Топ-100

Напишите нам

Есть интересная новость?

Хотите, чтобы мы о вас написали?

Хотите стать нашим автором?

Пишите на: main@sub-cult.ru

Хотите презентовать свой новый альбом или клип? Пишите на почту main@sub-cult.ru
18+
Fugu Quintet

Может показаться, что джаз сегодня уже устарел. Ничего похожего по звучанию в российских чартах не встречается, а джаз-радио «Эрмитаж» выживает за счет пожертвований. Тем не менее, джаз — далеко не застойная музыка, и за вековую историю он породил кучу производных от себя жанров. Петербургская группа Fugu Quintet играет дарк-джаз — холодную мрачную музыку, пришедшую будто из нуарного кино. Но на одном мрачном джазе квинтет не останавливается.

Дебютный альбом группы называется «Interweavement», что можно перевести как «Переплетение». Действительно, альбом слушается как вышитое полотно, распутывающееся разными клубками жанров. Композиция может начинаться как эмбиент, перетекающий в нуарный джаз, или классической джазовой зарисовкой, заканчивающейся прог-роком. И этот микс из экспериментов Майлза Дэвиса, размаха Pink Floyd и мистики Анджело Бадаламенти звучит органично и свежо.

Переплетением стилей группа добиваются чистого многогранного звучания, к которому музыканты шли долгое время. Основная идея альбома — создание нового музыкального опыта и демонстрация творчества как неиссякаемого блага человечества. Лучше всего это доказывает новая версия композиции Гила Эванса «Where Flamingo Fly», которая сначала точно переигрывает оригинал, а потом перетекает в пост-роковый транс. Это переосмысление показывает безграничность творческого сознания даже в рамках чужого творчества.

Таким образом, Fugu Quintet старается создать новую музыкальную форму, в которой любые рамки, от жанровых до инструментальных, теряются в бесконечном потоке музыкальных форм. Какие-либо слова теряют своё значение — музыка становится главным инструментом раскрытия человеческого сознания.

23 июля Fugu Quintet выступит в баре «Темнеет».

— Ваша группа существует почти восемь лет, но только сейчас вы смогли выпустить дебютный альбом. С чем был связан такой долгий путь к первому крупному релизу?

— Главная и основная причина долгой работы над альбомом заключается в том, что мы как группа функционировали в режиме «Дольше едешь — дальше будешь». Для большинства в группе музыка это не основная деятельность, полноценно музыкой у нас зарабатывает только Игорь (барабанщик). Он очень ангажирован, и Fugu не основной его проект. Илья (саксофонист) тоже в первую очередь музыкант, но он присоединился к нам относительно недавно и не зарабатывает только музыкой. Основной композиторский состав коллектива вообще состоит из айтишников. Получается, мы, будучи, по сути, любителями, выбрали для себя целью выпустить что-то максимально качественное, и чтобы оно воспринималось профессионально на фоне огромного количества любительских релизов, от которых очень явно веет «любительскостью».
Второй аспект — это то, что музыка сама по себе очень сложная. Когда ты повышаешь сложность музыки на 10%, ты замедляешь весь процесс продакшена на 100%. Мы взяли изначально достаточно высокую планку, и много времени ушло на доведение материала до ума.
Третий аспект — это опыт. Несмотря на то, что были до этого еще релизы — многими дорожками мы проходили первый раз, знакомились с новыми граблями, и это на скорость процесса влияет не очень положительно. Однако этот путь пройден, и это очень приятно.

— Насколько джаз сейчас востребован?

— Джаз широко нужен в узких кругах.
Импровизационная музыка включает в себя несколько больших ветвлений по жанрам, и они несут разные цели — от аккомпанемента к поеданию стейка до вырабатывания новых музыкальных форм и культурного просвещения общества. У каждого ветвления свои представители и свои поклонники, которые иногда не пересекаются и не ходят на одинаковые концерты. Многие из тех, кто любит традицию, воспринимают что-то более новое как шум.
Джаз в целом музыка сложная, а люди, как правило, стремятся к простоте. В России поклонников не так много, но гораздо больше, чем мы ожидали. За рубежом больше слушателей, но до них тяжело достучаться.
Еще важно понимать, что мы не только джаз, нас могут послушать и рокеры, и металлисты, и в целом поклонники инструментальной или экспериментальной музыки, а это отдельная аудитория.

— Чем современный джаз отличается от классического?

— Обычно под классическим джазом понимается мейнстрим 40-50-60-х годов. Это конкретная атмосфера и конкретный звук, 2-5-1 повсеместно, типовые составы комбо, костюмы и шляпы. Многие именно это считают джазом. Иное определение джаза — это импровизационная музыка, которая постоянно находится в поиске нового звука, ищет новые подходы, впитывает в себя и вдохновляет другие жанры музыки. Получается, согласно второму определению, современный джаз — это джаз в целом, а традиция — это некий исторический срез. У современного джаза нет устоявшегося звука, все играют кто во что горазд. Классический джаз звучит более-менее одинаково везде, потому что есть «золотой стандарт».

