Топ-100

Напишите нам

Есть интересная новость?

Хотите, чтобы мы о вас написали?

Хотите стать нашим автором?

Пишите на: leonovichjohn@mail.ru

Хотите увидеть своё интервью? Пишите: leonovichjohn@mail.ru

Кто отвоюет личное пространство у публичного: индивидуалисты

или любовники? К кому себя отнести: к тем, кто разрывают отношения

ради карьеры, или к тем, кто в изумлении наблюдают, как их жизнь

проносится мимо, несмотря на комфорт? — об этом новый EP «Синглы» группы «ОСВОБОЖДЕНИЕ», релиз которого состоялся 10 октября. Участники группы рассказали «Субкультуре» о свободе, своём творчестве, планах и многом другом.

У вашей группы интересное название. Кто кого освобождает и от чего?

Саша Владыка: Мы полагаем, что маски защищают нашу свободу проявлять себя на людях. На деле выходит, что мы самообманываемся на каждом шагу. Подражая внешнему, мы почти слились с социальным. Тем временем глубина никуда не исчезла. Она ждёт, когда мы нащупаем её, встретим и позволим проявляться в адекватном режиме.

Кирилл Грачёв: Каждый освобождает сам себя, чтобы идти вперед.

Дмитрий Орлов: Мы освобождаем себя от лишнего времени и денег, тратя их на репетиции и запись альбома. А если серьезно, то мы, конечно же, освобождаемся от каких-то негативных мыслей, состояний. Лично я кайфую во время игры. Надеюсь, это передается слушателю.

Расскажите об участниках группы, по паре слов о каждом.

Саша: Кирилл Грачёв, гитары. Он косит под Шиву, играя одновременно на пяти гитарах. Пока, правда, только на записи. Нас часто путают. Думаю, это из-за носов, и все же у него, как у Ж. Рено, а у меня, как у И. Бродского.

Антон Марохин, бас, мудробас. Глубокий, вдумчивый, фундаментальный, всеохватный и бородатый. Замечаю, как во время работы с аранжировкой, Тони почесывает бороду, нашептывает заклинание из элементарной теории музыки и разламывает пару волосков. После этого работа спорится.

Дмитрий Орлов, барабаны и перкуссия. Дима влился в команду год назад, быстро освоился. Он - везунчик: вместе мы скатались на фестивали во Владивосток (V-ROX), Екатеринбург (Рок на Волне), давали концерты в Москве. Приди он раньше, сидел бы на репбазах «Rock Studio» и «Чайка», разучивая и сочиняя программу с редкими 3-5 выступлениями в год.

Дмитрий: Саша — человек неиссякаемой энергии. Часто удивляюсь, сколько же в его голове разных идей и мыслей. И он всем этим активно делится с окружающими. Настоящий фронтмен!

Как вы познакомились и что вас сподвигло создать группу?

Саша: Нас познакомила Софья Иванова, взявшая в руки полный продакшн первого альбома моих песен в 2014 году. Кирилл и Антон уже были знакомы, потому что вместе проходили курсы по звукорежиссуре. В процессе я предложил собраться вне студии, пивка попить, поиграть живьем, может, забахать концерт. И пошло-поехало.

Дмитрий: Это вообще космическая история. Я не искал групп. Мне позвонили с незнакомого номера с фразой «Привет! Нам тут сказали, что ты на барабанах играешь. Приходи на прослушивание». Я в тот момент от неожиданности опешил, но все же собрался с духом, согласился, и вот я здесь. Оказалось, что это наши общие знакомые «подсиропили» - дали мой номер телефона Саше.

У вас есть музыкальное образование?

Саша: Да, в 1994 начал пощипывать струны. Тогда на домре. Сам записался в Детскую школу искусств, немало удивив маму: ей предстояло моё образование оплачивать. Она, как и все тогда, хоть и зарабатывала миллионы, но домра стоила сотни тысяч.

От второго инструмента – фоно – я отказался: требовалось дважды в неделю постригать ногти, меня это раздражало.

В выпускном классе я бесцеремонно прогуливал сольфеджио и теорию музыки. В итоге это моя единственная четверка в дипломе, но важнее сейчас недостаток более глубокого понимания аранжировки и ЭТМ. Поэтому полагаемся на чувства и то, что можно подсмотреть на ютубе.

Кирилл: Да, окончил музыкальную школу.

Антон: Нет.

Дмитрий: Нет. Самоучка. Но музыка с детства всегда присутствовала в моей жизни. Мой дед был руководителем ансамбля, преподавателем игры на аккордеоне и вообще известным в узких кругах человеком в Ростове-на-Дону. Был бы он жив, я бы точно получил высшее музыкальное образование. Отец — мультиинструменталист. А меня он не отдал в музыкалку. Времена были не те. В 90-х нужно было учиться либо на юриста, либо на экономиста. Иногда отец жалеет, что не отдал меня в музыку, а я считаю, что так даже лучше. Сам осознанно пришел к музыке, а не в детстве за руку привели.

Вы знакомы со своей аудиторией?

Саша: Да, добрые две трети – это друзья друзей. Аудитория прирастает новыми слушателями благодаря новым релизам и выступлениям. Они очень поддерживают нас и вдохновляют. Убежден, что их вера и намерение прийти на стадионный концерт группы Освобождение - приумножают энергию, которая идёт на реализацию и осуществление таких форматов выступлений.

Дмитрий: Я порой удивляюсь оттого, каким разным людям порой «заходит» та или иная песня. Но всё равно этих разных людей объединяют некоторые общие особенности. Мы исполняем песни на русском языке. Песни с достаточно глубоким смыслом. Так что слушают эти песни те, кому этот смысл понятен и, главное, нужен.

Что вас с ними объединяет?

Саша: Паттернов много. Сердца, разбитые об упрямые лбы. Контекст, в котором мы взрослеем. Мне кажется, у нас получается строить глубокие и прочные связи на всю жизнь, а не на сиюминутное шоу.

Кирилл: Они тоже думающие энергичные люди, любящие помечтать.

Дмитрий: Опять же не хочу говорить за всех, но, выражаясь «широкими мазками», нас объединяет общий бэкграунд. Общее прошлое и настоящее.

Как вы считаете, что ваши песни несут в общество?

Саша: Каждая песня заряжена своим «порохом»: одна воодушевляет и радует, как фейерверк, другая бьёт навылет, оставляя пустое пространство там, где было нечто, во что человек вцепился мёртвой хваткой.

Освобождение — это процесс развёртывания, эволюции. Иногда оно протекает с трудностями и даже болезненно. Люди доверяют потоку, осознавая, что топтание на месте, нерешительность обойдутся дороже и принесут куда меньше радости и куда больше боли. Мы учимся отпускать и обогащать опыт. Песни поддерживают на всём пути.

Дмитрий: Мы исполняем светлую, добрую музыку. Мы не призываем к насилию над кем-либо, в том числе над самими собой. То есть наша музыка может быть как чашка кофе – бодрящая и энергична, или как теплый плед — согревающая, укутывающая.

Что такое свобода?

Саша: Возьмите мою руку, чтобы поздороваться или отвести в безопасное место, и мы разделим доверие. Схватите меня за руку и потащите туда, где мне не хочется оказаться — вы встретите мощнейшее сопротивление

Обе ситуации иллюстрируют основополагающий аспект свободы — она возникает в отношениях.

Кирилл: Свобода — это движение без страха

Антон: Это когда захотел выпил пивка — выпил пивка, не захотел выпить пивка — выпил коньячка (смеётся).

А если серьёзно, то я не могу исчерпывающе ответить на этот вопрос в режиме интервью, слишком дискуссионная тема.

Дмитрий: Свобода в широком смысле — это осознанное состояние, когда ты не только не делаешь то, что тебе не хочешь делать, а еще и знаешь, что то, что ты хочешь делать — правильно. И делаешь это.

Выпускать свой первым альбом всегда радостно и волнительно одновременно, но недавно вышел ваш уже второй ЕР «Синглы». Чем отличались ваши эмоции, если сравнивать с выходом дебютного ЕР «Голограммы»?

Дмитрий: Лично для меня именно «Синглы» - первый ЕР. Это результат тяжелого труда большого количества людей. Ощущений масса, но в первую очередь ощущаешь, что это – только начало. Все ещё впереди!

Саша: Первый EP мы долго «запрягали»: «гоняли» эти песни на фестивалях и концертах пару лет, а потому записали все партии на раз-два. С «Синглами» от задумки до реализации - всё наоборот. Мы писали в нескольких студиях в Москве, пришлось переместиться за город к Виктору Фарафонтову и перезаписывать с нуля, а барабаны писал в Питере наш товарищ Дмитрий Горелов.

Песни «Синглы» и «РокСтар» я сочинил накануне решения о записи, мы их толком не разобрали.

Когда дело дошло до сведения, мы обращались к нескольким звукорежиссерам в Москве, но получавшийся саунд не устраивал: бас выпирал, lead-гитары задавлены, соло как будто «прорывается» вперёд, вокал «нарезан» и склеен очень чисто, профессионально, но цельности

произведения не ощущалось. Возможно, такой постпродакшн — современно и круто. Мы искали иного.

Мой друг порекомендовал своего однокашника по Консерватории. Василий Пинчук уже какое-то время живёт и работает в Голливуде.

Три сессии замечаний к каждой песне разбирали в мессенджере фейсбука. Через пару недель для релиза EP «Синглы» недоставало только обложки. Концепты Ваня Голубков и Вася Сафонов набросали на салфетках за ужином.

Для меня «Синглы» следующий этап в понимании того, кто мы такие. Мне не хотелось бы определять себя и группу раз и навсегда: ренессанс русского рока или гитарный рок с русскоязычной лирикой. Мы ищем и создаём себя, последовательно и параллельно. Вряд ли это вообще сводимо к какой-либо линейности.

Кирилл: Приятно понимать, что растёт качество нашей музыки. И в тоже время понимаешь, как много впереди, и не терпится взяться за новый альбом.

Что поклонникам ждать в ближайшем будущем?

Саша: 14 февраля 2020 выйдет электронный сингл «Ни единой мысли в голове» первая совместная работа с композитором, мультиинструменталистом Николаем Иншаковым. Будут и другие синглы.

Третий EP? Для меня важно, сохраняя честность с самим собой, способствовать развёртыванию очередного витка у каждого члена команды.

Повторяться — суть музыки как таковой: она состоит из паттернов, увлекающих вариативностью, но непрестанно возвращающихся к основной теме. Индустрия придерживалась парадигмы: знакомое повышает продажи. Я разрабатываю вечные темы в песнях, ими, в общем-то, никого не удивишь. В таком случае, что значит «сделать следующий шаг в развитии, оставаясь честным с самим собой»? Меня заводят такие неоднозначные вызовы.

В то же время команда прирастает амбициозными людьми, которые работают над тем, чтобы слушатели смогли чаще попадать на выступления группы, причем не только в Москве.

Кирилл: 15 ноября дадим чумовейший сольный концерт в КЦ «ЗИЛ».

Дмитрий: Работаем над новой песней и меняем аранжировку у двух старых. Но это ближайшие планы. А вообще работы много. У Саши огромное количество стихов, которые достойны стать песнями.

Антон: На концерте в «ЗИЛ» или в любой день в нашем сообществе Вконтакте поклонники могут приобрести крутой мерч от Ивана Голубкова.

На какой вопрос в интервью вам всегда хотелось ответить, но никто его так и не задал?

Антон: Вот это как раз и есть такой вопрос.

Дмитрий: Хотелось бы услышать в свой адрес вопрос «как вам удалось стать рок-звездой», но что-то пока что никто не спрашивает.

Саша: Немало музыкантов и групп подспудно стремятся выпустить серию хитов и прогреметь. Это популярность, медийность, деньги. Спустя какое-то время выясняется, что всё это не даёт того, чего музыканты на самом деле искали. Почему же и что с этим делать?

Почему и что с этим делать?

Саша: Отвечаю строчкой из нашей песни "Синглы": "Миллионы в гонорарах – не сразу". Далеко не с каждым исполнителем они, миллионы, вообще когда-либо случатся. Немало людей еле сводят концы с концами, им некогда всерьез задуматься о развитии или начать действовать.

Мы регулярно становимся свидетелями взрывов популярности в музыкальной индустрии, российской и зарубежной. Среди музыкантов есть как те, кто делают бизнес, так и те, кто заняты "своим делом". Чувствуете разницу? В реальности граница между ними бывает размыта. И все же когда основополагающая цель художника и артиста в медийности, прибыли, он быстрее соскочит.

Занимаясь музыкой (да чем угодно!) как искусством, как формой мастерства, вступаешь на путь самопознания, исследования взаимоотношений с другими людьми, с миром. Здесь признание и следующие за ним гонорары, скорее, забавные "доразумения", сопутствующий фидбэк системы, в которой мы ищем себя, формируем представления и вовлекаем в сгущающееся поле взаимодействия все больше неравнодушных сердец и умов.

Кирилл: Мне в интервью никогда не задавали вопрос: «Что вы готовите лучше всего?»

И что же?

Кирилл: Свиные ребра и клюквенную настойку.

 
16+