Топ-100

Напишите нам

Есть интересная новость?

Хотите, чтобы мы о вас написали?

Хотите стать нашим автором?

Пишите на: leonovichjohn@mail.ru

Хотите презентовать здесь свой релиз или клип? Пишите: leonovichjohn@mail.ru
16+

Омская панк-рок группа Killadelphia Rock-n-Rolls представила новый полноформатный альбом, получивший название «#всемынемного». Пластинка стала вторым лонгплеем в дискографии команды, релиз альбома состоялся 4 ноября 2017.

Killadelphia Rock-n-Rolls выпустили альбом «#всемынемного»

KDRR – группа молодая, основана была в 2016 году. Но, в отличие от большинства молодых групп, KDRR, кажется, знают, чего хотят. И делают. Весной 2017 года команда представила свой первый полноформатник «Hollywood», пришедшийся по вкусу сначала местным ресурсам, а затем и интересующейся аудитории за пределами Сибири. И вот, в этом же году KDRR выпускают вторую пластинку – «#всемынемного».

Альбом вышел более объемным, чем первый – интро и 12 полновесных разноплановых треков на борту. И «#всемынемного» подкупает хотя бы тем, что показывает группу с множества граней, что текстово, что музыкально.

Вообще, этот панк-рок – он немного не тот, к которому многие уже привыкли, и от которого многие уже устали. Не тот, который вечно молод, слегка (а то и как следует) глуповат и пропитан максимализмом и алкогольными парами.  И не тот, который суть абстрактный протест за всё хорошее против всего плохого без всякой конкретики и смысла.

Этот – остроумный и с зубами. С точными, яркими строками. И пробивной подачей Алексея Лавецкого.

В музыке Killadelphia Rock-n-Rolls, по сравнению с предыдущим альбомом, стали существенно более разнообразны: если музыкально «Hollywood» был преимущественно тем самым панком, про который еще можно было сказать: «Да, это панк-рок, я узнал его», то на «#всемынемного» KDRR со вкусом прибрали к рукам элементы других жанров, чем выигрышно разнообразили звучание, а вместе с ним – дополнили посыл. Драйв и энергия панк-рока никуда не девалась, но добавились новые оттенки. Так безысходное и полное обреченности «Кладбище погибших самолетов-самоубийц» скорее ближе к гранжу (хоть с приставкой «пост-», хоть без нее), что добавляет теней на полотне образов, злой и угрюмый «Лимб» по делу отсылает к панку еще советскому, а во многие песни просачиваются характерные приемы из классического метала и альтернативы, или наоборот – дворовые мотивы.

По случаю выхода альбома «#всемынемного» портал «Субкультура» поговорил с лидером KDRR Алексеем Лавецким о новой пластинке, старом и новом панк-роке, политике «ВКонтакте» и о том, что такое успех. 

– Вопрос, с которого мы почти всегда начинаем. Почему альбом получил такое название?

– Название – это строчка из первой песни с альбома. Рабочим названием еще до записи на этапе написания песен было «Аудионаркотики», но уже где-то к середине записи поняли, что оно никак не привязано к финальному содержанию альбома. Взяли строчку из первой песни, так как она полностью отражает, скажем так, нацеленность на разношерстную нашу аудиторию и вообще, в принципе, выражает общий посыл альбома. Он для всех и про всех. Хештег в ВК версии релиза тоже, кстати, несет некоторую нагрузку. Одержимость соцсетями – это одна из вещей, которую группа отрицает. Поэтому у нас в этом плане весьма скромно.

Killadelphia Rock-n-Rolls выпустили альбом «#всемынемного» Алексей Лавецкий

– Специально для граждан, выпускающих пластинки раз в десять лет: «#всемынемного» – второй альбом за год. Сколько там после дебютного «Hollywood» прошло, чуть больше восьми месяцев?

– Да что-то около того. Считай, «Голливуд» выпустили в марте, а «#всемынемного» в ноябре.

– Это реализация накопленного материала или какое-то невероятное вдохновение? Что позволило выкатить второй лонгплей в такие короткие сроки?

– Ты знаешь, примерно пятьдесят на пятьдесят. Некоторые вещи, такие, как например «Ветер Перемен» с первого и «Лимб» со второго были написаны очень давно, задолго до того, как мы оформились в конкретно этот коллектив. Так что, на альбомах присутствуют вещи из «ящика», если можно так сказать. В то же время часть вещей обрела текст только непосредственно перед записью, а часть вообще была написана прямо в студии. К примеру, та же «Голос Площадей» витала в воздухе после того, как мы с Иваном катались на велосипедах и случайно (честное слово), попали на митинг Навального в Омске. Идея бессмысленности политической борьбы и революций в наше время, как темы для трека, возникла еще тогда, а потом Иван на студии придумал музыку и мы быстро записали песню. Так возник этот трек. Так что обстоятельства разные. Мы не особо заморачиваемся историей, смотрим, в основном, на то, что получилось.

А «выкатить», как ты говоришь, второй альбом позволило появление у группы, так сказать, производственных мощностей. У гитариста Ивана собственная студия DC Records Omsk и достаточно существенный навык звукорежиссуры. С технической точки зрения это сильно продвинуло нас вперед. Результат вы слышали.

– KDRR – это только про панк-рок, или в планах могут оказаться какие-то эксперименты?

– KDRR – это на сто процентов панк. Но важно понимать, что, в первую очередь, по содержанию, а не по форме. Эксперименты были, есть и будут. На «#всемынемного», к примеру, есть и «Голос площадей», который по музыке, вообще, собственно, больше на хард-н-хеви похож, и чисто русскороковая «Пой, пой». Так что, мы всегда открыты для новых форм подачи. Захотим песню в стиле ска – будет такая. Захотим – нью-вейв. Захотим – хардкор. Главное, что у нас в головах. А там – четкое понимание того, что мы хотим донести, притом неважно, в какой обёртке.

– Чего тогда ждать от следующего релиза?

– Знать бы самим, если честно. Совершенно точно он будет. Непонятно, когда, но работа над ним уже в вялотекущем режиме помаленьку ведется. Это раз. Форсировать события мы не будем. Есть абсолютно чёткий список задумок, которые мы хотим реализовать и лучше не торопить время, а, как следует поработать.

Совершенно точно, мы себе не изменим. Альбом будет злым. Альбом будет злободневным. Альбом будет хорошо записан. Как и положено современному панк-року. Плюс, конечно, хотелось бы, чтобы подросло количество людей, которые будут его ждать. Мы уже сильно продвинулись в этом направлении, важно продолжить двигаться в этом же русле.

Killadelphia Rock-n-Rolls выпустили альбом «#всемынемного»

– Когда я попытался включить ваш альбом в ВК, наша любимая соцсеть сначала заставила меня послушать рекламу. И в паблике вы как-то писали, что ВК вынуждает вас искать новые площадки – я так понимаю, это было после введения ограничений на прослушивания в фоновом режиме. Два вопроса: чего бы вы хотели пожелать дирекции «ВКонтакте», и могут ли другие стриминговые платформы действительно стать альтернативой соцсести в случае молодой и малоизвестной пока что группы?

– Вот это интересные новости. Насколько я знаю, музло, которое выложено не от лица правообладателей, не может поганиться рекламой. Интересно, на досуге разберемся, мы все-таки, как сейчас модно говорить, типа, инди.

Вынуждает – да, абсолютно. Был неприятный случай, у нас песню выпиливали из ВК тупо за неудобное название. При этом, когда наш товарищ заморочился и докопался до техсапа, оказалось, что они просто перестраховались. Перезалили, и все стало нормально. Но, вообще, простите, презервативная совершенно модель поведения ВК действительно мотивирует искать запасные аэродромы. Я вот дико отрицательно отношусь к идиотскому ограничению на проигрывание музыки из ВК в фоновом режиме. Мы, изначально, парни сугубо некоммерческие. Лично я смотрел весьма скептически на размещение на коммерческих стриминговых сервисах. Ну, то есть, это, согласись, выглядит, как дешевый понт, когда провинциальная инди-группа вываливает свое творчество на iTunes и Apple Music, а потом начинает третировать всех своих триста-четыреста подписчиков постами, типа, «Поддержи, купи» и так далее. Попутно предлагая свой непонятный мерч, естественно. Ты либо музыкой занимаешься, либо маркетингом.

В том, что касается коммерции, взгляды, не поменялись. В России глупо пытаться продавать свою музыку. Да и смысл? Нас вон можно найти в «Гугле» и скачать. Это – если не заметили у нас в группе ссылку на бесплатное скачивание обоих наших релизов. Там и третий появится, когда выйдет.

Но.

Большинство людей сегодня, так или иначе, использует стриминговые площадки, притом некоторые из них реально платят, как за тот же Apple Music. Поэтому лучше, чтобы наши записи лежали там в доступе. Ибо, где берут деньги, в большинстве случаев, там качество. То есть, если у людей, которые и так оплатили подписку, появится возможность найти наши треки в хорошем битрейте, не мыкаясь по кривому и лагающему поиску ВК, я только за. А продажи и прочее – я в это не верю. Сказка об американской мечте для бездомных. У нас хлеб воруют в супермаркетах, глупо полагать, что ты станешь миллиардером, продавая биты и байты через Сеть. Да и вообще, панк – движуха некоммерческая.

– Вы называете себя «новым поколением отечественного панк-рока». Эта характеристика чисто временна́я, или в этом определении для вас есть какие-то особенные черты? Чем, по-вашему, новое поколение панк-рока отличается от старого?

– Я бы не сказал, что она временна́я. На самом деле, мы и правда новое поколение панк-рока. Те группы, которые сейчас считаются корифеями панк-движа в России, я слышал еще в отрочестве. «Тараканы!», «Наив» (ну или там любая реинкарнация Чачиных коллективов) – все это уже было. Более того, я, допустим, куда более тепло отношусь к олдовым коллективам, названия которых многим из тех, кто «в струе», вообще ничего не скажут. Летов со своими проектами – понятно, скрывать не буду, это вообще, на мой взгляд, самый достойный отечественный рок-музыкант. Но ведь есть еще «Оргазм Нострадамуса» и Угол, «Черный Лукич», «Инструкция по выживанию», «Теплая Трасса», «Комитет Охраны Тепла», Олег Судаков, он же Манагер и иже с ними. Это старое поколение панка.

Мы – новые морды. Мы куда ближе к следующему поколению, где блистают «Порнофильмы», «Йорши», «Гребля» и другие банды подобного толка. Только мы еще новее. Когда-нибудь, возможно, все изменится, и уже мы будем считаться старперами, но это маловероятно. Сибирский панк, зачастую, долго не живет, и это правильно.

А отличия… Отличия – это декорация. Панк – злая музыка, являющаяся зеркалом, отражающим то, что окружает автора. У тех, кто жил и думал 20-30 лет назад – свой панк, у нас – свой. В 80-е пели про застой Брежнева. У нас – про то, что Путин засиделся, а молодежь вся сплошняком – наркоманы и проститутки. Меняются нюансы, вектор тот же. Протест был и останется протестом. Другое дело, что нынешний панк играется на дорогущих гитарах с е-бэя, купленных на мамины деньги. И протест – плюшевый. Люди любят считать, сколько им заплатили за каждый «х*й» в их песнях, а еще любят вкусно кушать и мягко спать. А революции дело – бескорыстных отмотанных отморозков и юродивых аскетов. Баланс поймать тяжело.

Killadelphia Rock-n-Rolls выпустили альбом «#всемынемного»

– Как ни прискорбно, но нужно признать, что панк-рок сегодня переживает не лучшие времена. Как считаешь, что могло бы действительно оживить жанр? Чего ему не хватает?

– Ну, этот вопрос плавно вытек из предыдущего. Я бы не сказал, что панк переживает худшие времена. Рокешник в России, в принципе, жанр мертворожденный. Он помирает с самого своего появления, но так и не помер. Да и не помрёт, наверное. Рок – а панк в особенности – музыка недовольных. У нас недовольных всегда будет в достатке.

Оживить жанр могут только новые лица. И мы, в том числе, как нам того, конечно, хотелось бы, но не обязательно. Я только в Омске могу назвать несколько совершенно неизвестных за пределами города (ну хорошо, Сибири, притом андреграунда Сибирского рока) групп, которые звучат и делают, как минимум, не хуже, чем те, на кого ходят, и чьи футболки покупают на оптовках.