— Несмотря на основной состав в пять человек, в записи альбома приняло участие намного больше музыкантов. Сложно ли было выстраивать отношения с таким большим количеством людей?

— С большей частью участников отношения были уже выстроены до, например, Артемий — это бывший участник основного состава, Володя и Саша — помогали с трубой и перкуссией на концертах.
Работать с сессионщиками бывает очень приятно, главное, чтобы человек был хороший. Единственная проблема — это струнная группа. Собрать, обучить и записать струнников оказалось огромной головной болью и огромным опытом, который на текущий момент не хочется получать еще раз, ибо современные плагины позволяют получить звук в достойном качестве. Но это было интересно.
По нашему мнению, большое количество разных инструментов — это необходимость в современном подходе к аранжировке, и если мы не можем сыграть на всем сами, приходится кого-то приглашать.

— 81 часов записи, больше 30 музыкантов, 10 звукоинженеров, 7 локаций для записи и 6 версий мастеринга. При этом вы выпускаетесь без лейбла. Создает ли это финансовые сложности?

— Первое, что нужно понимать, что это история, это люди, которые нам помогали, слушались в группу, подключались к активностям. В записи альбома участвовало меньше людей.
Музыка — это в целом недешевое удовольствие, но когда работаешь в IT — это позволяет выделять финансы на любимое и драгоценное хобби, ставшее уже второй работой. На самом деле, большая часть расходов — это накладные расходы на рекламу и репетиции, сама по себе запись — это не так уж и дорого. Мы ведем большую эксельку начиная с 2018 года, можно будет как-нибудь построить аналитику и посмотреть, на что тратились деньги.

— В описании альбома говорится, что «человечество живет в парадигме бесконечного культурного самокопирования». Как можно выбраться из возникшего застоя и создать что-то новое?

— Перестать ходить простыми дорожками. Средний человек, который создает новую музыку, — это хип-хоп или электронный продюсер, который по инструкциям из YouTube творит в FL Studio. Хип-хоп биты — это, конечно, тоже важное искусство, но что-то заслуживающее внимания получается достаточно редко и не у всех. И в итоге развитие музыки замедляется. Еще, чтобы создать новое, надо знать много старого и пытаться его применить, замиксовать в каком-то новом коктейле. Это требует серьезной экспертизы и вовлечения как создателя, так и слушателя. Здесь мы упираемся уже в типичные проблемы — что такое поп-музыка, насколько она может себе позволить экспериментировать, насколько она боится не попасть в слушателя и оказаться на финансовом дне. В России, если послушать поп, создается такое ощущение, что вся музыка написана одним и тем же человеком, который не вылезает из студии и пишет «хиты». На западе еще есть жизнь, пока есть разнообразие звуков и продюсеров, пока Бруно Марс фитует с Андерсоном Паком, а Thundercat — с Арианой Гранде.

— В сообществе ВКонтакте вы выкладывали рецензии не только на русском, но и на других языках. А вы считаете свою музыку «русской», или она космополитична?

— Наша музыка космополитична, в ней нет отсылок к русской музыке, как, например, у Settlers. Но при всем при этом у русского человека не меньше шансов врубиться, чем у кого бы то ни было еще. Пока что лучше всего мы заходим в Мексике и Италии — по непонятным причинам.

— «Where Flamingos Fly» — новая версия композиции джазиста Гила Эванса. Почему именно ее вы решили осовременить?

— У Александра (басист и руководитель коллектива) эта композиция является одной из любимых в джазе в целом. Это настоящий masterpiece в аранжировке, топовый уровень идей и работы над звуком. Только один момент — в оригинальной версии ближе к концу очень крутая «разгонка», после которой ожидаешь раскрытие, а тема уходит на спад. Хотелось посмотреть, как можно исправить это, добавив плотный звук и перенеся аранжировку на современные инструменты. В итоге где-то что-то добавили, где-то убрали, и получилось джазово, но при этом очень атмосферно и пост-роково.

— Какие музыканты вас больше всего вдохновляли при записи альбома?

Музыкальный вкус участников коллектива не слишком сильно пересекается в целом, именно поэтому релиз получился такой разнообразный, все слушают свое. Лучший ответ на ваш вопрос — это плейлист в спотифай который мы составили по этому поводу.

— Долго слушателю придется ждать следующего релиза?

— У нас очередные перемены в составе, приветствуем нового гитариста Сережу, Костя (бывший гитарист и главный композитор) переходит на клавиши. По этой причине мы заново разучиваем старую программу. Новые темы уже на подходе, есть кое-какие наработки, думаю, в течение года удастся выпустить EP на три трека. План примерно такой. Однако новый материал не отменяет старого, у нас есть неплохие записи, которые вышли на видео. Есть мысль выпустить Live EP с тем же материалом, что на альбоме, но сыгранном вживую. На альбоме очень рафинированный и вылизанный звук, не всем поклонникам джаза такое нравится. Лайвы более дикие и сырые. Если решимся, то ждите релиз уже этой осенью, ибо в данном случае музыка у нас уже фактически готова.

Понравился материал?

Подпишись на наш Instagram

А также паблик Вконтакте!

 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика