Топ-100

Напишите нам

Есть интересная новость?

Хотите, чтобы мы о вас написали?

Хотите стать нашим автором?

Пишите на: leonovichjohn@mail.ru

Хотите презентовать здесь свой релиз или клип? Пишите: leonovichjohn@mail.ru
16+
Алина Юдаева

Композитор Алина Юдаева в июле выпустила свой новый альбом «Animals». Состоящий из девяти композиций, он снова, как и предыдущие релизы, самодостаточен без слов и наполнен только инструментальной музыкой, но при этом не покажется скучным. Ни один из треков не похож на другой и всегда является сюрпризом для слушателя: если первая песня плавная и растянутая во времени, то вторая будет её энергичной противоположностью, а третья отличится от них обеих.
Как подтверждает сама Алина, её музыка могла бы стать саундтреком к фильму или спектаклю, но жанр этой картины тоже сложно предсказать, а значит возможна как глупая комедия, так и историческая мелодрама.
Впрочем, несмотря на разнообразие звучания, общий стиль сборника можно отнести, пожалуй, к психоделическому року, не навязывающему себя и не мешающему размышлять, но в то же время оставляющему запоминающийся след в сознании, хоть и весьма сумбурный.
В интервью Алина Юдаева рассказала о том, как долгий творческий путь превращается в звуки и гармонии, а потом записывается на диски, которые можно послушать.

– Как и когда вы начали писать музыку?

– Впервые попыталась сочинять лет в четырнадцать. Сидела за фортепьяно, и из-под пальцев вылезло что-то чудовищное. Исполняла маме и одноклассницам – те говорили, что здорово. Потом я это произведение благополучно забыла. А сознательно стала подходить к вопросу начиная с 1991 года, когда появилась группа и потребовался материал.

– Расскажете про эту группу?

– Она называлась «Морской Оркестр». Я собрала её из друзей в добровольно-принудительном порядке в начале 1991-го. Тот состав продержался пару репетиций, потом многие в панике убежали. Но заинтересованные остались, стали приводить друзей-музыкантов. Постепенно ситуация стабилизировалась: мы начали писать песни, потихоньку выступать, насколько тогда позволяли возможности. Вообще, на тот момент игра в группе была достаточно распространённым способом времяпрепровождения среди молодых людей. Много было коллективов. Большинство быстро распадались, какие-то держались. «Морской Оркестр» с перерывами и разными составами продержалась до 2004-го – потом развалилась тоже. У меня была попытка реанимировать группу в конце нулевых, но получилось это довольно неловко и безрезультатно.

– С тех пор вы работаете самостоятельно?

– Начала даже немного раньше. После распада группы в 2004-ом надо было думать, что делать дальше. Поставила себе домой студию, стали что-то делать с вокалистом, потом с другим. Параллельно писала что-то своё, инструментальное. Первый альбом я сделала в 2007-ом году, он назывался «Ёжик, который принёс клей. Часть первая». Собственно, я и начала искать состав для того, чтобы сыграть композиции из него. Но старая программа, которую мы раньше играли, уже была – репетировать её было проще, поэтому пошла по простому пути и ошиблась. Потеряла пару лет. Теперь постараюсь не сворачивать. Хотя, параллельно всё равно заносит в разные проекты.

Алина Юдаева
Алина Юдаева

– Например, какие?

– Несколько лет мы с поэтом Константином Макеловым, товарищем ещё с прошлых времён, пытаемся что-то делать. В 2017-ом году выпустили стихотворно-музыкальный альбом «Времена года», и, буквально на днях, пятого августа, выходит релиз «К морю». Это сборник песен в стиле регги. С Павлом Карачиным с зимы прошлого года сделали три концертные программы, две из них записали. Паша читает, а я и гитарист Александр Дороньев что-то играем. Ещё группе «Один день» время от времени помогала: то заменяла басиста, то играла соло. Теперь иногда помогаю в записи демо их сайд-проекту «Один день в Пещере спящего ящера». Пожалуй, пока всё.

– Что вдохновляет вас на написание музыки?

– Честно говоря, ничего конкретного. Просто сажусь и пишу. Если задаёшься целью жить и развиваться в данном направлении, то задача поставлена уже изначально, в процессе выбора: садись и пиши. Бывают, наоборот, моменты, когда сил нет никаких – тогда надо взять паузу, уметь отдыхать тоже важно. Иногда дополнительным стимулом являются внешние требования: надо сделать программу, песню к такому-то моменту, концерту, конкурсу. Тогда появляется воодушевление, даже если переживаешь период упадка сил.

– Перейдём к вашему последнему альбому. Почему он так назван – «Животный»?

– Это я обещание, данное в социальных сетях, выполняла. Когда занимаешься инструментальной музыкой, всегда стоит проблема названий. В разное время разное пробовала, вплоть до рандомного перебора пальцами компьютерной клавиатуры. Называть композиции как-то вроде «Опус 16», «Этюд e-moll» пока что совесть не позволяет. Поэтому именую по ассоциации. Так один из новых треков мне захотелось назвать «Воробьиный марш». Этим я поделилась в группе «ВКонтакте» и написала, что будущий альбом будет «Зверский». Так вот и вышло.

– Вы пишете, что сама по себе история трека «Losers Party» очень интересная. Расскажите!

– Не то, чтобы очень интересная, но предназначался он действительно не в этот релиз. С Павлом Карачиным (Павел Карачин – поэт-мелодекламатор, автор сборников «Призраки», «Никто» и других – прим. ред.) мы подписались сделать трек для трибьют-альбома одному из российских исполнителей (не знаю, можно ли называть его имя). Соответственно, была инструментальная часть и стихотворение. Трек забраковали. Но мне он так понравился, что рука не повернулась его выкинуть. Тогда я убрала текст, немного добавила гитары и выпустила в таком виде. И судьба композиции складывается пока неплохо: на радиостанцию попал, в паре иностранных блогов обещают взять.

– Как вы начали сотрудничать с Павлом Карачиным, писать музыку для мелодекламации?

– Мы пересекались до этого на общих творческих вечерах, свободных микрофонах. Мне тогда на выступлениях помогал Александр Дороньев. И однажды Паша предложил нам сделать музыкальное сопровождение для презентации его концертной программы. А дальше всё рождалось путём спонтанной импровизации на репетициях. Паша читал, мы играли. Что-то наиболее удачное запоминали и оставляли. В следующих программах всё было более упорядочено, но общее направление и элементы импровизации сохранились.

– Вам больше нравится выступать со сцены или презентовать слушателям своё творчество посредством записи?

– В пору «Морского Оркестра» концерты были настоящей страстью, вплоть до маниакального фанатизма: «Концерты, концерты!» Возможно, потому что их было не так много. Но, несмотря на всю свою тяжесть на подъём, я без проблем подрывалась пробежаться по клубам, чтобы отдать демо, договориться, решить организационные проблемы, и с радостью неслась на выступление.
А сейчас былая прыть угасла, совсем тяжело стало выползать из дома. Не знаю, с чем связано. Приоритеты сместились, усталость, возраст другой – не знаю. Мне бы лучше дома посидеть, поковыряться в звуках, на гитаре гаммы поиграть. А куда-то ехать... Не вижу сейчас в этом большого смысла. Исключение составляют летние фестивали на открытом воздухе, которые я воспринимаю, скорее, как выезд на природу, отдых. И, опять же, их не так много. В этом году я не отправляла заявок и еду либо в случае, если пригласили, либо как участник проекта в качестве поддержки. Ближайшие фесты – «Движок», где я сыграю с Пашей, и «Запределье», где я буду как часть дуэта «Каэнда» – это регги с Костей Маркеловым. А продвигать музыку, опять же, можно не вставая с дивана. Раскидывать в паблики и плейлисты, договариваться с музыкальными порталами, радиостанциями. Пользы, возможно, даже больше, чем от концертов.

Алина Юдаева
Алина Юдаева

– Вы стараетесь активно продвигать свою музыку? Какой способ самый лучший?

– Стараюсь по мере сил. Не знаю, какой лучший. Если бы знать? Любой, все средства хороши. На радио инструментальную музыку не везде берут, к концертам у меня, как я уже сказала, неоднозначное отношение. Остаётся интернет как самый удобный и доступный способ. Поэтому с утра до вечера куда-то всё рассылаю, пытаюсь разместить и всё такое. Посмотрим, что выйдет. Пока всё потихоньку движется вперёд – малюсенькими шажочками, но всё-таки. Ещё считается хорошим способом размещение музыки в кино и рекламе. Мне всегда говорили, что моя музыка кинематографична. Поэтому пытаюсь искать в этом направлении тоже. Но говорить-то говорят, а никуда пока не берут.

– А в каком фильме вы могли бы её предположить?

– А вот это вопрос! Возможно, в нём кроется ключ к загадке взаимодействия с кинематографистами. В фильме любого жанра разные эпизоды бывают, так что, мне кажется, почти в любой. Скорее всего, это современные драмы. Большие блокбастеры вряд ли: эпичности в моей музыке пока нет. И, конечно, всё зависит от поставленной задачи – что попросят, то и сделаем.

– Вы уже писали что-то из вашей музыки на заказ?

– Вообще, на заказ иногда приходилось писать, или доводить до ума чужие заготовки. Иногда – успешно, иногда – не очень. Результат либо продолжал свой дальнейший путь, либо ложился в стол. Откуда я его извлекала уже для своих нужд.

– Поделитесь вашими планами на будущее творчество! Что бы ещё хотелось сделать?

– Хотелось бы писать больше музыки, сделать этот процесс бесперебойным. На следующий сезон поставила себе цель записывать по треку в неделю. Понимаю, что эта задача невыполнима, поэтому, если хотя бы тридцать процентов удастся, то это уже неплохо. Хотелось бы при этом больше заниматься гитарой, а то в последнее время стала играть гораздо меньше. Только на репетициях и на записи.
Также хотелось бы совершенствоваться по части студийной звукорежиссуры. В последнее время говорят, что у меня неплохо получается, но я знаю, что уровень у меня чуть выше зачаточного. Поэтому надо много практиковаться.
А концертную деятельность хочу поумерить. Но окончательно не зарекаюсь, просто буду рассматривать каждую возможность тщательно и с разных сторон.