Топ-100

Напишите нам

Есть интересная новость?

Хотите, чтобы мы о вас написали?

Хотите стать нашим автором?

Пишите на: leonovichjohn@mail.ru

Хотите увидеть своё интервью? Пишите: leonovichjohn@mail.ru
Корни творчества

Творчество подвластно далеко не каждому. Для того, чтобы преуспеть в сфере искусств, нужен не только особый склад ума, но и душевная предрасположенность к какому-либо виду творческой деятельности. Часто мы видим, что особые способности появляются ещё в самом детстве и по разным причинам. Герои нашего материала – творческие люди, занимающиеся разными видами искусств – рассказали о том, как они поняли, что хотят создавать что-то особенное и представлять свои работы обществу.

Дарья Паясь, 21 год

Я занимаюсь изобразительным искусством – рисую на бумаге и в диджитале. Рисовала, сколько себя помню, определенного момента, когда я начала, и причины нет. Рисовала даже до того, как начала ходить и говорить – так я общалась с миром. Родители всегда поддерживали меня и поощряли любое увлечение: я не рисовала на обоях, ведь папа сделала мне доску для рисования мелками. Помню, что нарисовала на ней синего кота. На вопрос папы, почему кот без усов, я ответила, что их не видно – они растут вперёд, на зрителя.

В садике я постоянно рисовала, и воспитательница иногда просила меня проводить мастер-классы для остальной группы. Это была какая-то магия: пятилетние дети успокаивались, садились в круг и молча слушали меня, пытаясь повторять за мной движения цветными карандашами. Тогда же, в садике, мне организовали персональную выставку рисунков – сказалось моё частое участие в городских конкурсах. Иногда выигрывала, а иногда нет, потому что организаторы не верили, что это рисовал ребёнок.

Конечно, я рисовала не от балды. Уже в детстве мне хотелось знать больше о композиции, цвете и свете. Что-то рассказывала и показывала мама (она закончила художественную школу), что-то находила в обучающих книгах, которые в нашем доме всегда были. Мама ставила мне постановки, как в художественной школе, и мы вместе рисовали акварелью, гуашью, карандашом. Материалов у меня было много, тонны карандашей и красок. Особенно я радовалась, когда у меня появилось масло. Родители подарили даже мольберт.

Когда мне было 14, я впервые попробовала нарисовать портрет. Это был Джонни Депп в образе Эдварда Руки-Ножницы, формата А3. Мне так понравилось, показалось, что так хорошо получилось, что вскоре весь дом был в портретах Джонни Деппа в разных образах.

В девятом классе я уговорила родителей отдать меня в художественную школу. До этого мама не соглашалась – боялась, что там меня будут загонять в рамки и «ломать». Я пошла на вечерние курсы, на 3 года, потому что на полный курс уже не успевала: как раз через три года заканчивала школу и собиралась уезжать. Мне очень повезло с преподавателем и, так как курсы были сокращённые, мы занимались всем самым интересным. Я вообще рисовала что хотела: если не нравилась постановка, могла заняться чем-то другим. Это было время экспериментов, рисовала я в своё удовольствие. Самое главное, что там я нашла хороших друзей, с которыми можно было веселиться, снимать смешные видео и вообще нарушать покой художки. Закончила ее на отлично, кстати, и очень благодарна ей, что в рамки меня не загоняли!

Иллюстрация Дарьи Паясь

Я размышляла о том, чтобы поступать на графический дизайн, но не стала. Решила, что академического опыта у меня недостаточно, хотя я даже выиграла какую-то олимпиаду школьников, которая бы мне помогла в поступлении. Поступила я в итоге на журфак.

После окончания школы стала рисовать чуть меньше, но не переставала таскать с собой блокнот. Когда я переехала в Питер, у меня с собой не было ни масла, ни мольберта. Со временем я перешла на диджитал-иллюстрацию и стала практиковаться в качестве графического дизайнера. Рисование карандашом на бумаге для меня сейчас – релакс, способ уйти в свой мир, выразить эмоции, симпатию.

Анастасия Гецович, 19 лет

Я начала писать в 12 лет. Всё началось с того, что мне жутко захотелось написать свою книгу после прочтения какой-то фэнтезийной трилогии. Но с прозой не сложилось: в один момент в процессе обдумывания текста я начала рифмовать и поняла, что у меня не нарочно рифмуются предложения. Так и решила попробовать с поэзией.

Тогда у меня был только один человек, который стал свидетелем такого творчества – как бы смешно не звучало, но это был бывший муж моей сестры, который старше меня на 15 лет. Он занимался продюсированием молодых музыкантов и однажды увидел, как я усердно что-то строчу. Заинтересовался, потом попросил показать ему ещё что-то, и пошло-поехало. Я поняла, что ему это действительно интересно, мы стали очень часто обсуждать то, что я пишу, он давал советы, показывал писательские приёмчики. Он один меня подбадривал, когда у меня опускались руки, и начиналась песенка а-ля «я у мамы ничтожество».

В творчестве, конечно же, без проблем не обходится. Первая и основная – очень частый (особенно в последнее время) творческий кризис. Не знаю, у многих ли такое случается, говорю за себя: мне намного проще писать, и более того – получается в разы лучше, когда я себя плохо чувствую в моральном плане. Вот когда у меня все идёт плохо – тогда все замечательно складывается в плане творческом.

Помимо этого, есть ещё и моя личная боль – реакция родственников. Мама, когда впервые увидела то, что я пишу, устроила мне такой скандал, что на уши не натянешь, так сильно она не ругалась даже тогда, когда узнала, что я курю. Было, мягко говоря, неприятно. Да, конечно, мои, с дозволения сказать, произведения весьма специфичны, и может показаться, что я – ходячий алко-зависимый наркоман с суицидальными и маниакальными наклонностями, но увы и ах. Её это задело, как, наверное, задело бы любую мать. Сейчас-то я всё понимаю, но в 13 лет было больно и неприятно.

Стихи для меня – это способ выплеснуть эмоции, высказаться, выплакаться. Этакий «самый лучший друг» в лице чёрных букв на белой бумаге, который все выслушает, слёзы впитает, а иногда ещё и вариантик решения проблем подкинет. Вдохновение своё я часто черпаю из того, что связано с водой. Уезжаю на залив, обожаю гулять по набережным и сидеть у воды: нереально заряжаюсь от стихии, и иногда это единственное, что даёт сил. Да, бывает, что даже банальный душ спасает душевное состояние.

Павел Страутниекс, 33 года

Начало моего творчества сложно обозначить какой-то определённой точкой отсчёта. Мои родители – музыканты, поэтому интерес к музыке, можно сказать, ко мне перешёл «по наследству». Но при этом гитару в руки впервые взял лет в 14-15.

Желание овладеть гитарой возникло естественным образом из-за увлечения рок-музыкой. В какой-то момент я понял, что хочу не только баловаться под музыку с воображаемой гитарой, представляя себя музыкантом, но и научиться взять инструмент и самому спеть. При этом петь я уже умел, оставалось лишь научиться аккомпанировать себе. Начинал с песен группы «Ария»: я был фанатевшим по их творчеству подростком. А как иначе? Тогда все слушали такую музыку, она проникала в наши души. Даже на вступительном экзамене в колледж я пел «Бивни чёрных скал».

По поводу моих увлечений роком родители не особо возражали. Мы с братом могли слушать любую музыку тогда, когда этого не слышит мама. При ней мы старались выбрать что-то «помягче». Пару лет спустя увлёкся «Мельницей», и их песни пополнили репертуар, а затем понемногу стали появляться и свои авторские песни. В основном, на стихи друзей, но, бывало, и на свои собственные. Также было много ситуативных песенок-поздравляшек, будилок для похода, и музыка вот так потихоньку «въелась» в мою жизнь.

Потом естественным образом появилась потребность играть в группе. Попытки найти или собрать коллектив увенчались успехом не сразу... Сначала были какие-то группы, которые появлялись и через месяц-два распадались. Но однажды я встретился с поющей поэтессой, чьи стихи сразу увиделись мне интересными песнями – так появился мой первый коллектив «Семь ключей». Просуществовал он три года - до тех пор, пока я из Минусинска не перебрался в Питер. Тут тоже потребовалось полтора года на то, чтобы собрать группу. Новый проект тоже просуществовал около трёх лет.

Концерт в Арт-кафе «Африка»

Уже два года я являюсь главным организатором «Чайных квартирников» – это мероприятие даёт возможность музыкантам показать своё творчество и потренироваться в сценическом деле. Попал я сам туда только участником, впоследствии втянулся, стал помогать в организации. Потом, когда главный руководитель отошёл от дел, за проект целиком взялся я.

Творчества без проблем, конечно, не бывает. «Трудность», с которой я часто сталкивался – это люди, которые просят играть «Батарейку», «Группу крови» и прочее популярное. Мне уже не было интересно играть такие произведения, музыка стала большим, чем какой-то круг песен. Мне было неловко, что мало, кто это понимал.

Моё увлечение, хоть и косвенно, но помогает мне заработать. По образованию я звукооператор. Некоторое время жил в Сибири, работал по профилю – звукооператором в театре и звукорежиссёром в колледже. А вот недавно я устроился в гитарный шоурум, так что, хоть и не зарабатываю непосредственно музыкой, но работа с ней так или иначе связана.

Понравился материал?

Подпишись на наш Яндекс.Дзен

А также паблик Вконтакте!

 
16+