Главное, что нужно – это сохранить лицо. Панк – это панк. Он злой, грязный, эмоциональный и неотесанный. Пусть он таким и будет. А это тяжело, когда у нас засилье русского рэпа (притом, что кое-что из него мне очень даже нравится), а премии за лучший альтернативный альбом года берут группы типа «Пошлой Молли». И, конечно же, оживить жанр может свежий взгляд и новый подход. Но с этим туго у всех. Надо искать.

– «Мы – "Икарус", летящий к цели, мы – шприц в руках Горшенева». Это для черноватой лирики, или выбор средств изобразительности был навеян чем-то конкретным и личным?

– Ну, ты там еще не указал про петлю в «Англетере». На самом деле, чернуха в текстах самоцелью не является. Ее, как таковой, у нас и нет. Откуда строчки? Не скрою, к творчеству группы «Король и Шут» и особенно группы «КИНО» я отношусь отрицательно. Скажем так, слушал, когда мне было там пубертатно тринадцать, условно, за неимением лучшего. Потом, когда понял, что стихи того же Князева, скажем так, не очень правильны с точки зрения стилистики русского зыка, а музыка Цоя и Каспаряна нагло попячена с Cure, Joy Division, Police и другого британского нью-вейва, я забросил.

На данный момент иступленный фанатизм некоторых пластов отечественной молодежи по этим коллективам означает банальное отсутствие вкуса и затянувшуюся болезнь роста. Люди просто не желают принимать ничего нового и готовы до посинения ходить по вечерам памяти данных артистов. Что еще хуже, все новое, что они слышат, они пропускают через призму своего внутреннего «кишецоя». Мне это тупо не интересно, я это презираю. Я не собираюсь равняться на этих людей и их ожидания в своем творчестве. Мои соратники по группе придерживаются того же мнения, в общем-то.

Собственно, песня «Ничего святого», она про то же самое – про отсутствие авторитетов, про отрицание любых рамок и барьеров, призванных ограничить свободное мышление и про право на выбор, которое есть у каждого. Ярыми сторонниками Навального, мы, кстати, тоже не являемся, как вы понимаете. Та строчка – это также, художественный прием, метафора или эпитет. Я – быдло, я в этом не разбираюсь.

– Вы из Омска. Город большой, но герои наших материалов зачастую говорят, что за пределами Москвы и Санкт-Петебурга играть независимую музыку и надеяться на успех более-менее бессмысленно. Как с этим дела обстоят в вашем городе?

– Омск – замечательный на самом деле город. Герои ваших материалов, конечно, имеют право на свою точку зрения. Но ведь есть масса независимых музыкантов, которые и живут, и работают далеко за пределами этих двух городов. Превосходно себя чувствуя. У нас в Омске был тот же Летов, которому место дислокации никак не мешало. У Омска отличная география расположения, кстати. И Урал и Центральная Россия в сутках-полутора езды на поезде, но также в шаговой практически доступности крупные сибирские города, те же Иркутск и Красноярск, Кемерово, Томск. Казахстан, опять же, где очень любят русские рок-группы. Так что, в этом плане все хорошо.

Другое дело – успех. Что под этим понимать? Миллионы, цыпочки в гримерке, горки кокаина размером с тостер? Для нас успех – это возможность заниматься музыкой, двигаться на своей волне. Для нас успех – это когда все, что мы пишем и играем, мы делаем по своей воле, а не по указке продюсера или префектуры нашего населенного пункта. Для нас успех – это благодарные слушатели. Мы никогда не расценивали музыку, как средство обогащения. У каждого в группе есть свои способы не помереть с голоду. И в панк-движе каждый из нас присутствует осознанно, потому что любит эту музыку. Без надежды на «успех» и прочие ништяки.

– А трудности при записи, организации концертов?

–Трудности? Россия – страна со своими проблемами. Одна из главных – логистика. Конский ценник на передвижения между городами сильно подрубает крылья. В Британии вон, группа проезжает на автобусе 500 км и выступает при этом в четырех-пяти городах. У нас, если ехать поездом, группа из четырех человек для другого города, притом не самого далекого, это – 10-15 тысяч только на дорогу. В туре, конечно, дешевле. Нам вот, в силу географии, проще в Павлодар съездить, что мы неоднократно делали или в Петропавловск, чем в условную Пермь, хотя, по факту, другая страна. Как-то так.

