Напишите нам

Есть интересная новость?

Хотите, чтобы мы о вас написали?

Хотите стать нашим автором?

Пишите на: main@sub-cult.ru

Хотите разместить рекламу в нашем проекте? Пишите: main@sub-cult.ru
Время и семья Конвей

«…Если я в твоей судьбе
Ничего уже не значу,
Я забуду о тебе,
Я смогу, я не заплачу.
Эту боль перетерпя,
Я дышать не перестану.
Все равно счастливой стану,
Все равно счастливой стану,
Даже если без тебя!»

Роберт Рождественский

Знаменитый литературный «эксперимент со временем» английского драматурга Джона Бойнтона Пристли впервые появился в пьесе «Опасный поворот» – в то время писатель полагал, что в его действии нет ничего выразительного. Напрасно: всего через пять лет вышло в свет одно из самых значимых произведений Джона Пристли – «Время и семья Конвей», в котором мастерски отточенный иллюзорный приём открылся читателю с новой стороны. Тогда время в его пьесах стало не просто выразительным – было бы грубо сказать «теперь оно работает на драматурга», поэтому скажем следующее – теперь оно работает с ним рука об руку, ведя персонажей по тропе нравственных испытаний.

Премьера спектакля Александра Баргмана в театре «Приют комедианта» состоялась совсем недавно, в сентябре. Воспоминания Кей Конвей (Дарья Румянцева) – ведущей повествовательницы – всплывают на сцене пеленой прозрачного полотна, приоткрывающего завесу жизни людей в послевоенной Англии. Четыре дочери миссис Конвей (Оксана Базилевич) подобны лужицам, в отражении которых легко узнать главу семейства: жизнерадостная Кэрол (Екатерина Карманова), подобно матери, обожает сцену; Хейзел (Мария Сандлер) переняла материнскую красоту, Мэдж (Наталья Боярёнок) – находчивость, а Кей… Кей не знает, счастлива ли она, и этим не похожа на мать. Она вообще этим ни на кого не похожа. Только если на своего брата Алана (з.а. РФ Виталий Коваленко) – единственного, кто помогал встать её запылившимся в реальности и выдумке шестеренкам на место; завести механизм. Может, поэтому он стал проводником Кей в Зазеркалье? Поэтому, когда Александр Баргман по завещанию Пристли крутит вперед стрелки часов, она произносит: «Алан, трудно дышать!».

hfqokwhewgi

Первый акт – воспоминание о праздновании восемнадцатилетия Кей – ярком и суматошном, затухает. Светотень, плавно перестраивая границы, выводит героиню на крупный план, затемняя гостиную. В напористом свете софита видно: героиня изменилась.

Теперь ей сорок, она занимается поистине недостойным для писателя делом: продает тексты за деньги, точнее – работает журналистом. Теперь она точно знает, что несчастна. «В самом деле, порой у меня такое чувство, словно мы все кружимся на одном месте, как цирковые лошади», – говорит она.

Лужицы после летнего дождя высохли – домочадцы семьи Конвей померкли, каждый в своих проблемах. Наверно, поэтому на сцене так темно. В атмосфере, сложившейся на сцене, души героев буквально вывернуты наизнанку – особенно это выражается в несуразном для пожилой женщины образе миссис Конвей, за которым скрывается равнодушный к семье человек. Теперь мы понимаем, что только Робин (Арсений Семенов), второй сын миссис Конвей, является истинным отражением матери: эгоцентричный и вспыльчивый, он поставил всё на «удачу» и проиграл.

Не понимая, что наваждение, а что реальность, Кей периодически мечется по сцене. Как их семья из любящей и понимающей превратилось в условность? Синий прожектор упрямо светит на сцену. Темновато. А где Кэрол?

На протяжении всего второго акта Кей и Алан стоят параллельно: он у окна, она – у двери. Остальные выясняют отношения где-то там, в глубине сцены. И только эти двое чувствуют неожиданно появившуюся прелость в отношениях между родными, из-за чего Кей часто хочется на воздух.

rq6urolc3bo

Стрелку часов крутят назад. Гостиная снова приобретает праздничный вид. Показалось? Дом снова полон веселящимися гостями. Почему Кей не весело?

Семей без изъянов не бывает: ревность и обман, женская гордость, трепетное волнение перед встречей, семейные гадания. Луч надежды, столько лет озарявший род Конвей, безвозвратно потух: никто и подумать не мог, что Кэрол уготована ранняя смерть. Поэтому в гостиной было темно?

«Главное — это жить. Не нужно мне ни денег, ни положения, ни титулованных мужей, ни всякой там дребедени – только жить»,– произносит самая жизнерадостная из Конвей. Тёплый оттенок приглушенного света выделяет единый силуэт: члены семьи, обнявшись, возбуждённо переговариваются друг с другом. Их любовь и стремление к лучшему будущему вне времени, вне пространства. И только сейчас, увидев их вместе, понимаешь: «показалось».

Фотограф Лана Веснина

Понравился материал? Пожертвуйте любую сумму!

А также подпишитесь на нас в VK, Яндекс.Дзен и Telegram. Это поможет нам стать ещё лучше!

 

Добавить комментарий

Для того, чтобы мы могли качественно предоставить Вам услуги, мы используем cookies, которые сохраняются на Вашем компьютере. Нажимая СОГЛАСЕН, Вы подтверждаете то, что Вы проинформированы об использовании cookies на нашем сайте. Отключить cookies Вы можете в настройках своего браузера.
Согласен

О проекте

© 2011 - 2024 Портал Субкультура. Онлайн-путеводитель по современной культуре. Св-во о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 - 66522. Проект предназначен для лиц старше 18 лет (18+).

E-mail: main@sub-cult.ru

Наши партнёры:

Приложение Фонбет на Андроид

Яндекс.Метрика