Топ-100

Напишите нам

Есть интересная новость?

Хотите, чтобы мы о вас написали?

Хотите стать нашим автором?

Пишите на: main@sub-cult.ru

Хотите презентовать свой новый альбом или клип? Пишите на почту main@sub-cult.ru
18+
Jesse Bravo клип на песню «PRADA»

Приготовьтесь к главному предновогоднему подарку от рубрики «Новые имена», так как сегодня мы представляем вашему вниманию исполнителя Jesse Bravo. Да, русскоязычного исполнителя кантри. «Кантри — это последнее, что нужно делать в России», — такую фразу чаще всего слышит Дмитрий Некрасов, рассказывая о своём творчестве. Но подобные мысли могут возникнуть только у того, кто ещё не успел послушать его треки.

На самом деле у кантри и русской культуры не так мало общего, как может показаться на первый взгляд. И параллель можно проводить не только с русским шансоном (Дмитрий рассказал нам об исполнителе Джейсоне Алдане, которому, по слухам, тексты пишет заключённый из тюрьмы — что, впрочем, случай единичный). Один из американских хитмейкеров Харлен Говард как-то выразился, что кантри-музыка состоит из «трёх аккордов и правды». Ну разве это не формула успеха, скажем, группы «Кино»? Кроме того, американские кантри-баллады часто душещипательно описывают непростую судьбу какого-нибудь героя, что, в общем-то, является главным лейтмотивом всей русской литературы. И разве можно поспорить, что русская балалайка — сестра американскому банджо?

Собственно, все эти «сходства» и ни к чему — в мире глобализации, открытости и интересу человека к человеку. Есть неопровержимый факт, что кантри-музыка способна затронуть самые глубинные человеческие чувства, так почему же к этому стилю не может обратиться «русский пацан»? Может, обращается — и получается крайне круто. Тем более было удивительным узнать, что Дмитрий всего пять лет назад выучил английский, а профессионального музыкального образования у него нет до сих пор. Когда есть талант, искренняя идея и неиссякаемая энергия — условности не помешают.

Впервые Jesse Bravo заявил о себе в 2019 году синглом Stay With Me, посвящённом супруге. И уже эта композиция попала в ротацию на American Radio USA. Позже были записаны ещё синглы и EP, а одной из фишек музыканта стало сотрудничество с известными зарубежными кантри-исполнителями. Так, например, трек Black Jack вышел при участии кантри-рэпера Big SMO, а на грядущем полноформатном альбоме поклонники услышат Джейкоба Брайанта.

Сегодня же состоялась премьера клипа на песню PRADA, записанную вместе с канадским музыкантом Чезом Энтони. Трек и видео были созданы, как это сейчас принято из-за ковида, на расстоянии, однако при прослушивании этой мощной композиции создаётся впечатление, что артисты веселятся в одной студии. Строчки песни звучат на русском и английском, а кадры видео показывают отжигающих музыкантов.

Кроме той яркой музыки, которую дарит слушателям Jesse Bravo, он также показывает важнейший пример «здоровой наглости». Стоило Дмитрию предложить сотрудничество любимым музыкантам, как многие из них с удовольствием откликнулись на интересный эксперимент. Иногда мечта реальнее, чем кажется.

Об этой самой «наглости» и сотрудничестве с зарубежными артистами, а также об уместности кантри в России и жанре в целом мы побеседовали с Дмитрием отдельно:

— Чем вы занимались до того, как стать амбассадором кантри в России? Какие были отношения с музыкой?

— До кантри я играл в hardcore-банде, мы много где выступали, и здесь у меня был только экстремальный вокал. Ни на каком инструменте я играть не умел. Тем временем я занимался юридической практикой и был тесно связан со следствием, но потом я бросил эту работу, выучил английский язык и стал преподавать его детям. Это был 2016 год.

Пока преподавал язык, записывал вокальные кавера на разные попсовые песни, а через год я собрался с духом и купил себе гитару, так как мне очень хотелось сочинять, но играть я не умел. Мой друг мне показал три аккорда, и буквально уже через два месяца я начал сочинять песни и аранжировки к ним. Обычно когда начинаешь играть на акустике учишь Цоя, «Арию» и других исполнителей, но мне это было вообще не интересно, мне хотелось создавать что-то своё. У меня, кстати, нет музыкального образования и всю свою музыку я полностью сочиняю на слух. Так я пришёл к своей первой песне «Stay With Me», и тут у меня начались «ковбойские» приключения.

— Самый банальный, но базовый вопрос – почему всё-таки кантри? Как и когда возникло увлечение этим жанром?

— Мне обычно говорят: «Кантри — это последнее, что нужно делать в России». Я просто нашёл резонанс своей души с этой музыкой. Когда я играл в hardcore-банде, я случайно наткнулся в одном из пабликов ВК на какую-то странную музыку. Она звучала как-то «синематично», ты словно слушаешь её и представляешь себя героем кино. На тот момент я находился в поисках чего-то новенького, и эта «странная» музыка привлекла меня. Позже я узнал, что это стиль «кантри». А ещё все звучало очень «насыщенно» и «плотно», здесь и разные инструменты, и своя манера игры на гитаре, все это меня взбодрило, и я прям с головой нырнул в этот стиль. Скачал себе на компьютер Spotify, когда он ещё не был доступен в России, и прям очень много стал слушать подобную музыку и другие подстили. Мне кажется, я на кантри «собаку съел».

