Напишите нам

Есть интересная новость?

Хотите, чтобы мы о вас написали?

Хотите стать нашим автором?

Пишите на: main@sub-cult.ru

Хотите дать нам интервью? Пишите на почту: main@sub-cult.ru

Журнал Fuzz, исчезнувший в результате экономического кризиса в начале 2009 года, когда-то был главным вестником рок-музыки постсоветской России. Зародившись как газета в период распада СССР, издание превратилось в 1996 году в глянцевый журнал, впоследствии ставший очень успешным. От других музыкальных изданий начала нулевых Fuzz отличало особое внимание к российской сцене и чуйка на будущих звезд: именно они первыми когда-то разглядели группу Amatory, Lumen и других звёзд альтернативной и традиционной рок-сцены. Мы поговорили с главной творческой единицей всего печатного Fuzz’а — основателем и главным редактором журнала Александром Долговым, ставшего писателем после закрытия печатного издания.

О русском роке первых двадцати лет после распада СССР

В бумажном варианте Fuzz существовал с распада СССР до конца нулевых. Какой период времени был лучшим в российской музыке за существование журнала?

— На мой взгляд, девяностые годы в плане чистого, незамутненного коммерцией творчества для отечественного рока оказались куда интереснее нулевых. В этот период как раз началось становление всей российской музыкальной индустрии, сулившее нашим рок-музыкантам намного больше возможностей в их раскрутке, чем было до того. С распадом СССР пропала цензура, и стало можно все, а с другой стороны, в только-только зарождавшихся музыкальных масс-медиа еще отсутствовало понятие так называемого формата, который в скором будущем станет тормозом, существенно ограничивающим творческую свободу музыкантов. В общем, это было время, когда еще не наступило тотальной коммерциализации всего музыкального процесса: твори себе на здоровье и будь доволен тем, что имеешь.

Впрочем, из-за тяжелейшего экономического положения в стране после развала СССР народу было не до рока, выживали тогда, как могли: кое-какая музыкальная жизнь еще теплилась — исключительно в небольших клубах Москвы и Петербурга, а небольшой тур по стране могли себе позволить разве что общепризнанные гранды отечественного рока, такие, как DDT, презентовавшие в конце 1992 года первую концептуальную программу «Черный пес Петербург» и давшие с нею концерты всего в пяти городах бывшего Союза. Было ощущение, что вообще в последнем десятилетии ХХ века на небосклоне отечественного рока вряд ли появится хотя бы одна новая рок-звезда.

К счастью, этот прогноз оказался ошибочным. В марте 1994-го года на фестивальной предтече Премии Fuzz — трехдневном рок-марафоне «АэроФузз», прошедшем в Петербурге на площадке Балтийского дома и собравшем под свои знамена тридцать семь российских рок-групп, засветилась «первая ласточка» из обоймы новых имен — свежеиспеченная и многообещающая группа «Чиж и Ко», которая, благодаря конвейерному выпуску альбомов и активной концертной деятельности, вскоре пробьется в ряды первого эшелона отечественного рока. Вторая половина 90-х в плане открытий станет еще интересней. Одна за другой, сметая все на своем пути, по стране прокатятся три волны коллективного музыкального помешательства. В 1995 году после выпуска «Агатой Кристи» альбома «Опиум» на просторах бывшего Союза разразится настоящая «агатомания»; через два года — летом 1997 года — аналогичная ситуация повторится с группой «Мумий Тролль», когда выйдет их альбом «Морская»; а под занавес последнего десятилетия ХХ века весной 1999 года бабахнет Земфира Рамазанова с дебютной пластинкой, записанной с помощью лейбла Ильи Лагутенко и Леонида Бурлакова «Утекай звукозапись», и тогда Россия вновь переживет третий по счету маниакальный взрыв — за неполные пять лет.

В нулевых ничего подобного уже не случится. Нулевые на этот счет окажутся куда беднее, и, хотя на вершину музыкального Олимпа в это время прорвутся две питерские группы «Ленинград» и «Король и Шут», ставшие реальными суперзвездами русского рока, ни о какой мании в сравнении с тремя предыдущими речи быть не может.

058b

На следующий день после концерта DDT на Певческом поле. Август 2008. (Фото - Андрей Федечко)

К слову сказать, в творческой копилке журнала Fuzz имеется масштабный кинопроект под названием Fuzzfilm, посвященный русскому року последнего десятилетия ХХ века с подзаголовком «Рок девяностых», в рамках которого были выпущены документальный фильм на видео-носителе, компакт-диск с саундтреком к фильму, а так же сделана презентация всего проекта с концертом рок-звезд, прошедшая на площадке ДК Ленсовета в ноябре 2001 года.

