголовых людей и «противозаконный» рэп (музыкальное оформление – Евгений Серзин), исполняемый кредиторами в шапочках-балаклавах.

спектакль Семёна Серзина

На роль иллюзиониста в этом цирковом аду пробуется Кандид Тарелкин (Андрей Панин): чтобы избавиться от бесконечных долгов он решает провернуть фокус с исчезновением – инсценировать свою гибель и обернуться так кстати умершим соседом Копыловым. А дальше – «в глушь, в Москву», откуда и шантажировать начальство похищенной интимнейшей перепиской. Зелёный вицмундир, накинутый задом наперёд, «лысый» парик – и трансформация в Копылова завершена. Осталось только блестяще сыграть собственную смерть. Кандид чувствует, что его звёздный час настал. Поминальный конферанс исполняет сам «покойник» (да с таким драматизмом – просто Шекспир & племянники). Но выскользнуть из чёрных лакированных коготков генерала Варравина (Илья Дель) не так-то просто. Обаятельнейший садист Варравин одет с нацистским шиком. Сбор средств на похороны врага он превращает в азартную проповедь телеевангелиста. Лицедействует, ловко жонглирует масками: перевоплощается в капитана Полутатаринова, который выглядит совсем уж анекдотическим горцем – хрестоматийные зелёные очки и костыль отсутствуют, вместо них бурка, живущая самостоятельной жизнью, и папаха. Преследователь и жертва существуют в двух мирах, периодически ныряя из траурного зазеркалья в огнедышащее подполье. Напряжение растёт, микрофоны хрипят, лампочки мигают. В конце концов, Варравин переигрывает Тарелкина: последний объявлен «вурдалаком», «упырём», «мцырём» (к слову, «мцыри» означает не только «послушник», но и «пришелец», «чужеземец») и посажен под замок.

Во второй части спектакля происходит «перепад температур»: яркий инфернальный аттракцион сменяется серенькой картиной вполне реального полицейского участка. Зритель чувствует себя словно очнувшийся от тяжёлого сна-обморока Тарелкин: вместо волшебного кролика из чёрной шляпы сцены внезапно извлекается действительность XXI века, загримированного под век XIX. На стене – обязательный портрет самодержца (в данном случае – Александра II). По радио передают «Боже, царя храни». За письменным столом восседает частный пристав Ох (Илья Борисов) – усы причёсаны «под императора». По-настоящему страшен осатаневший от счастья (ещё бы – «кресты за упырей»!) Расплюев – безумие в 3D. Кажется, что резкий контраст между первым и вторым действиями нужен именно для того, чтобы как можно громче прозвучало расплюевское «Всю Россию потребуем!» (сразу вспоминается феерическая фраза «Бей упырей – спасай Россию!» из либретто А. Колкера к опере-фарсу «Смерть Тарелкина»). Вместо людей – бумаги, вместо свидетелей – конверты.

спектакль Семёна Серзина

Возможен ли вообще хэппи-энд, задуманный Сухово-Кобылиным? По версии Петра Фоменко (1966 г.) Тарелкин погибал. В товстоноговской опере-фарсе Кандид Касторович в обличье Копылова сказочным образом возвращался в родной департамент и занимал большую должность. В спектакле Юрия Бутусова Ох (Андрей Зибров) и Расплюев (Михаил Пореченков) в зловещей тишине уводили присмиревшего Варравина (Константин Хабенский), загнавшего-таки Тарелкина (Андрей Краско) в ящик: даже высокий чин не мог защитить от полицейского произвола – и кукловод, и кукла летели в одну коробку. Главный герой потом воскресал, но смех его был горек...

В интерпретации Семёна Серзина на сцене остаётся жалкий, слабый человечек с окровавленной головой. Он обречён: нетрудно представить, что с ним чуть позже сделает дуэт (И)«ван Хельсингов», закатавших рукава… Если ты «вурдалак беспаспортный» – никакого труда не составляет посадить тебя «в секрет», где никто тебя не услышит. Тарелкины по-прежнему опережают прогресс. Вместо многоточия – короткие телефонные гудки.

Фото: Дарья Пичугина.

Следующие показы «Смерти Тарелкина»: 20, 29 января; 02, 04, 15 и 27 февраля.

Понравился материал? Пожертвуйте любую сумму!

А также подпишитесь на нас в VK, Яндекс.Дзен и Telegram. Это поможет нам стать ещё лучше!

 

Добавить комментарий

Для того, чтобы мы могли качественно предоставить Вам услуги, мы используем cookies, которые сохраняются на Вашем компьютере. Нажимая СОГЛАСЕН, Вы подтверждаете то, что Вы проинформированы об использовании cookies на нашем сайте. Отключить cookies Вы можете в настройках своего браузера.
Согласен

О проекте

© 2011 - 2024 Портал Субкультура. Онлайн-путеводитель по современной культуре. Св-во о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 - 66522. Проект предназначен для лиц старше 18 лет (18+).

E-mail: main@sub-cult.ru

Наши партнёры:

Приложение Фонбет на Андроид

Яндекс.Метрика