Топ-100

Напишите нам

Есть интересная новость?

Хотите, чтобы мы о вас написали?

Хотите стать нашим автором?

Пишите на: leonovichjohn@mail.ru

Хотите разместить здесь статью? Пишите: leonovichjohn@mail.ru
Комиксы для тех, кто читает только книги

Восторженные отзывы фанатов и миллионные тиражи не могут переубедить книголюбов, уверенных, что истории в картинках интересны только детям. Но есть немало «взрослых» произведений, способных это сделать. Предлагаем вам список графических романов, которые не ничуть не уступают литературе в ее привычном понимании. Вполне возможно, что они заставят вас иначе взглянуть на индустрию комиксов.

«Песочный человек» (The Sandman), Нил Гейман

Для тех, кто не запутался в текстовом полотне «Улисса»

Если вам не хватает литературности в комиксах, обратите внимание на эту книгу. Нил Гейман, автор мировых бестселлеров, прячет на страницах графического романа множество цитат и отсылок. Древнегреческие мифы, классическая литература и философия, музыка, живопись… Эта головоломка заставит вас не раз обратиться к примечаниям.

Сама история не менее интересна и проработана до мелочей. Песочный человек – Морфей в западной мифологии. Он дарит сновидения людям. Гейман проводит настоящее исследование, раскрывает сущность снов. Каждая книга – это антропология ночных фильмов одного человека. Автор пытается понять, почему одних мучают кошмары, а другие проваливаются в мир ярких историй.

«Песочный человек» (The Sandman), Нил Гейман

Меняющиеся стили, жанры, художники. Книги для тех, кто любит загадки и ненавидит монотонное повествование на сотнях страниц.

«V значит вендетта» (V — for Vendetta), Алан Мур

Для любителей Оруэлла и Замятина

Мир пережил ядерную войну. Великобритания превратилась в авторитарное государство, погрязшее в насилии, неравенстве и пропаганде. Люди стали безликими, безвольными существами, для которых боль – будничное чувство. И, как в лучших книжных традициях, появляется герой-анархист.

Комикс Алана Мура мог стать очередной антиутопией, где главный герой бросает вызов системе. Но в итоге автор создал более сложного, неоднозначного, как сама жизнь, персонажа. Знакомый сюжет получил футляр из новых конфликтов и коллизий. В центре – борьба добра и зла внутри самого человека. Мур показывает, что воспитанным среди боли и страдания людям трудно остаться незапятнанными. Герою предстоит пойти против себя, ответив на, казалось бы, банальный вопрос: оправдывает ли цель средства?

«V значит вендетта» (V — for Vendetta), Алан Мур

Ломаные линии, угловатость, контрастность белого и черного с превалированием последнего создают мрачный мир, ставший зеркалом внутреннего облика героев. 416 страниц для тех, кто любит медленное, вдумчивое погружение в книгу, не ищет классических положительных героев и ярких красок.

«Я убиваю великанов»(I kill giants), Джо Келли

Для тех, кого привлекает мир Сартра и Камю

Вначале комикс напоминает сказку, которую нам читали перед сном. Жила-была обычная девочка. Носила она заячьи уши. А ещё была у неё волшебная сумка с огромным молотом и замок на берегу моря. Каждый день девочка спасала город от великанов. Или просто хотела верить в это?

Этот графический роман совсем не о выдуманном мире. Он о мире взрослых, в котором оказался испуганный ребенок. Тончайшие карандашные и словесные линии создают точные психологические портреты. Черно-белые скетчи пестрят оттенками чувств и эмоций маленькой девочки.

«Я убиваю великанов «(I kill giants), Джо Келли

Как в романах Сартра и Камю, реальность сплетается с иллюзорным миром сознания главного героя.

«Маус: рассказ выжившего» (Maus: A Survivor’s Tale), Арт Шпигельман

Для тех, кого задела история «Мальчика в полосатой пижаме»

Единственный графический роман, получивший Пулитцеровскую премию. Таблетка от неверия для тех, кто считает мир комиксов лишь выдумкой, не имеющей ничего общего с реальностью.

