Топ-100

Напишите нам

Есть интересная новость?

Хотите, чтобы мы о вас написали?

Хотите стать нашим автором?

Пишите на: leonovichjohn@mail.ru

Хотите увидеть своё интервью? Пишите: leonovichjohn@mail.ru
фото - Виталий Кривцов

Мэйти — исполнитель, который каждым словом удивляет своей искренностью, после прослушивания песен не получится убежать от избытка чувств. На ближайшем сольном концерте в Санкт-Петербурге будет снят эпизод фильма, в котором Мэйти сыграет самого себя. Об этом и многом другом исполнитель рассказал «Субкультуре»

— 1 ноября в Москве и 14 ноября в Санкт-Петербурге проходят ваши большие сольные концерты. Чем отличаются программы? Будут ли специальные гости в клубе «Космонавт»?

Прежде всего, это самые большие концерты в моей истории, в истории группы. Мы покинули тесные клубы и у меня есть стойкое ощущение, что покинули их навсегда — потому что хотим и готовы звучать объемнее и громче прямо сейчас. «Первый тайм мы уже отыграли», и это было прекрасно во всех отношениях — советский ДК Горбунова в Москве с десятком запутанных коридоров внутри своих стен и особенным рок-н-ролльным магнетизмом. Из отличий — новая программа концертов стала существенно шире, более тридцати песен. В отличие от Москвы, концерт в «Космонавте» не включит в себя специальных гостей, но будет особенным — прямо во время концерта, на сцене, будет снят эпизод полнометражного фильма, в котором я принимаю участие и играю самого себя — Мэйти. Других подробностей рассказать не могу — приходите на концерт.

— В одном интервью вы говорили: «Песни «Биголло» — мои глубочайшее удивление и влюбленность в мир прошлых столетий.» За что вы любите прошлые столетия? А какие вещи вам кажутся удивительными в наши дни?

— Прошлые столетия близки мне, в первую очередь, культурно. Это далекое, странное, чудное время, в котором исторически уместились и феноменальные люди, и удивительные вкусовые решения, и сами эпохи — спящие, размеренные. Были и свои антигерои, и своя жестокость, и ,наверняка, эти парадные завитые кудри дворцов перетянули на себя внимание тысяч трагедий и огромного количества боли. Боли, которая была, есть и будет в нас. Это необычно представлять, этому интересно следовать.

— «Бог никогда не умрет». У кого-то были сомнения?

Вспомнилось кольцо на пальце старшего брата — на нем латынью было высечено «прочь сомнения». Мы — люди, отцы и дети — часто твердим самим себе что-то непреложное, например, — я смогу, я сделаю, всё получится, папа не будет болеть, бабушка проживет еще много-много лет, и когда эти убеждения идут от сердца и мозолями уже на губах выточены –– смогу, сделаю, получится –– тогда ведь действительно всё получается, чудо ли? Вот и я в своей песне повторяю: «знают и видят мои глаза, помнит и поет мой рот – бог никогда не умрет».

— Почему одному из своих альбомов вы дали название цикла рассказов М. Булгакова — «Записки юного врача»?

Тогда я жил в Алатыре — это мой родной город. Читал Булгакова всю зиму, от писем до пьес, пытался понять его феномен — понял, полюбил, превознес. В силу юности, прежде всего музыкальной, свой самодостаточный мир образов подобно неоднозначному «Биголло» выстроить не получалось, потому я предпочел музыкально шагать опираясь на уже написанное. Ведь многое уже написано за нас. Мне были близки и продолжают быть таковыми истории людей сумасшедших, косвенно или прямо, неверным диагнозом врача или устами соседей — в этом много боли и тайны, а неизвестное и неприятное, так уж вышло, мне было интересно всегда.

— Вы записали совместные треки с «Anacondaz», «25/17», L’One и другими. С кем из исполнителей вам ещё хотелось бы записать треки?

Если без фантазий и прямо первые три, что пришли в голову — мне нравятся Gorillaz, хотя мне было жаль расставаться с мультипликационным имиджем группы и персонажей, когда я включал их лайв. Мне очень симпатичны «twenty one pilots», и я очень котирую поэзию и личность Дмитрия Кузнецова.

В ваших песнях можно услышать фамилию Вертинский. Есть даже песня в вашем исполнении «Кокаинетка», ее автор — Александр Вертинский. На чем основана ваша духовная близость с поэтом?

Я услышал Вертинского в детстве на пластинке, на проигрывателе. Он показался мне абсолютным маньяком тогда. Но это было так необычно, человек, поющий с улицы в окно, низким колокольным голосом и таким точным: «Спи, мой мальчик милый, за окошком стужа, намело сугробы у нашего крыльца. Я любовник мамин, а она у мужа, старого, седого твоего отца…». А потом я рос и возвращался к этой и другим его записям, открывая по мере взросления новые смыслы, новые трактовки. Это, конечно, грустный клоун.

— Какая музыка вам не нравится?

Мне не нравится музыка, в которой нет человека. Он может быть разным, но он должен чувствоваться, настроением песни или секундным отзвуком, отдельными отрезками или целиком, в цензуре или без — он должен чувствоваться.

Вам когда-нибудь хотелось вернуться в университет?

Никогда.

— Вы говорили, что университет — не единственное, что вы бросили ради музыки. А что ещё?

Была возможность военной карьеры, по службе. Ну и потом — я бросил дом. Я уехал. Я не рядом с родителями, я не могу им физически помочь, просто побыть рядом в непростую минуту. Занимайся я другим — я бы дом не покинул, там всё есть для жизни. И для самообразования. И для туризма. И вид из окна, и воздух.

— В одном из интервью вы также говорили, что ходили в психиатрическую больницу, общались с пациентами и врачами, то есть вы не понаслышке знаете о мире сумасшедших. Как вы относитесь к тому, что многие романтизирует психические заболевания и малейший стресс или перемену настроения называют депрессией и биполярным расстройством?

Романтизация чего-то непопулярного и запретного во что-то очень понятное и нарочито урезанное по трактовке и смыслу — это острое ощущение. Все мы любим острые ощущения. В разной форме и степени. Отношусь я к этому нейтрально, мне всегда казалось, что я особенный, или, если скромнее, — отмеченный. И не замечать этого в себе люди не могут. Мы восприимчивы и тщеславны.

— Каких премьер ждать поклонникам в ближайшее время?

— Одна из главных премьер для меня — участие в фильме о музыке и любви, где я играю самого себя. Это новый, необычный опыт. О большем рассказать не могу. Ждем всех на нашем концерте — 14 ноября в клубе "Космонавт".

— На какой вопрос в интервью вам всегда хотелось ответить, но никто его так и не задал?

Счастлив ли я от всего этого?

Фото предоставлены Виталием Кривцовым

Фото предоставлены Виталием Кривцовым

 
16+