С записью проблем и трудностей вроде нет. Ну, разве что творческие вопросы, но они больше в кайф, чем в напряг. Своя студия многое решает, конечно. Есть какая-то уверенность в завтра. И нет цейтнота и стремления сделать все быстрее и как попало.

– Купил ли кто-нибудь романтический ужин с Ваньком?

– К сожалению, кризис 14-го года больно по нам ударил. В данный момент мы ведем переговоры с несколькими моделями Victoria’s Secret и одной очень известной актрисой из Голливуда, но они все, как водится, сквалыги, и требуют большую скидку. Мы не отчаиваемся, Ванек еще обязательно найдет своего потребителя и озолотиться самым беспардонным образом.

Killadelphia Rock-n-Rolls выпустили альбом «#всемынемного»

– Если я правильно понимаю, изначально KDRR – преимущественно кавер-группа. Помните момент, когда вы решили: «Хватит лабать чужое, давайте делать свое»?

– Ну, что значит «преимущественно». Как омский коллектив, которому надо платить за репетиции и покупать себе инструменты – да. В контексте нашего разговора сейчас – нет. Мы, кстати, ни разу не стремаемся того, что мы играем кавера по кабакам. Во-первых, ничего лучше для сыгрывания еще не придумали. Во-вторых, лучше мы будем раз в месяц играть свои песни и три раза – кавера, чем играть авторское раз в год, как это часто бывает со многими провинциальными рокерами. Это – постоянная практика это некое подспорье в плане поддержания штанов, материального обеспечения группы, рекламного бюджета для своего творчества. Кроме того, мы уже давно пихаем свой материал в кавер-программу. На данный момент его там процентов 25%.

Другой момент в том, что мы изначально собирались, четко представляя не только, что мы будем писать свои песни, но даже четко представляя, что это будут за песни. Так что я не могу сказать, что мы тупо кабачи, которые пописывают свои песенки на досуге. Все изначально так и было задумано. И все ресурсы, на данный момент, направлены исключительно на продвижение своих песен. В том числе и ресурсы, добываемые игрой по кабакам. И небезуспешно, надо сказать. Прирост подписчиков в группу в последние месяцы идет, в основном за счет иногородних людей, а никак не за счет местной публики.

Момента, как ты говоришь, «хватит чужое, пора свое», по описанным выше причинам не было. Был другой момент. Когда в финале послушали первый альбом и вдруг поняли, что можем не хуже фирмачей. А то и лучше некоторых. Хорошо сыграл Интернет в плане продвижения. Мы попали в несколько многотысячных пабликов, при этом не платя ни копейки за рекламу. Появились слушатели в других городах. Люди пишут, рисуют арты какие-то, спрашивают, когда мы приедем к ним. Это круто. В общем-то, во многом именно это повлияло на то, что очень плотно взялись за свое творчество.

И самое главное: на концертах люди подходят и требуют именно наши песни, даже когда знают, что пришли именно на кавер-вечеринку. Они знают слова, подпевают. Для меня, это, в общем-то в диковинку. Я понимаю, что моя радость смотрится несколько наивно, но это приятно, когда 50-70 человек в наглухо набитом зале небольшого заведения поют твои песни, пока ты их играешь. Это клево. Думаешь: «Блин, это мы написали, а не кто-то другой». Как-то так.

Killadelphia Rock-n-Rolls выпустили альбом «#всемынемного»

– А чего всё-таки ждать слушателям из других городов? Есть какие-то планы на этот год?

– Скажу по секрету, в данный момент, просчитываются варианты небольшого тура по России. Поскольку вся движуха исключительно DIY, все движется очень тяжело, тем более, что в тур мы точно поедем за свой счет и сами будем заниматься рекламой. Но тур в этом году будет обязательно, это совершенно точно, о чем можно будет узнать в ближайшее время. Подписывайтесь, следите за новостями. Работы, короче, непочатый край.

 
Наш сайт использует файлы cookies и сервисы сбора технических данных посетителей (данные об IP-адресе, местоположении и др.) для обеспечения работоспособности и улучшения качества обслуживания. Продолжая использовать наш сайт, вы автоматически соглашаетесь с использованием данных технологий. Кликните «ОК», чтобы согласиться с использованием «cookies» и больше не отображать это предупреждение.
Ok