Топ-100

Напишите нам

Есть интересная новость?

Хотите, чтобы мы о вас написали?

Хотите стать нашим автором?

Пишите на: leonovichjohn@mail.ru

Хотите презентовать здесь свой релиз или клип? Пишите: leonovichjohn@mail.ru
16+
[виа] гагарин выпустили альбом «Русский космос. P.S.»

12 апреля в День космонавтики музыкальный проект [виа] гагарин выпустил новый альбом, получивший название «Русский космос. P.S.» – постскриптум к пластинке «Русский космос» 2016 года. А мы сегодня объясним, почему это интересно и важно. Осторожно, ниже – довольно большой текст практически без картинок.

Для начала, не об альбоме. [виа] гагарин – редкое, практически уникальное явление в российской (да и не только в российской) музыке. Наверно это сложно представить в 2020 году, но [виа] гагарин нет в социальных сетях. У них нет страницы в «ВК» с обилием постов, где группы обычно рассказывают о том, какие они классные, нет аккаунта в «Инстаграме» с красивыми фоточками с концертов, где кто-нибудь пафосно рвет струны на гитаре, а еще кто-нибудь натужно дерет горло перед микрофоном. У них вообще нет концертов, проект существует исключительно виртуально и представляет собой группу единомышленников (причем, не всегда одних и тех же). Даже «виа» не имеет никакого отношения к вокально-инструментальным историям и расшифровывается как «виртуальный ансамбль». Зато у группы есть идея и мечты, а такое, вы удивитесь, до сих пор бывает.

[виа] гагарин вообще всё делает не так, как делают другие – за исключением, разве что, каких-нибудь очень ортодоксальных хипстеров от музыки, но это не тот случай. [виа] гагарин выпускают свои альбомы редко. И под «редко» нужно понимать действительно редко – с момента прошлого релиза прошло уже четыре года, между вторым и первым альбомами прошли все восемь лет. Вы представляете, чтобы ваш любимый рэпер восемь лет корпел над материалом, дабы отточить его до остроты мысли, продумывал всё до мелочей в плане звука, вместо того, чтобы прикупить битов на распродаже? Или ваша любимая тяжелая группа отказалась бы от забойных сезонных блокбастеров и копила материал восемь лет, оставаясь при этом в тени и не видя переполненных залов? Вот и мы не представляем. А [виа] гагарин делают именно так.

Музыка [виа] гагарин тоже как будто не от мира сего. Мы даже не будем пытаться охарактеризовать ее жанрово, хотя отдельные элементы знакомых приемов нет-нет да проскальзывают в их эклектике. Треки совмещают в себе практически несовместимые вещи: [виа] гагарин – это одновременно и тягучий, и легкий звук; и крайне низкий темп, и ощущение того, что быстрее попросту не нужно. Это впечатляющее разнообразие тембров, которые звучат слитно, ни в коем случае не разнообразно – парадокс. А в сочетании с медлительными, насыщенными образами текстами возникает космос – столь же необъятный и непостижимый, как и космос физический. И, разумеется, такое уже бывало.

И двадцатый век, и век двадцать первый насчитывают приличное количество музыкальных коллективов, которые делали непонятно и как бы специально вне жанров – и у нас, и за рубежом. С туманными, нарочито высоколобыми текстами, соответствующими аранжировкам. К такой музыке тянулись нонконформисты, такая музыка не привлекала консерваторов и приверженцев конкретных стилей, такая музыка зачастую сама себя компрометировала – ситуация, когда подобное представляло из себя скорее пошлость (не в том смысле), нежели сложную музыку, возникала регулярно. А еще хуже, если это был авангард ради авангарда. Но с [виа] гагарин это не так – их музыка воспринимается, как действительно сложная и авангардная.

Это, можно сказать, реликт, пришедший к нам откуда-то из начала двадцатого века, когда авангард в искусстве еще не был опошлен тем, что нынче повадились называть искусством современным – искать потаенные смыслы в невнятной инсталляции или банальном арт-объекте стало принято, равно как и ходить по профильным музеям с томным видом знатока и ценителя. А в музыке [виа] гагарин искать эти смыслы хочется. Но, разумеется, не всегда получается.

И космос здесь, опять же, скорее символ – символ непостижимости и стремления постичь. Мы можем оторваться от поверхности загаженной планеты, и кажется, что до звезд рукой подать – вот же они. Мы летим с фантастической скоростью, но расстояние практически не уменьшается, мы не доберемся до чужих миров и за десять жизней, а звезды все так же маячат впереди, мелькая гигантскими квазарами, которые отсюда кажутся крохотными. То же самое и с нами – мы хотим постичь себя, но наш собственный космос ничуть не меньше, чем космос за иллюминатором корабля. [виа] гагарин – это как раз про наш космос. И чуть-чуть – про тот, обычный.

Поговорить о релизе с [виа] гагарин тоже оказалось невозможно: они не дают интервью. Поэтому мы пообщались с со-продюсером и издателем [виа] гагарин, основателем мультимедийного издательства «ЛУНОХОД» Денисом Давыдовым.

– О [виа] гагарин нет практически никакой информации. Их нет в социальных сетях, у них нет сайта, нет вообще ничего, кроме страниц на музыкальных сервисах и релизов на лейбле SOYUZ MUSIC и в издательстве «Луноход». Выпытывать тайны не буду, поговорим о другом. Давайте определим хотя бы тезисно причины, по которым группа остаётся инкогнито.

– Вы не совсем правы говоря что у них вообще ничего нет. У них есть три опубликованных альбома. На этих альбомах есть песни. У этих песен есть слушатели. Разве не для этого люди однажды собирают группу и начинают заниматься коллективным творчеством? Да, конечно возможны варианты, но главная причина, как мне кажется, именно в этом. Это как в старом анекдоте про таксиста: «Вам надо ехать, или вам нужны шашечки?» В истории всегда были, есть и будут авторы, не стремящиеся к публичности. У каждого из них свои мотивы. При этом некоторые из них становятся достаточно популярными и значимыми. Помните кого приводит в пример герой Джуда Лоу в сериале Паоло Соррентино «Молодой папа», иллюстрируя влиятельность без публичности?


Думаю, что в нежелании [виа] гагарин лично присутствовать в медиапространстве нет никакого специального плана. Моя версия проста. Артист и автор не всегда совмещены в одном лице. [виа] гагарин – «писатели». Они пишут песни и записывают альбомы и этого им, видимо, вполне достаточно. К тому же концертирующая группа – это совершенно другая жизнь и совершенно другой продакшн. И к этому они не готовы. Ну, или пока не готовы.


А ещё анонимность даёт автору абсолютную свободу. Об этом Борис Гребенщиков говорил в одном из интервью и сетовал, что уже не сможет творить инкогнито.


– Но при этом в момент релиза их альбомы привлекают внимание, вокруг генерируются рецензии и отзывы, а лейбл и издательство так или иначе рассказывают о группе. И в отношении отстраненности [виа] гагарин всё-таки не идёт до конца. Нет ли в этом противоречия?

– Не вижу никакого противоречия. Лейбл SOYUZ MUSIC и Издательство «Луноход» – организации производящие и дистрибьютирующие контент. Естественно они заинтересованы в том, чтобы о релизе узнали потребители и его легально приобрели. Это бизнес. Как минимум нам надо окупить свои затраты.

– Релизы [виа] гагарин в чем-то действительно схожи с космосом – они абсолютно точно есть, но создается полное впечатление, что им нет никакого дела до людей, облепивших одну из миллиардов планет. Как вы считаете, им самим есть дело до того, что думают о их музыке другие?

– Уверен, что группа думает о своих поклонниках, и во многом именно поэтому так подолгу и тщательно работает над материалом. Бросают работу, когда понимают, что зашли куда-то не туда, и возвращаются, только когда появляется какое-то устраивающее всех решение. Не ведутся на уговоры издателей, что, мол, всё отлично, и пора публиковать. Могут легко перенести релиз на год, потому что не каждый из участников готов подписаться под результатом. По той же причине могут убрать пару песен из треклиста накануне премьеры. Так, кстати, произошло с предыдущим альбомом. Именно поэтому и возник «Русский космос. P.S.».

– Между релизами группы действительно проходит приличное количество времени. Восемь лет между первым и вторым альбомами, третий вышел через четыре года после второго. Это и есть долгое осмысление и нежелание подписываться под чем-то, что не доведено до идеала?

– Точно сказать не могу, но могу предположить. Возможно, музыканты ждут, когда сойдутся звёзды. Во время записи второго альбома появилось сравнение песен со сценарием фильма. Слова и мелодия – это лишь сценарий, драматургическая основа трека. Так часто бывает, что готовый сценарий годами дожидается нужного стечения обстоятельств и тех людей, которые превратят его в кино. История кинематографа изобилует подобными примерами. Главное дождаться и не пропустить нужный момент. И [виа] гагарин ждут. Есть такая китайская пословица: «То, что случается – случается вовремя». Например, я точно знаю, что песня «Музыка ветра» была написана ещё в прошлом веке и пережила три попытки записи, но вышла только сейчас. Вот такой подход. И ещё, как-то постепенно [виа] гагарин стал своеобразным Open Source проектом, присоединиться к которому может любой автор, если ему это по какой-то причине кажется близким и интересным. И это необязательно музыкант, но и художник, дизайнер, фотограф, аниматор, режиссер видео и даже продюсер. Кстати, имена абсолютно всех участников проекта всегда перечислены на обороте компакт диска. Так будет и с третьим альбомом, когда он выйдет на носителе. Это абсолютно коллективная работа. В работе над альбомом могут принимать участие более десятка человек. И финальный результат зависит от вклада каждого члена команды и формирование этой команды тоже занимает значительное время.

– Свежий альбом получил почти точно такое же название, как и второй. Почему?

– Потому что это послесловие или постскриптум (P.S.) к предыдущему релизу. По сути «Русский космос» – это один альбом в двух частях.

– Почему в центре оказалась космическая тематика?

– Потому что космос – это наше всё. Я знаю, что первой записанной в студии песней был «Гагарин». Так звукорежиссер и назвал папку с треками группы. Потом уже появилась красивая притча о мальчике, который «родился в тот самый день и час, когда ушёл в свой последний полёт отважный покоритель небесных равнин, бесстрашный белый рыцарь Юрий Алексеевич Гагарин». Потом прибавилась приставка ВИА которая расшифровывалась как виртуальный ансамбль, ну и, наконец, чтобы не перепутаться с советскими ВИА 70-х годов, появилось трудно воспроизводимое современное написание – [виа] гагарин. Космос – это мечта, это стремление за горизонт изведанного, это часть нашего культурного кода. И дело тут не только в освоении космического пространства. Из 14 песен двух альбомов, пожалуй, только «Ангелов и космонавтов» можно назвать песней о космосе. Все остальные – про космос внутренний. Важной составляющей проекта «Русский космос» является его основной визуальный образ.

– И какова его трактовка?

– Верховное божество метафизического мира, матрешка, неваляшка и космонавт в едином теле. Все символы образа значимы. Матрешка – традиционная русская игрушка, космонавт – грёза о покорении космоса. Матрешка абсолютно белая и помещена в белое пространство, что олицетворяет чистый холст, готовый принять любой контекст. Эта матрёшка ещё и неваляшка, это метафора того, что «нас постоянно шатает, но мы никогда не падаем». Черный круг стекла гермошлема рифмуется с «черным квадратом» русского авангарда. Это некая «черная дыра» с абсолютной неизвестностью и непредсказуемостью внутреннего содержания, символ космоса внутри и «неизведанная планета» одновременно. Вот такой замысловатый концепт.


Во время работы над этим проектом и формулируя друг для друга его суть, мы вспоминали книги, стихи, песни, которые для каждого из нас созвучны понятию «Русский космос». Из этих разговоров родилась идея литературного кросс-жанрового издания «Русский космос. Слова: проза, стихи, песни». «Загадочная русская душа» и «особый путь» в произведениях современных российских авторов. Датой релиза наметили 12 апреля 2021 года. Формально привязываясь к 60-й годовщине полета Гагарина, мы хотим не романтизировать прошлое, а найти новые темы, гипотезы, аргументы в осмыслении и идентификации национального характера. Задача проекта – создать максимально широкую палитру высказываний от молодых и известных авторов, чтобы попытаться понять, существует ли наш «особый путь» и чем же мы отличаемся от всех остальных? И отличаемся ли?

– Зачем, по-вашему, вообще существует «[виа] гагарин»? Обычно в музыку идут с какой-то целью. Кто-то хочет прославиться и заработать денег, кто-то ищет способ донести до мира всё, что у него накопилось и хочет творческой самореализации, кто-то просто музыкальный графоман. Кто-то – всё сразу. Какую цель на ваш взгляд ставили перед собой музыканты, когда создавали свой виртуальный ансамбль?

– Ну, на этот вопрос нет однозначного ответа. Что заставляет автора открывать новый проект на своём компьютере, брать в руки камеру, кисть, музыкальный инструмент? Вы перечислили почти все мотивы. Кому-то нужно заявить о себе, кто-то хочет высказаться, кто-то уверен в том, что сделает этот мир лучше, кто-то ищет бессмертия, кто-то девушке хочет понравиться. О природе творчества написаны тонны книг, сказаны миллионы слов, сняты тысячи фильмов, но ясности в этом вопросе нет и не будет. Надеюсь, что не будет. В этом-то и кайф.

– За эти годы вы получили представление о том, кто слушает эту музыку и почему?


– Эту музыку точно слушают и любят мои единомышленники и друзья, и друзья моих друзей. Уверен, что это люди «с головой». А слушают, потому, что её просто интересно слушать. Это простые, но многослойные песни в весьма непростой упаковке. Похожие на всё сразу и ни на что конкретно. Каждая – штучный товар, и это нельзя не почувствовать.

– Участники группы как-то еще реализуются в музыке? Если да, то что их привлекает возвращаться к редким релизам «[виа] гагарин»?

– Да. Пишут музыку для кино, мультфильмов, рекламы, работают над собственными проектами и с другими артистами. А [виа] гагарин – это такой плацдарм для поиска и экспериментов и приятный повод для общения. Думаю, так.

– Обычно в конце интервью я спрашиваю, что должно случиться с группой, чтобы ее участники сказали: «У нас всё получилось». Как вы думаете, что на этот вопрос ответили бы ребята из «[виа] гагарин»?

– Однажды я спросил одного из участников группы, в каком стиле будет новая пластинка? Он ответил, что не знает, потому что пока они этот стиль ещё не придумали. Уверен, что создать свой стиль, для музыканта – высшее достижение. Они на верном пути.