История Мауса – это история еврейского мальчика, пережившего холокост. Потеря близких, бегство, гетто и концлагерь. Чем не классический роман о Второй мировой? Есть одно «но». Все герои предстают в образе животных. Автор изображает евреев в облике мышей, немцев — кошек, французов – лягушек, американцев — собак. Интересно, что Шпигельман обезличивает персонажей одной национальности. Внешне они абсолютно одинаковы. Так автор говорит о единой для народа судьбе. Война стирает все различия, кроме этнических.

Благодаря этому приему читатель может посмотреть на происходящее со стороны. Эффект ошеломляет. Теперь геноцид евреев кажется не только трагичной и пугающей историей, но и гротескной, абсурдной. Здесь нет цифр, логики и фактов, здесь только ваши эмоции и переживания. Но ни на минуту вы не забудете, что все происходило на самом деле.

«Маус: рассказ выжившего» (Maus: A Survivor’s Tale), Арт Шпигельман

Тем более в конце автор помещает реальный портрет отца, мальчика-мыша, главного героя романа.

«Босоногий Гэн», Кэйдзи Накадзава

Для тех, кого не испугал «Дневник Хиросимы» доктора Хачия

Солнечное утро шестого августа 1945 года. Жители Хиросимы буднично готовятся к предстоящему дню. Ничего не предвещает беды. Но уже совсем скоро на город низвергнется ад. Обгоревшие тела, утыканные осколками лица, трамваи мертвых...

Эта трагическая автобиографическая история – одно из важнейших антивоенных произведений второй половины XX века. Кэйдзи Накадзава идёт в школу, когда в 8 часов 15 минут над Хиросимой взрывается атомная бомба. Его спасает бетонный забор. Шестилетний мальчик теряет семью. Он в одиночестве пытается выжить в одной из самых страшных катастроф человечества.

Автор открыто говорит на табуированные темы: прямая критика правительства, смерть. Динамичный внутренний и внешний сюжет, калейдоскоп историй, собранный вокруг стержневого героя, и черно-белое повествование.

«Босоногий Гэн», Кэйдзи Накадзава

Язык графического романа будет понятен миллионам людей по всему миру.

«Персеполис» (Persepolis), Маржан Сатрапи

Для тех, кого потрясли «Окаянные дни» Бунина

Об Исламской революции, войне Ирака с Ираном говорили многие. Это произошло в век медиа. И настоящую историю без налета политики мы никогда не узнаем из СМИ. Но у нас есть возможность увидеть её глазами маленькой девочки.

Автобиографическое произведение французской писательницы родом из Ирана поведает драматическую историю человека, семьи, страны. Здесь рассказ о любимых детских книгах, первой влюбленности, подростковом бунтарстве тесно переплетается со сменой политических режимов, новостями о сотнях убитых, столкновении западной и восточной культур.

«Персеполис» (Persepolis), Маржан Сатрапи

Комикс напоминает альбом для рисования, отсканированный и распечатанный на черно-белом принтере. Графика специально стилизована под детские рисунки. Тем самым достигается ещё больший эффект присутствия и правдивости происходящего.

«100 пуль» (100 bullets), Брайан Азарелло

Для тех, кто знает из романов «Ребекка» и «Престиж», что месть – блюдо холодное

Не комикс, а эксперимент, за которым вы наблюдаете в реальном времени. Брайан Азарелло заглядывает в самые темные уголки человеческой души. Тонкий психологизм пронизывает каждую страницу.

Главному герою открывают имя того, кто виновен в его невзгодах. В придачу дают сто пуль, отследить которые невозможно. Но будет ли это обоснованной местью или убийством с целью самооправдания? Кто ответственен за нашу жизнь? Мы или выдуманные силы? Автор поднимает сложный философский вопрос, и читателю предстоит ответить на него.

Тарантино в мире комиксов. Здесь нет героев — только подлецы и злодеи. Нет и эпизодических персонажей, о каждом расскажут подробно. Одна из двух цветных книг-комиксов в нашем списке. Но краски не отнимают эмоций, не делают повествование «мультяшным». Это все та же серьезная история, как на черно-белых страницах.

«100 пуль» (100 bullets), Брайан Азарелло

Проработанные истории, сложные персонажи, нетипичные конфликты, качественное повествование, отличный стиль можно найти не только на страницах книг, но и комиксов. Нужно лишь отказаться от ярлыков и не ценить книжку по полке в магазине и обложке.

Понравился материал?

Подпишись на наш Яндекс.Дзен

А также паблик Вконтакте!

 
16+