— Назовите три любимых фильма про ковбоев. А еще трёх исполнителей, которые, быть может, как и вы, делают необычное кантри сегодня.

— «Поезд на Юму», «Любой ценой», «Бутч Кэссиди и Санденс Кид». Последний просто великолепен. Там играют Пол Ньюман и Роберт Рэдфорд, это же дуо играет в фильме «Афера» 1973 года. Оба фильма старые, но такие харизматичные и гениальные, что могу их пересматривать много раз. Таких сейчас не хватает.

Из исполнителей в РФ никого не знаю, кто играл бы подобную музыку, а зарубежные: Tim Montana, The Cadillac Three и Yelawolf. Услышав последнего, я открыл для себя такой жанр, как кантри-рэп.

Jesse Bravo клип на песню «PRADA»

— Сейчас вы ведете активное сотрудничество с зарубежными исполнителями. Для чего?

— В первую очередь для меня это интерес, а уже потом узнаваемость и прочее. Но также и опыт, я хочу сейчас выпустить альбом с разными артистами и предложить одному из них спродюсировать их собственный альбом. Если это получится провернуть — я буду чрезмерно счастлив.

А ещё, представляете, я в 2016 году познакомился с творчеством такого кантри-рэпера из штата Теннесси, как Big SMO, я открыл его ютуб-канал и обалдел, что у него миллионы просмотров. Я бы в жизни не подумал тогда, что у меня будет с ним совместная песня. Так получилось, что в начале 2021 года у меня возникла идея обратиться к нему через сторис в инстаграме с предложением записать фит, и тут он мне отвечает коротко «YES». Ну здесь меня просто «разорвало» на части, и я прыгал до потолка от счастья. Я спродюсировал песню, записал свой вокал, а он свой. Я также проявил наглость и предложил ему отснять клип, и все это мы проделали на расстоянии. Мы до сих пор с SMO переписываемся в «Ватсапе», рассказываем разные байки и приколы, делимся своими семейными фотографиями. Для меня это круто! Артист, от которого я тащусь — переписывается со мной в мессенджере.

Я понял, что весь мир «на ладони» и записал видеообращения к 30 разным кантри-исполнителям из США, а также Чезу Энтони из Канады и отправил все каждому в Директ. Четверо из них мне ответили «да», включая Чеза. Все это, конечно, во мне вызывает «мужской азарт». Представляете, русский пацан, играющий в чужеродном стиле, записывает все с зарубежными исполнителями. Для них и для меня это все в новинку, словно экзотика.

— В вашем прямом эфире с Чезом вы также пришли к выводу, что кантри позволяет почувствовать себя «мужиком». Как это работает? Как думаете, что при этом ощущают женщины? Вот ваша жена, например?

— Кантри есть бэкграунд для меня, на фоне которого я чувствую себя мужчиной и могу решать разные вопросы. Кантри делает меня наглее, а в мире мужчин таким и стоит быть — большинство дверей перед тобой открывается. Супруга знает, что она за сильной спиной, так как я не раз решал серьёзные вопросы, когда другие находились в ступоре.

— Есть ли какая-то специфика работы с иностранными музыкантами? Всегда удается достичь взаимопонимания и ожидаемого результата? Вы развиваете проект один или есть команда?

— Специфика вполне обычная, только все общение на английском языке. Вообще круто знать язык, открывается много возможностей. Единственное, артисты могут отвечать очень долго, неделями даже, в этот момент я нахожусь в режиме ожидания, но почти всегда мы находим взаимопонимание. Развивать проект мне помогает мой бэнд. Илья Роднов записывает соло-партии, Дмитрий Панин — ответственный за бас, а Илья Герасименко — за барабаны. Мне очень повезло, что я знаю этих ребят, ведь благодаря им все звучит круто и профессионально.

img_8879

— Ваша последняя работа – фит с Чезом Энтони — это новая версия уже вышедшего трека PRADA. Почему решили перезаписать эту песню, а не сделать какую-то новую?

— Гораздо проще закинуть иностранному артисту несколько готовых песен, чтобы он выбрал ту, которая ему понравится, затем модифицировать её и выпустить ремикс, нежели чем создавать новые варианты. Хотя на новый альбом я планирую закинуть исполнителям новые треки.

— Клип на песню PRADA – студийная история, и таким образом вы смогли совместить кадры вашей группы с Чезом из Канады. Но планируете ли вы снять что-нибудь игровое в духе ковбойских фильмов в будущем?

— Очень хочу снять что-то серьезное со стрельбой, погонями и взрывами, прям вложить во все это дело 3 миллиона рублей, но, мне кажется, это будет лишь в параллельной вселенной.

— Какая ваша главная музыкальная мечта?

— Чтобы как можно больше людей услышали мою музыку. А ещё спродюсировать саундтрек для какого-нибудь фильма.

А также подпишитесь на нас в VK, Instagram и Facebook. Это поможет нам стать ещё лучше!

 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика