Напишите нам

Есть интересная новость?

Хотите, чтобы мы о вас написали?

Хотите стать нашим автором?

Пишите на: main@sub-cult.ru

Хотите разместить рекламу в нашем проекте? Пишите: main@sub-cult.ru
Проклятый старый дом: рецензия на мистический ретродетектив «Призраки в Венеции»

В мировом прокате наводит страх мрачная венецианская открытка режиссёра и актёра главной роли Кеннета Брана, чей третий фильм о внеплановом следствии Эркюля Пуаро называют лучшей частью в серии. О том, как в в жанре детектива уживается хоррор и сколько двойников у знаменитого сыщика — в этой рецензии.

Иронично, но нет, новую картину Кеннета Брана не показывали на Венецианском кинофестивале даже в рамках его открытия: всё-таки режиссёр снимает, если не чтобы потешить внутреннего Эркюля Пуаро, то, можно поверить, ради развлечения так называемого рядового зрителя, непритязательного до бульварного детективчика на вечер. «Убийство в “Восточном экспрессе”» всей актёрской командой кричало о себе как о массовом аттракционе, а аутентичные декорации погружали в атмосферу прошлого. Продолжение с заглавием «Смерть на Ниле» закрепило сценарную формулу, выкрутив масштаб приключения на максимум. Да и Пуаро как персонаж стал куда глубже благодаря рассказанной военной и любовной предыстории, не стыдясь ироничных подколок в свой адрес, хоть и оставаясь тем же надменным педантом.

prizr_vvenetsukrfituveapptr

©️ 20th Century Studios

Если обе предыдущие части можно было воспринимать как ремейки одноимённых британских лент из 70-х, то вот «Призраки в Венеции» — настолько вольная экранизация романа Кристи «Вечеринка в Хэллоуин», что сценарий, скорее, достоин приписки оригинальный, нежели адаптированный. Тем не менее название «Смерть в Венеции», увы, давно культурно апроприировано повестью Томаса Манна и её одноимённой кинопостановкой от Лукино Висконти, а поэтому в заголовке третьей части фигурирует термин Haunting, характерный для поджанра хоррора с приведением в жилище. Эксперимент Брана не ставит себя в один ряд с «Призраком дома на холме» 1963-го: лента не столько триллер или фильм ужасов, сколько неонуарная детективная драма с элементами хоррора. Локации подлунной Венеции если не славятся среди подобных представителей жанра, то уж точно въедаются в память: из недавнего вспоминается «Венецияфрения», а из классики — «А теперь не смотри» Николаса Роуга, разумеется.

«В Венеции, говорят, каждый дом полон призраков и проклятий», — так диагностирует городу один из его гостей. Под покровом ночи к ветхому палаццо из-под мостовой арки выплывает гондольер в баутте, чья лодка переправляет тёмный силуэт в плаще и маске вольта. На причале их встречают владелец бывшего сиротского приюта, прославившаяся писательница детективов и живой герой её романов Эркюль Пуаро. Ещё сегодняшним утром сыщик наслаждался идиллией пенсии: выбирал идеальное яйцо для завтрака, ухаживал за скромным садиком и избегал потенциальных клиентов с таинственными историями убийств. Ради исключения из правил и по старой дружбе он согласился разоблачить некую загадочную Джойс Рейнольдс с её спиритическим сеансом. Однако как только часы пробивают полночь, разносится крик о первом покойнике, и месье детектив приступает за дело. Причём сама эгоцентричная персона Пуаро Брана не стесняется порой освобождать место в кадре для новых временных обитателей окружённого штормом палаццо.

