Топ-100

Напишите нам

Есть интересная новость?

Хотите, чтобы мы о вас написали?

Хотите стать нашим автором?

Пишите на: leonovichjohn@mail.ru

Хотите презентовать здесь свой релиз или клип? Пишите: leonovichjohn@mail.ru
16+
Владимир Свердлов-Ашкенази «Vision fugitive»

Владимир Свердлов-Ашкенази – пианист и композитор международного уровня. Выступления в Израильской филармонии, с нидерландским Королевским оркестром Консертгебау, на фестивалях «La Roque d'Anthéron» во Франции и «Progetto Martha Argerich» в Швейцарии – лишь начало перечня мероприятий, в которых музыкант принимал участие. Как пианист выиграл не один международный конкурс, включая конкурс Королевы Елизаветы и конкурс мастеров в Монте-Карло. Состоявшись как пианист-исполнитель, Владимир стал сочинять и свои собственные произведения – причем настолько успешно, что его музыку непременно просили включать в программу сольных выступлений наравне с произведениями Чайковского, Шопена и Брамса. Однако композитор не ограничился миром академической музыки и стал писать музыкальные сопровождения к кинофильмам и театральным постановкам, а также принимать участие в экспериментальных проектах, вроде «Отражения» с Георгием Тараторкиным – вечера стихов под импровизированную музыку.

В 2019 году Владимир Свердлов-Ашкенази представил новый сборник композиций собственного сочинения. Это произведения, написанные в разные периоды жизни с 2009-го по 2017-й годы. Какие-то треки длятся меньше двух минут, а какие-то – дольше шести. Одни – легкие и романтичные, другие – напористые и напряженные. Заглавная композиция альбома «Vision Fugitive» – и вовсе триллер. Данное произведение позволило объединить музыкальное и визуальное искусства, классику и постмодерн: для «Vision Fugitive» Владимир вместе с режиссером Алексеем Кокориным сняли фантасмагоричный клип, демонстрирующий непростую долю творца в пошлом и буржуазном мире.

Другие 14 композиций сборника рассказывают не менее интересные истории. Хотя на протяжении часа мы слышим лишь фортепиано, в однообразном звуке запись обвинить никак нельзя: то клавиши напоминают ревущую скрипку, то стучат, подобно барабану, а потом и вовсе трансформируются в звуки птиц, позвякивание стекляшек на люстре и покачивание цветов на ветру. А как звучит надежда? Владимиру удается передать и это неуловимое ощущение при помощи лишь одного инструмента. Впрочем, каждый услышит в этих композициях что-то свое – и это обязательно будут очень сильные образы, подобные такой сильной и вдохновляющей музыке.

Более подробно о музыкальном пути мы поговорили с Владимиром:

– Вы родились в музыкальной семье и вполне закономерно пошли по стопам старших. А хотели ли вы когда-нибудь заниматься чем-то помимо музыки?

– Я всегда увлекался литературой, особенно поэзией, сам писал стихи. Также я увлекался единоборствами. Учился я во французской спецшколе, поэтому круг общения, до того как я поступил в Центральную музыкальную школу, был не связан с музыкой. Помню, что был переломный этап, когда мне было 12 лет. Я хотел стать дипломатом и чуть не бросил фортепиано, но, к счастью, быстро вернулся назад, в лоно своего призвания.

– Любовь к инструменту привилась сразу или все же пришлось пройти через этапы нежелания часами тренироваться, учить скучную теорию и прочее?

– Любовь к фортепиано у меня возникла сразу, как и любовь к сочинительству. Но были трудные этапы. Особенно летом, когда все гуляют, а ты должен сидеть и заниматься... ох...

– С предпочтениями в классике все понятно. А что нравится из современной музыки?

– Мне всегда нравилась разная музыка. Я слушал много The Beatles, Queen и наш отечественный рок: Nautilus Pompilius, «Кино».

– Обложка альбома «Vision Fugitive» – прямая отсылка к группе Queen. Какая связь между вашим творчеством?

– На обложке головы птиц, сделанные специально на заказ для клипа, который так и называется «Vision fugitive». Идея была навеяна фильмом «Богемская рапсодия», который как раз вышел накануне фотосессии.

Владимир Свердлов-Ашкенази «Vision fugitive»

– Произведения «Vision Fugitive» объединены какой-то концепцией?

– В альбоме мои композиции разных лет с 2009-го по 2017-й годы. Концептуальной цели в построении произведений у меня не было. Но всегда можно увидеть концепцию, даже если её нет.

– Поделитесь таинством рождения новой композиции? Музыка приходит к вам в голову или же вы просто садитесь, и пальцы начинают играть? Характер и смысл мелодия приобретает в процессе сочинительства или же вы беретесь за клавиши с уже готовой идеей?

– Таинством поделиться невозможно. Это процесс, который лучше не трогать словами. Но одно могу сказать. Это труд. Необходимо иногда себя усаживать за работу и не вставать несколько часов, чтобы процесс пошёл. Характер и смысл приобретаются по-разному. Они могут родиться в процессе сочинительства, а также могут родиться во сне или во время прогулки.

– Вы – сторонник синтеза искусств. В чем главное преимущество таких кроссоверов?

– Я думаю, что это не преимущество, а скорее эксперимент. Иногда это помогает объединить разную публику. В моих проектах с Георгием Тараторкиным или с Мариной Александровой так и происходило.

Владимир Свердлов-Ашкенази «Vision fugitive»

– По вашим ощущениям, инструментальная музыка еще актуальна в наше время? И есть ли у нее будущее среди молодого поколения?

– Думаю, это очень нишевое направление, но оно, мне кажется, останется всегда.

– Есть какая-то мечта, которую вы еще не успели осуществить?

– Хочу написать большой фортепианный концерт с оркестром и исполнить его во многих странах мира.

Понравился материал?

Подпишись на наш Яндекс.Дзен

А также паблик Вконтакте!