Топ-100

Напишите нам

Есть интересная новость?

Хотите, чтобы мы о вас написали?

Хотите стать нашим автором?

Пишите на: main@sub-cult.ru

Хотите дать интервью? Пишите на почту main@sub-cult.ru
«Выражаться в абсурдном ключе для меня проще: я не привязан к логике зримого мира», — петербургский писатель Павел Пластинин о своём новом сборнике «Метеосводки»

Павел Пластинин — писатель и публицист из Петербурга. Его творчество следует лучшим традициям русской литературы. В преддверии выхода новой книги писателя «Метеосводки», мы поговорили с автором о причинах популярности поэзии сегодня, классиках литературы и даже о кино.

Проза VS поэзия

«Метеосводки» — ваш поэтический дебют?

— До этого была прозаическая книга «Каждому своё», но в поэзии — это мой первый опыт. Вообще я не считаю себя поэтом, а свои стихотворения — поэзией в самом добром смысле этого слова. Мне больше нравится слово стихоплётство.

— Почему?

— У меня есть, возможно, достаточно заплесневевшая точка зрения, что поэзия и поэт — это почётное звание, которым публика может наградить творчество автора. Не всё то поэзия, что зарифмовано, и не всяк тот поэт, кто рифмует.

В моём понимании поэт — это человек, умеющий как-то так составить слова, что в самых обычных из них просыпаются частицы космоса. Таких людей не так много, и даже среди тех, кого привыкли называть поэтами, их было крайне мало. Из писавших на русском языке я бы назвал Бродского, а из зарубежных — Шарля Бодлера.

— Попробовав поработать и с тем, и другим способом организации речи, вы можете ответить на вопрос, чего в вас больше: поэзии или прозы?

— Прозы, конечно. Стихи — скорее мой литературный каприз. А проза — более серьёзная вещь.

Вполне возможно, во мне ещё бурлит какой-то дух противоречия, потому что сейчас поэтов развелось очень много. Они везде и совершенно разного качества: гадкие, посредственные, хорошие, отличные. Есть среди них и люди, которые, на мой взгляд, через какое-то время могут называться гениями.

А вот хорошей прозы сейчас мало. Может быть, это прозвучит нескромно и дерзко, но я стараюсь, чтобы моё прозаическое творчество уравняло две эти чаши — поэзию и прозу — где первая всё равно перевесит, потому что встречается чаще и любят её больше. Но всё-таки хочется, чтобы и проза звучала красиво.

121

Павел Пластинин, автор книги «Метеосводки». Источник фото: личный архив Павла Пластинина

О дружбе с абсурдизмом

— Какие события вашей жизни, жизни страны или мира подтолкнули вас написать «Метеосводки»?

— Скорее не события, а движение собственной мысли привело к созданию абсурдистских стихов, в которых хочется нащупать незримые законы мироздания. Отражения событий в жизни, стране и мире можно найти в моём прозаическом творчестве. В прозе я часто пишу о наших современниках и, естественно, не обращать внимание на изменения в мире невозможно. Но, скажу честно, глобальные события меня мало трогают в творческом плане.

— «Метеосводки» — сборник абсурдистской поэзии, как вы сами об этом пишете. Почему вы выбрали именно абсурдистский стиль поэзии и прозы?

— У меня давно началась дружба с этим жанром. Примерно пять лет назад я написал абсурдистскую повесть. Она, наверное, выйдет вслед за «Метеосводками». Выражаться в абсурдном ключе для меня проще: так я яснее всего чувствую, что не привязан к логике зримого мира. Можно создавать что угодно, любые реальности с любыми правилами и без правил вообще. Это интересно, потому что на первый взгляд правил нет, однако через написанное «просвечивают» вечные истины, вечные образы и вопросы человеческого бытия.

— При слове «абсурдизм» в голову в первую очередь приходят поэты-обэриуты. А кто из классиков абсурдизма вдохновляет вас?

— В первую очередь, Александр Введенский. Я считаю, это один из самых интересных поэтов из всех, кто у нас когда-нибудь творил. Увы, он оказался на очень долгое время исторгнут из русской культуры: примерно с 1940-х до конца 1980-х годов его имя было практически никому не известно.

Слава богу, в перестройку оно снова получило огласку, но нельзя сказать, что его известность в интеллигентных кругах дошла до уровня Маяковского, Хармса или Хлебникова. Однако Введенский, безусловно, талантливейший автор, у которого я почерпнул мысль о том, что в мире без правил интересно углядеть что-то вечное.

Кроме литературы, я очень много работаю как чтец собственных и чужих произведений. Уже записывал некоторые стихи Введенского: хочется донести их до массового слушателя или читателя. И совсем скоро, я надеюсь, мне удастся приступить к записи его magnum opus — текста под названием «Потец».

128

Александр Введенский. Источник фото: rusneb.ru

— Если говорить в целом о классике мировой и российской литературы, то какие авторы оказали на вас большее влияние?

— На мой стиль и моё мировоззрение оказали большое влияние Оскар Уайльд, которого я назову своим любимым литератором, и американский прозаик Ирвин Шоу — интересный автор, как и большая часть американских писателей, очень лаконичный, точный, острый на язык. И чтобы сделать «триптих» из творцов, добавлю Франсуазу Саган.

У меня вообще есть мысль составить небольшую «напоминалку» для прозаиков и писателей: к каким авторам стоит обращаться, чтобы научиться отдельным аспектам творчества.

— Может быть, начнем уже сейчас? Есть ли какое-то одно произведение, которое, на ваш взгляд, должны прочитать все будущие литераторы?

— Я скажу так: было бы неплохо вообще знать литературу. Любую. Всасывать в себя как элитарную прозу и эпосы древности, так и бульварные романы, чтиво и сборники анекдотов, которые продаются в ларьках. Важно относиться к любой литературе любых жанров любого времени без предубеждения и без снобизма. Вот это, мне кажется, самое главное. Потому что человек пишущий может и должен учиться у всех, начиная от Гомера и заканчивая Дарьей Донцовой. Литература, как и любое искусство, не терпит таких категорий как «правильно» или «неправильно».

— Кого из ныне творящих прозаиков вы можете выделить как хороших авторов?

— Сейчас я не нахожу для себя тех, кого мог бы назвать «моим» писателем. Но безусловно есть талантливые люди, которых с удовольствием читаешь. Это известные имена. На мой взгляд, интересны Алексей Иванов и Захар Прилепин.

126

Источник: личный архив Павла Пластинина

«Метеосводки» — творческое высказывание и синоптическая карта души

— Сколько времени ушло на работу над «Метеосводками»?

— Первое стихотворение, которое вошло в сборник, было написано в 2019 году.

— Вы писали его с идеей издать или это был порыв души?

— Это был просто порыв. Часто у меня в голове застревает какая-то строчка, мне нравится какое-то сочетание звуков или слов, и из этого рождается стихотворение. Повторюсь, я не считаю себя поэтом и к своему поэтическому творчеству относился и продолжаю относиться скептически. Но вдруг я почувствовал, что именно этот ряд абсурдистских стихов можно оформить как единую книгу, и это будет интересное творческое высказывание. Я понял, что эти произведения хорошо смотрятся вместе, гораздо лучше, чем по одиночке.

У меня есть друзья и знакомые, занимающиеся стихотворным творчеством. Они могут работать над своими произведениями год, полгода. У меня же всегда было к поэзии отношение очерковое: я очень быстро, почти черновиково, записал какую-то эмоцию, и пусть она такой останется. Хорошо получилось — ну и ладно. Плохо — уберу подальше, чтобы никто не увидел.

— У вас есть персональные фавориты в «Метеосводках»?

— Все тексты и герои мне по-своему дороги. Но я бы, наверное, выделил стихотворение, которое уже записал в аудиоформате, — «Танец финских ножей». Мне кажется, это интересный текст, который совершенно неожиданно для меня самого получился очень цельным по поэтике и смысловому наполнению. Но в сборнике много отличных от него по настроению, по стилю стихотворений, которые едва ли можно сравнивать друг с другом.

— Насколько автобиографичны герои вашей новой книги?

— Любое произведение человека, занимающегося творчеством, это процентов на 95 — его автобиография. В первую очередь, эмоциональная. Поэтому если так можно сказать, «Метеосводки» — некая синоптическая карта моей души за последние годы.

О писательском росте и втором по значимости искусстве

— Насколько изменилось ваше творчество и выросли ли вы как автор с момента публикации сборника «Каждому своё»?

— Даже сейчас, иногда перелистывая страницы этого сборника, я думаю о том, что какие-то слова бы не употреблял, где-то я бы их переставил, где-то сократил, где-то увеличил. Наверное, это признак роста: наконец-то я вижу, как текст выглядел бы правильнее, чего вообще не стоило включать в сборник.

Я так уверенно об этом говорю, потому что сборник «Каждому своё» издавался дважды: зимой 2019 года на «Литресе» и в конце лета — начале осени 2019 года в бумажном варианте. В перерывах между изданиями мы готовили сначала один вариант, потом второй. Всё постоянно перечитывалось, дописывалось, чистилось. Но тем не менее сейчас, после трёх лет, я понимаю, что за «Метеосводки» мне менее стыдно, чем за «Каждому своё».

125

Источник фото: личный архив Павла Пластинина

— Есть ли в вашем окружении люди, которым вы показываете свои новые произведения в первую очередь?

— Я показывал тексты своим друзьям, родителям, коллегам. Но у меня есть стремление получить оценку от одного человека, с которым я всегда советуюсь. Это мой литературный учитель, поэт, отличный писатель Алексей Шевченко. С ним мы уже давно в хороших учительско-ученических отношениях. Он оценил «Метеосводки» и выдвинул свою резолюцию о том, что это хороший текст. Это меня очень радует!

— А если говорить о том, что влияет на вас и позволяет развиваться. В культурно-просветительском блоге на Яндекс.Дзене вы пишите и о кино, и о книгах, и о музыке. Какое из этих искусств влияет на ваше творчество больше всего?

— Наверное, кино. На мой взгляд, это второе по величине и значимости искусство по влиянию на людей. После музыки, естественно. Я киноман с тех пор, как научился отличать свет от дня и пользоваться VHS-проигрывателем.

У Гумилёва есть шикарное стихотворение «Слово» о том, какую большую роль играет слово и искусство обращения с ним для судеб мира. Но мне всё-таки кажется, что музыка и кино — два рода искусства, которые оказывают большее влияние на всех людей. Они являются частью поп-культуры, а книги — то, к чему интерес прививают с детства — часто из поп-культурны выпадают. Когда нас заставляют читать сначала родители, потом учителя в школе, а потом в социальных сетях на нас сваливаются целые ушаты немыслимых списков литературы, которую нужно освоить, это тяжело пережить и не рехнуться. У многих людей существует привитое предубеждение относительно книг, но у меня мало знакомых, которые бы прохладно относились к кинематографу.

Кто такой идеальный писатель и кто его идеальный читатель?

— Как бы вы описали свой сборник для тех, кто не знаком с вашим творчеством?

— Частично я описываю его в аннотации, которая будет предпослана стихам: «Метеосводки» — сборник сюрреалистической абсурдной лирики, цель которой — сорвать покровы мнимой логики происходящего в мире и представить, что же на самом деле в нём творится.

Вот такая несколько туманная, но, на мой взгляд, подходящая для этой книги формулировка.

— Когда вы работаете над новой книгой, исходите ли вы из популярных читательских представлений о том, каким должно быть произведение, или больше опираетесь на собственные ощущения, желание самовыразиться?

— Я нащупал для себя такое писательское кредо: писатель должен говорить о том, что ему интересно так, как ему хочется, но при этом не забывать о том, что он пишет для людей, которые это прочтут. Это очень тонкий ледок, зыбкая почва, но если человек сможет найти компромисс — у него получится хорошая литература.

Я стараюсь находить золотую середину между собственными желаниями и потребностями читателей. Но мне проще: я не контркультурщик. При этом у меня есть жуткое желание без конца пытаться интеллектуализировать прозу, что не всегда идёт ей на пользу, наверное. Как и усиливать или ослаблять её культурными реминисценциями, интересными формами. Но, повторюсь, я стараюсь находить компромисс, чтобы это нравилось и мне, и большей части моих читателей.

127

— То есть у вас получается угадывать желания аудитории?

Получается отчасти. Я очень рад, что появилась такая форма как Яндекс.Дзен и вообще возможность людям пишущим получать обратную связь: читать комментарии, мнения людей, отзывы на «Литресе» и где-то ещё. Но я даже не могу себе представить такую ситуацию, когда мне что-то пришло в голову, и я бы от этого отрёкся, потому что впаду в немилость у читателя. Я, пожалуй, не очень-то этого и боюсь.

— Вы как автор, который поработал и в прозе, и в поэзии, можете сказать, чем поэзия сейчас больше всего привлекает «современного читателя»?

— Во-первых, краткостью формы. Во-вторых, любовь к поэзии во многом идёт из любви к музыке. Огромное количество музыкантов так или иначе стали теснить поэтов своими текстами. И конечно, привлекает предельная выразительность. Потому что поэзия более концентрированная в эмоциональном и идейном заряде. Чтобы понять все чувства, все оттенки прозаического текста зачастую надо освоить хотя бы 15 страниц рассказа, или 200 — повести, или 400 — романа. И это долго.

А стихотворение можно прочитать за минуту и восхититься или заплакать, или ещё что-нибудь с собой сотворить. Концентрированность, конечно, совершенно другая.

— Кто ваш идеальный читатель?

— Наверное, каждый автор скажет, что идеальный читатель — тот, кто тебя понимает хотя бы процентов на 50. Больше у меня нет требований ни по росту, ни по весу, ни по образованию.

А также подпишитесь на нас в VK, Яндекс.Дзен и Telegram. Это поможет нам стать ещё лучше!

 

Добавить комментарий

18+
Яндекс.Метрика