Топ-100

Напишите нам

Есть интересная новость?

Хотите, чтобы мы о вас написали?

Хотите стать нашим автором?

Пишите на: leonovichjohn@mail.ru

Хотите презентовать здесь свой релиз или клип? Пишите: leonovichjohn@mail.ru
16+
«Я знаю, что делаю, и для чего»: Erugo Purakushi о новом альбоме «DESPITE»

4 августа состоялся релиз нового альбома электронного проекта Erugo Purakushi, который получил название «DESPITE».

Erugo Purakushi – проект петербургского электронного музыканта Андрея Левчука, работающего в жанрах эмбиент, синт-вейв, EDM, noise и всячески экспериментирующего с ними. И «DESPITE» – тоже вполне себе эксперимент, во всяком случае, на фоне каждого из прошлых релизов Erugo Purakushi.

Есть музыканты, которые единожды нашли хороший рецепт и ежегодно стабильно готовят вкусное, но со временем приедающееся варево. Erugo Purakushi в свою очередь – бесконечный поиск и путешествие без явного пункта назначения. Музыкальные изыскания Андрея Левчука – это движение. И в этот раз Erugo Purakushi предлагает движение вниз: «DESPITE» можно сравнить с тревожным и мрачным погружением в глубины, которые еще не знали солнечного света. Но там, под миллионами тонн воды и проплывающими над головой китами неспешно течет своя жизнь со своим дыханием, со своим звуком. За это отвечает уверенный и изобретательный саунд-дизайн – «DESPITE» насыщен хмурыми, угрюмыми тембрами, проникающими уже не в глубь воображаемого океана, а в сами эмоции. А умеренный ритм и неявная мелодика подавляют всяческое сопротивление силе, утягивающей куда-то вниз.

В альбоме всего семь композиций, но каждая из – особенная. И, вполне возможно, что эти полотна звука будут вызывать и другие образы. На то оно и искусство – его невозможно трактовать однозначно.

«Портал Субкультура» поговорил с Андреем Левчуком о «DISPITE», значении названий в электронной музыке и «смерти мелодии».

– «DESPITE» переводится как «вопреки». Вопреки чему? Почему альбом получил такое название?

– Да, так и есть. Скажем, в последнее время была некоторая тенденция к коммерциализации звучания. Тренды заставляют музыкантов подстраивать своё творчество под запросы аудитории. Я же решил, что в этом мало смысла, в долгосрочной перспективе. И, как музыкант, вопреки, я буду продолжать гнуть свою линию. Ну и, конечно, мне нравится, как звучит это слово.

– А как вообще появляются названия для треков без стихов? От многих музыкантов я слышал, что это – их личные ассоциации. От других - что это просто случайные красивые слова. Как было в вашем случае?

– Те, кто знаком с моим творчеством, могли заметить общий принцип именования треков и альбомов: почти всегда там прослеживается игра слов, либо некоторая ритмическая структура. Да, обычно это ассоциация, которая сама всплывает в сознании в ответ на общий настрой композиции. Если случайное красивое слово появляется именно в момент прослушивания – значит, оно не случайное.

– Давайте на примере. Вот почему «Reason for Assault»?

– Название Reason for Assault пришло ко мне во время работы над треком. Это настойчивая, ритмичная композиция, в то же время не дающая почти никакой передышки, с короткими, специально отведёнными местами, чтобы услышать едва начинающее затихать эхо. Для меня это похоже на осаду, как будто находишься рядом с артиллерийской батареей, и гаубицы ритмично стреляют одна за другой, с грохотом и жаром, сотрясая землю. Это осада. Думаю, многие в курсе, что я пишу в «Ризоне», эта программа наиболее полно подходит для композирования. Это даёт причину.

– Можно ли в жанрах, в которых вы работаете, вообще обходиться без названий?

– Да, иногда названия композиций тоже являются частью перформанса, иногда дополняют историю, рассказанную автором через музыку. Например, альбом «cyclo.» музыканта Ryoji Ikeda. Хотя этот человек вообще делает очень интересные вещи. Ещё могу отметить нашего соотечественника nl.DEFRAQ, у него почти каждый трек имеет своё расширение, как у файлов в операционных системах – тоже своя фишка. Мне такое нравится, это часть истории музыканта, часть его личности. Ещё могу отметить похожий подход у музыкантов из SHXCXCHCXSH – у них тоже прослеживается определённая концепция по вопросу именования своих композиций. Не уверен, идея это или же просто стёб, но в любом случае это заметно, и об этом говорят.

– Лет 15 назад, когда молодняк обменивался музыкой на болванках, треки электронных исполнителей зачастую назывались незатейливо – «Track №X». Почему сейчас у них есть имена, и они важны?

– Хм… Если подумать, то в этом есть смысл. В моём детстве не было особого толку от того, что ты знаешь название какой-то композиции на кассете: ты или слушаешь эту кассету или песню, или не слушаешь. Такими кассетами обменивались, перезаписывали друг другу песни, делали свои сборники. Это вообще довольно забавно было. Помню, мне друг в пятом классе переписал на одну кассету Public Enemy, 2Unlimited, «Балтийский Клан», Prodigy и что-то ещё. Удивительно, но как-то обошлось без Миши Круга.

Позже, когда люди в целом получили доступ почти к любой музыке мира, название композиции стало играть намного более важную роль: по нему можно найти трек в интернете, да и вообще в целом идентифицировать то, что тебе нравится.

Если зайти в «ГЭЗ», или на «Гудельную» на «Систо», или просто на рандомный движ нойзеров – там, как правило, происходит уникальная компиляция из подобранного артистом материала, или же вообще чистая импровизация. Запись выступления если и ведётся, то может потом действительно называться в виде порядковых номеров. В этом тоже есть своя прелесть. Как и в том, чтобы послушать то, что больше никогда не услышишь.

– Можно ли сказать, что название инструментального трека заведомо определяет, скажем так, вектор его восприятия, и слушатель невольно старается отыскать в музыке те ассоциации, которые для него определил автор?

– Да, но в гораздо большей степени название определяет ожидание от трека. Здесь совершенно не история про лодку и её название. Я бы сказал, что это история про книгу: её обложку, переплёт и название. Название играет роль, когда ты выбираешь книгу. Но как только ты начинаешь её читать, название уже не играет никакой роли. За исключением тех случаев, когда автор оставляет отсылки к нему в самом тексте книги, название – это просто идентификатор.

– Рефлексивная составляющая музыки, авторы которой используют стихи, всегда очевидна – ну, более-менее, иногда не обойтись без дешифровки. Но их переживания на поверхности, о них автор говорит либо прямым текстом, либо образами. А как электронные музыканты преобразуют свои переживания в музыку?

– Интересная тема! Лично я воспринимаю это немного по-другому – не как переживание, а как состояние. В электронной музыке всё гораздо проще, она воздействует напрямую на состояние, минуя интерпретационную часть. Мозгу не надо отвлекаться на смысл текста, всё внимание направлено на ритм, мелодию, последовательности. Автор обращается напрямую к слушателю, транслируя своё состояние, свою идею. Это совершенно другой опыт, если сравнивать с музыкой со стихами. Другой язык.

– Какое состояние вы транслировали в «DESPITE»?

– Скорее, релиз объединён общей концепцией и настроем. Там каждый трек с разным посылом и энергетикой (извините за эзотерику). Я бы не сказал, что вообще вкладываю какие-либо чувства в музыку, как, например, поэт вкладывает свои чувства к объекту в своё творчество. У меня редко когда есть чёткая задумка для композиции, я просто компоную между собой различные пресеты синтезаторов и эффектов и нахожу что-то интересное, цепляющее, и уже потом развиваю, преобразую идею на протяжении трека. Часто вдохновляет дрон, нойз и экспериментальная синтовая электроника.

– Есть ли на «DESPITE» трек, который вы бы могли назвать центральным?

– Да, определённо у меня есть фавориты в рамках этого релиза, но я не могу сказать, что «вот этот трек мне нравится больше всего». Если речь идёт о музыке других исполнителей, то я всегда могу сказать, какая композиция мне нравится больше остальных и почему. Но вот в «DESPITE» лично мне это сделать непросто. Возможно, мешает остаточный опыт от написания треков, всё немного смешалось: задумки, разные версии треков, не попавшие в конечный релиз, и сама музыка. Думаю, что через пару месяцев восприятие конкретного альбома обновится и я смогу сделать выбор.

– Ваш новый релиз как будто бы несколько темнее и глубже, нежели прошлые. Мне кажется, или это действительно так?

– Определённо, так и есть. Это влияние той музыки, которую я слушаю, тех мероприятий, которые посещаю. Влияние опыта. Некоторое время назад я слушал в основном тяжёлую музыку: метал и смежные жанры. Возможно, это в некотором роде «возврат к корням» в смысле звуков, которые меня окружают. В какой-то момент я подумал: «Так, ну это же экспериментальная электроника, я могу делать, что захочу». Так что, да, получилось не очень типично для меня, по сравнению с прошлыми релизами. Это немного другой подход, и он мне больше по душе.

– Вы говорили: «На написание композиций меня вдохновляет красота природы и промышленной индустрии, и я стараюсь доносить свое видение прекрасного до конечного пункта назначения». А пункт назначения – он где?

– Конечный пункт назначения – это мозг, а если точнее – система вознаграждения. Всё, что делают люди, направлено на получение удовлетворения, в том числе и через удовольствие от опыта, например, музыкального. Я материалист, но лично мне это только помогает в творчестве: я знаю, что делаю, и для чего.

– Как проходят ваши лайв-сеты?

– О, это важный момент. Пока что не могу себя отнести к музыкантам, собирающим колоссальное количество людей на выступлениях, но, если буду и дальше развиваться в творчестве и сочинять интересное музло, всё будет. Два года назад я мечтал когда-нибудь поиграть на большом оупен-эйре. И вот в этом году оно свершилось: я выступил на «Систо» и даже попал на «Сказку» в рамках чилл-сцены, на которую меня пригласили организаторы из «Культурного Рейва». Впереди фестиваль «Ороборо», на котором я тоже буду играть, так что приезжайте отдохнуть и поддержать.

– Где и когда «DESPITE» можно будет послушать лайвом в ближайшее время?

– Впервые я сыграл несколько демок с этого альбома в клубе «Мотив», затем отыграл уже готовые треки на «Сказке». Сейчас мы с девушкой (Marrie Grief) готовим аудиовизуальный перформанс. Надеюсь, что получится попасть на один из крупных питерских электронно-экспериментальных фестивалей типа «Unravel», «Электро-механика» или «Mediaspank». И, конечно, в любом случае я буду выступать с новой программой на локальных ивентах.

– На протяжении уже пары веков теоретики и критики отмечают так называемую «смерть мелодии». Композиторы девятнадцатого века писали более скупо, нежели их предшественники. Адепты атональности в начале двадцатого закрепили концепцию в своих изысканиях. А современная музыка является вполне себе подтверждением теории: огромная часть популярной музыки основана на примитивных хуках из двух-трех нот. Мелодия перестала быть центром и изобразительным средством. Как вы думаете, жанровая специфика тех направлений, в которых вы работаете, как-то связана со «смертью мелодии? Может ли мелодия умереть окончательно?

– Конечно, мелодия из музыки никуда не денется, но какую музыку будут слушать люди в будущем? Этого никто не знает, однако могу сказать пару слов по тенденциям, которые сам наблюдаю. Есть мнение, что мелодическая составляющая из композиций постепенно уходит, во многом благодаря прогрессу в области музыки: нам стали доступны более «вкусные» звуки, более яркие эффекты, более погружающие ритмы, более сложные структуры композиции. То есть у нас появились новые возможности, и мы ими пользуемся. Разумеется, вытесняя привычные способы самовыражения в музыке. Будет ли исторический «разворот» у мелодической музыки типа нового ренессанса? Это зависит от таланта и видения прекрасного у новых молодых композиторов. Так что, как говорится, «будем посмотреть».

– Каковы ваши дальнейшие творческие планы? Есть уже идеи относительно следующего релиза?

– Как я упоминал ранее, будет визуальная программа для более глубокого погружения в опыт. Очень хочется дополнить звук, оно вот прямо просится. Не уверен, доберусь ли когда-нибудь до съёмок клипа на какой-нибудь из своих романсов. Возможно, время привычных музыкальных видеоклипов безвозвратно прошло. По музыке: есть несколько заготовок для будущего альбома. Думаю, к зиме уже что-то будет вырисовываться по жанру, но я пока сам не могу сказать, какой облик и настроение выйдет у следующего релиза. Я впечатлительный человек, и никто не знает, что на меня повлияет за это время.