О лучших годах журнала Fuzz

— Каким было состояние журнала на момент 2007 года?

— Достаточно стабильным, позволявшим благодаря спонсорской поддержке наших партнеров и продаже рекламы ежемесячно печатать глянцевый журнал в объеме от 80 до 100 страниц. Кроме того, мы продолжали и дальше стимулировать интерес наших подписчиков к журналу с помощью выпуска бесплатных приложений в виде брошюр и компакт-дисков (в основном это были наши собственные раритетные аудиосборники Fuzzbox с записями рок-звезд и талантливой молодежи, последний сборник в этой серии вышел под №21 в 2008 году, незадолго до закрытия журнала). В 2007 году мы также освоили новый для нас формат DVD, выпустив укороченные концертные версии двух последних Премий Fuzz (к вящей радости иногородних подписчиков, которые наконец-то смогли увидеть то, о чем давно мечтали), а также два DVD диска с архивными концертными записями группы DDT, само собой, с разрешения Юрия Шевчука.

— О ком больше писал Fuzz в середине нулевых?

— О музыкантах, чье творчество на тот момент было более актуальным. Из отечественных — сравнительно молодые «Ленинград», Земфира, «КиШ», «Ночные снайперы», «Би-2», не забывали и про грандов русского рока — легендарных групп питерского рок-клуба «Аквариум», «Алиса», DDT, старались интересно представить нашей читательской аудитории и новых героев рока: к примеру, в сентябре 2007 года на обложку журнала попала уфимская группа Lumen, с успехом выступившая в апреле на Премии Fuzz.

Из западных команд в наших приоритетах однозначно находилась эпатажная немецкая группа Rammstein, побывавшая несколько раз на обложке журнала — больше, чем другие западные рок-банды. Кстати, об этой великолепной команде из Берлина российским читателям впервые рассказал именно Fuzz, когда наш корреспондент побывал на будапештском рок-фестивале «Сигет» в августе 1998 года — Rammstein тогда будучи еще малоизвестным коллективом выступал на малой сцене, но своим незабываемым пиротехническим шоу и термоядерным драйвом произвел настоящий фурор.

Если говорить о том, кто чаще всего за всю историю журнала появлялся на его обложке, так это — Виктор Цой. И здесь — комментарии излишни. Когда в начале 1991 года я готовил к выходу самый первый номер издания — тогда это был газетный формат — у меня сомнений не было, кого поставить на обложку. Конечно, только Цоя! Интересно, что один из последних номеров журнала (в октябре 2008 года) также вышел с Цоем, но уже рисованным в технике… комикс. Публикация центрального материала о культовом фильме «Игла» (в главных ролях — Виктор Цой и Марина Смирнова) была приурочена к двадцатилетию его выхода на экран и иллюстрирована комикс-рисунками Алексея Вайнера, замечательного книжного иллюстратора и лидера питерской англоязычной рок-группы Wine.

image-4

Журнал Fuzz, октябрь 2008

— Какие еще музыкальные медиа середины нулевых вы бы отметили?

— По большому счету во второй половине девяностых, когда Fuzz превратился в полноценный журнал, у нас особых конкурентов не было. Это немного расслабляло. В начале нулевых ситуация кардинально изменилась с приходом на наш рынок русских версий западных музыкальных изданий — сначала NME, а чуть позже и Rolling Stone — весьма серьезные конкуренты, за плечами которых стояли крупные издательские дома. У них и тираж был побольше нашего, и журнальный бюджет погуще, и, стало быть, имелось больше возможностей в их продвижении на журнальном рынке страны. Мы-то, по большому счету, работали в розницу только на две столицы — Петербург да Москву, а для остальной России, как, впрочем, и для всего СНГ были доступны исключительно по подписке.

Кстати, вот еще один интересный факт: свежеиспеченная редакция журнала Rolling Stone Russia состояла из доброй толики питерских рок-журналистов, ранее сотрудничавших или даже постоянно работавших в журнале Fuzz. Да, все так и было — издатели RSR, те самые «денежные мешки» банально переманили к себе наших борзописцев при помощи длинного рубля… Рассказываю об этом без тени обиды на коллег, и совсем не очерняя конкурентные издания, которые, как и Fuzz не смогли дожить до наших дней, просто констатирую факты, чтобы была понятна та непростая ситуация, в которой тогда оказалось мое детище. Конкуренты, конечно, нам сильно спутали карты в работе с потенциальными рекламодателями, но тут уж ничего не поделать — рынок есть рынок, просто надо было продолжать заниматься своей работой — на совесть и уже с удвоенной силой…

Теперь пару слов по поводу ежемесячного наполнения содержанием изданий, журнального контента — нашего и конкурентов: конечно, благодаря имеющейся франшизе у наших соперников с западным рок-контентом никаких проблем не возникало, а нам, конечно, приходилось в этом плане постоянно выкручиваться, ища нестандартные решения, чтобы оперативно доносить свежую информацию до наших читателей, но что касается качественного освещения рок-н-ролльного процесса внутри России — тут мы, бесспорно, были впереди планеты всей. Больше, чем журнал Fuzz о русском роке у нас не писал никто и никогда.

— В интервью журналу «Афиша» за 2013 год вы говорили, что последние полгода для Fuzz были лучшими в истории издания. Почему они стали лучшими?

— Печатный журнал должен постоянно развиваться — это аксиома. Иначе начнется стагнация. А вслед за этим и творческая смерть. Было понятно, что для дальнейшего развития журнала необходимы финансовые вливания, но своих средств на это явно не хватало. Потолок наших возможностей уперся в сто страниц, а хотелось сделать журнал еще толще и интереснее за счет появления новых рубрик. Самостоятельно, повторюсь еще раз, это сделать мы не могли, поэтому во второй половине нулевых я и начал активный поиск инвесторов. В конечном итоге летом 2008 года мои попытки наконец-то увенчались успехом, и у журнала Fuzz в связи с этим поменялся учредитель и издатель. Вскоре объем издания был доведен до рекордных для нас 110 страниц, гонорарный фонд вырос чуть ли не в десять раз, в журнал пришли новые авторы и, как я и хотел, появилось много новых и интересных рубрик, словом, творческий процесс забил ключом, но, к сожалению, он продолжался недолго — всего полгода.

Последний номер журнала с обложкой Franz Ferdinand — сто восемьдесят пятый по счету — вышел в конце января 2009 года. 25 января 2009 года новым издателем было объявлено о закрытии журнала и увольнении редакции во главе с ее главным редактором. Причина закрытия известна: мировой экономический кризис, разразившийся за полгода до этого. Быть может, я бы и вырулил ситуацию, как это не раз бывало в прошлом, но, к сожалению, после смены учредителя и издателя я уже не принимал глобального участия в судьбе собственного детища, ограничившись чисто творческими вопросами.

image-s-knigoj

Рассказ о книге «Рижский клуб любителей хронопортации». Рига, Домская площадь, август 2018. (Фото - Игорь Мейден)

— Каким мог бы быть журнал Fuzz, если бы до сих пор существовал?

— Однозначно — мультимедийным… А если честно, то лично у меня большой скепсис в отношении жизнеспособности такого, как Fuzz издания — в теперешних весьма непростых экономических условиях это просто невозможно, слишком кардинально изменилась ситуация, интернет наступает со всех сторон, хватает и других проблем, не буду их перечислять, вон даже именитый британский музыкальный журнал Q загнулся, не выдержав натиска пандемии, а флагман мировой музыкальной журналистики — американский Rolling Stone, говорят, перекуплен китайцами, тоже ведь не от хорошей жизни — и что тут скажешь о других?.. Что касается меня, то с закрытием журнала Fuzz я навсегда расстался с рок-журналистикой, но отнюдь не с творчеством, и смог найти себя в литературе.

Об альтернативной тяжелой сцене и феномене 2007 года

— Казалась ли тогда перспективной альтернативная тяжелая сцена в России?

— Да, несомненно. И это было связано прежде всего с теми успехами, которые продемонстрировала на седьмом году существования питерская метал-группа Amatory. В 2007-м она дала рекордное количество концертов в России и ближнем зарубежье (более семидесяти!), а также дважды за тот год смогла собрать аншлаги в ДС «Юбилейный». Правда, оба раза на малой арене, но все равно это впечатляло — примерно три тысячи зрителей на аншлаговом концерте. Редакция журнала мимо такой рекордной статистики пройти никак не могла и поэтому отреагировала соответствующе, заявив, что учреждает… альтернативную Премию Fuzz в двух новых номинациях — «лучшая альтернативная группа» и «лучший альтернативный альбом». Вот так и стала группа Amatory в апреле 2008 года нашим лауреатом, как лучшая альтернативная команда, и я считаю — вполне заслуженно. Не лишне будет напомнить, что в самый первый раз выступить у нас мы приглашали группу Amatory еще в 2005-м году, тогда она, кстати, взяла приз зрительских симпатий.

— В массовом интернет-сознании 2007 год остался в памяти как время господства тяжелой музыки в России. Насколько это близко к правде?

— Не могу согласиться с этим тезисом. Интерес, безусловно, был и определенный рост аудитории наблюдался (к примеру, он рос у Amatory, как я говорил выше), но больших — на восемь тысяч зрителей — сольных стадионных концертов у Amatory так и не случилось, во всяком случае, я этого припомнить не могу. Большие стадионы у нас собирали только именитые западные звезды тяжелой сцены типа Linkin Park, Limp Bizkit или Korn, на разогреве у которых могли сыграть наши ню-металисты Amatory и Jane Air, но не более того.

— Как вы думаете, почему люди начали вспоминать именно 2007 год?

— Почему? Не знаю. Лично я вспоминаю 2006 год, как пик зрительского интереса к Премии Fuzz. Что совсем неудивительно, поскольку мы тогда справили двойной наш юбилей — 15 лет журналу и 10 лет Премии Fuzz. Подобные нумерологические празднования всегда вызывают неизменный интерес у публики. Отмечу, что мы провели фестиваль одновременно на двух аренах Дворца спорта «Юбилейный», впервые в своей истории собрав рекордные для нас 12000 зрителей. Отличный результат! И главное — все остались довольны: и зрители, и музыканты, и организаторы мероприятия.

А вот 2007-й год мне памятен сплошными обломами. Я про тогдашнюю Премию Fuzz говорю, которая с самого начала у нас не задалась — из-за досадных накладок, связанных с невозможностью арендовать нужную нам площадку, так что пришлось менять привычный ДС «Юбилейный» на необъятный СКК «Петербургский». Серия обломов продолжилась и в день проведения фестиваля. Днем на саундчеке последовательно взорвались два звукорежиссерских пульта, пока ждали привоза третьего — слава богу, он не подкачал, работал как надо весь вечер — пришлось задержать начало церемонии на целый час! Такого позора в нашей истории еще не случалось ни разу, мы всегда традиционно начинали шоу ровно в семь вечера торжественным звучанием фанфар...

Но и это еще не все. Фестиваль должен был завершиться сетом группы «Мумий Тролль», которой вручили премию «За вклад (в развитие рок-музыки)». И в финале выступления Илья Лагутенко в лучших провокативных рок-традициях вытащил на сцену мало кому известного тогда Cергея Смирнова aka Masterboy, лидера питерской рэп-группы «Трэш- шапито КАЧ», внешне исключительно приметного худощавого парня в фасонистых очочках, коротко стриженного и облаченного в пижонский костюм и лакированные туфли, в общем, всамделишного тролля-эпатажника для совместного исполнения песни «Подвиг», посвященной известному продюсеру «Фабрики звезд» Виктору Дробышу, песни со скандально-матерным припевом, в которым его фамилия была ловко зарифмована с нецензурным словом… Как и задумывалось, все обернулось грандиозным скандалом — на следующий день редакционный телефон был раскален — все жаждали моего комментария… Вот это я понимаю — настоящий рок-н-ролл! Но если серьезно, дело в конце концов закончилось не так хорошо, как планировалось до того — судебным иском, и не к Илье Лагутенко — он-то просто ручкой помахал в такт музыке, не подпевая при этом, а к автору и исполнителю песни «Подвиг» Сергею Смирнову. Пришлось ему отвечать за свой демарш по всей строгости закона.

057b

С Тэмом на пресс-конференции в СКК «Петербургский» перед выступлением группы «Lumen» на «Премии FUZZ». СПб. Апрель 2007 г.

— Тренд на ностальгию в современной музыке — это хорошо?

— Думаю, что это ни хорошо и ни плохо, а просто — нормально. Такое случалось не раз в мире рок- и поп- музыки, когда у исполнителя или группы начинался новый виток популярности, и на их концерты в качестве зрителей порой приходили родители со своими подросшими детьми.

Источник фото: Личный архив Александра Долгова

А также подпишитесь на нас в VK, Яндекс.Дзен и Telegram. Это поможет нам стать ещё лучше!

Добавить комментарий

18+

О проекте

© 2011 - 2023 Портал Субкультура. Онлайн-путеводитель по современной культуре. Св-во о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 - 66522. Проект предназначен для лиц старше 18 лет (18+).

E-mail: main@sub-cult.ru

Яндекс.Метрика