priz_vvenets3loshdshchryauypsro

©️ 20th Century Studios

Проклятие или нет, но по убывающей экспоненте Кеннета Брана стали окружать всё менее узнаваемые актёры да и к тому же куда в меньшем составе, хоть на сей раз обошлось и без отменённых голливудских звёзд. Большинство действующих лиц так или иначе оказываются двойниками Эркюля Пуаро. Так, медиум Джойс Рейнольдс (Мишель Йео) находится на противоположной стороне одной идеологической монеты с рационально-мыслящим бельгийцем. Некогда востребованная писательница детективных бестселлеров Ариадна Оливер (книжное альтер эго Агаты Кристи) в исполнении Тины Фей выдаёт ироничные замечания прообразу сыщика её сюжетов, зеркально отражая в себе язвительную натуру Пуаро. Дебютировав у Брана в «Белфасте», Джуд Хилл сменил амплуа беззаботного сорванца — его учтивый 13-летний Леопольд напоминает Эркюлю себя же в детстве: мальчик уже в столь юном возрасте заботится об отце, а за маской моретта скрывает начитанность не по годам. Джейми Дорнан, также уже снимавшийся в прошлой картине режиссёра, предстаёт в образе невротичного семейного доктора с ПТСР. Совсем недавно Лесли Ферьер освобождал узников Берген-Бельзена, а теперь пустым взглядом впивается в голубые глаза другого ветерана войны, прячущего шрамы Первой Мировой за роскошными усами.

Пожалуй, ещё одним двойником Пуаро выступает заглавная героиня — послевоенная Венеция 1947-го. После Второй Мировой общество поделилось на два условных социальных лагеря: на тех, кого вера во что-то большее опиумно успокаивала от пережитой многолетней трагедии, и тех, кто, наоборот, отказался от идеи существования всевышнего, с чьего дозволения творились все ужасы военного времени. Излюбленный оператор Харис Замбарлукос нередко снимает венецианские потёмки в голландских углах, подглядывает, словно призрак, за персонажами то с верхних, то с нижних ракурсов, во всю использует магию зеркал. А сам приверженец плёночных киноаппаратов Кеннет Брана не грешит применить технику Snorricam (грудной камеры) в одной из психоделических сцен с его персонажем.

priz_vvenets2kueotyukrts

©️ 20th Century Studios

Однако, если кого и винить за консервативность сюжетного скелета, так это постоянного сценариста Майкла Грина (Брана всегда выступал исключительно постановщиком и сопродюсером). Так и выходит, что по форме «Призраки в Венеции» напоминают серию «Собаки Баскервиля» из «Шерлока», а по сути детектив, скорее, остаётся растянутым эпизодом старого анимационного «Скуби-ду» (серией с Венецией уж точно). Кеннет Брана явно видит эти потрёпанные нити Кристи как кукловода жанра, но при всём желании или, может, намеренном фанатском нежелании не в силах от них отделаться, а поэтому экспериментирует с подачей на правах режиссёра как только может. К слову, у новой части даже сменился композитор: на место Патрика Дойла пришла Хильдур Гуднадоуттир («Джокер», «Тар», «Чернобыль»), чьи навевающие тревожность струны придают картине те самые краски ужаса.

И хоть сюжетно жанр хоррора оправдывается, но в лучших традициях развеивания мистики Кеннет Брана оставляет процентов десять на откуп верующим в паранормальное. Его новая картина, скромная, но цельная, не обходится без фирменных театрального пафоса и авторских самоповторов. При этом она сталкивает идеи рационального и иррационального на фоне послевоенного пространства, фантомно во мраке эгоизма рассказывая трогательную историю о губительности гиперопеки. Снятое на бюджеты 20th Century Studios духу не хватает заклеймить диснеевской сказочкой, а вот неоготической хэллоуинской легендой — вполне.

Источник фото обложки: ©️ 20th Century Studios

Понравился материал? Пожертвуйте любую сумму!

А также подпишитесь на нас в VK, Яндекс.Дзен и Telegram. Это поможет нам стать ещё лучше!

 

Добавить комментарий

Для того, чтобы мы могли качественно предоставить Вам услуги, мы используем cookies, которые сохраняются на Вашем компьютере. Нажимая СОГЛАСЕН, Вы подтверждаете то, что Вы проинформированы об использовании cookies на нашем сайте. Отключить cookies Вы можете в настройках своего браузера.
Согласен

О проекте

© 2011 - 2024 Портал Субкультура. Онлайн-путеводитель по современной культуре. Св-во о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 - 66522. Проект предназначен для лиц старше 18 лет (18+).

E-mail: main@sub-cult.ru

Наши партнёры:

Приложение Фонбет на Андроид

Яндекс.Метрика