Топ-100

Напишите нам

Есть интересная новость?

Хотите, чтобы мы о вас написали?

Хотите стать нашим автором?

Пишите на: leonovichjohn@mail.ru

Хотите презентовать здесь свой релиз или клип? Пишите: leonovichjohn@mail.ru
16+
Anton Chubakov

Антон занимается музыкой давно, она так или иначе сопровождает его на протяжении всей жизни. В 2019 году выпустил три песни «Midnight Ride», «What’s Next?» и «Live and Play» под сценическим именем Anton Chubakov. И 17 апреля 2020 года он представил клип на песню «Good Looking». Ее посыл достаточно прост, но верен: улыбнись этому миру, чтобы мир улыбнулся тебе. Песня настраивает на хорошее настроение, заставляя на время позабыть о проблемах реальной жизни. Как говорит исполнитель – этот трек нетипичен для него, но если понравится слушателям, то появится концертная версия композиции.

Сочетание звучания рояля, ударных и гитар делает мелодию мягкой и приятной для слуха. Клип обладает непринужденной атмосферой, под стать треку. Действия происходят в нескольких локациях: просторная зала с роялем, где мы можем увидеть музыкантов и исполнителя; небольшая сцена для выступления, на которой помимо вокалиста находятся танцовщицы. Их ритмичные движения на фоне больших окон, из которых струится солнечный свет, заряжают энергетикой. Видеоряд не напрягает взгляд, смена кадра происходит плавно, колорит теплый с мягким освещением.

Самое главное в клипе – это искренность исполнения, созвучие голоса и бэк-вокала, а также интересная идея.

По случаю выхода клипа «Портал Субкультура» пообщался с музыкантом о съемках, творческом процессе и планах на будущее.

– «Good Looking» – первый клип в вашей музыкальной карьере. Как долго вы шли к воплощению этой идеи в жизнь?

– Музыкальные видео выходили у меня и раньше – летом 2019 года снимали видео к песне «Live and Play», потом было еще несколько видео «студийного» формата, но клип таких масштабов – первый. Если говорить о времени подготовки релиза в целом, то тут ушло как минимум полгода. Это я конечно считаю с того момента, как я написал текст, а потом сел ночью в очередной раз что-то играть и вот получился тот фортепианный рифф, из которого уже родилась и вся песня. Потом еще был долгий процесс – аранжировка менялась, какое-то время ушло на репетиции, прежде чем все это дошло до студии. Саму запись песни мы делали в январе этого года. Процесс подготовки клипа был, конечно, еще дольше. Изначально все это планировалось снимать на улице, благо зима была теплая, но поскольку была найдена идеально подходящая студия, мы в итоге провели все съемки там, что повлияло и на сценарий клипа, и на монтаж. Плюс пришла идея использовать танцоров, что в итоге клип во многом оживило. В общем – полгода – это то время, которое было потрачено на все – песню, запись, съемки, монтаж и подготовку релиза.

– Сколько продолжались съемки клипа? Что, на ваш взгляд, оказалось самым сложным при работе: придумывание концепта, съемочный процесс, монтаж или что-то еще?

– Я сам был удивлен, насколько все прошло точно по сценарию и по плану. Мы уложили съемки чуть больше чем в два дня – один день в одной студии и один день в другой, ну еще полдня потом доснимали эффекты в студии с хромакеем. Но все так получилось конечно, потому что все продумали заранее – как я сказал, сначала хотели снимать на улице, уже был сценарий под эти съемки, но потом была найдена студия и какое-то время ушло на то, чтобы все переиграть под новые условия. Надо отдать должно ребятам, благодаря которым и студия была найдена, и все получилось по плану. Со мной работают классные люди. Например, главные создатели клипа – это Леша Есипов и Андрей Жуков – они подобрали студию, съемки провели, идеально управляя процессом, сделали монтаж. А еще есть грим, свет, постановка танцев – без всего этого и без людей, которые над этим работали, клипа не было бы. Благодаря им накладок не было вообще, поэтому лично для меня самое сложное и важное – это, наверное, встретить отличных профессионалов, остальное приложится.

– «Good Looking» – это также сингл, вышедшей одновременно с клипом. Это будет частью мини-альбома, как Live & Play», либо частью чего-то более масштабного?

– Нет, я думаю, что «Good Looking» останется синглом, пока нет планов включать эту песню еще в какой-то релиз. Может, если все будет хорошо, появятся концертные версии этой песни – если слушателю она понравится, что даст хорошую энергетику и настроение для живого исполнения.

– Можно ли назвать данную песню любимой? Почему именно она легла в основу клипа?

– Скажем так: любимых песен у меня, наверное, нет (своих, по крайней мере), но можно сказать, что есть особенные, в которые получилось вложить больше, чем в другие. Вот «Good Looking» это как раз тот случай, когда песня получилась особенной – она очень выделяется среди других и настроем, и минимальной серьезностью текста. Текст – это вообще отдельная история. Тут в совокупности с клипом одна сплошная самоирония, ну и смысл в общем-то сводится к тому, что неважно как ты выглядишь – оденься в то, что считаешь прикольным, улыбнись и иди дальше. Хорошее настроение не должно зависеть от того, с каким лицом или телом ты родился, богатый ты или бедный. Улыбнись, и мир уже на твоей стороне, даже если ты в каком-то глупом положении. Эта песня задумывалась чтобы создавать только позитивные эмоции. Но когда я отсматривал первые версии уже смонтированного материала, закрадывалось сомнение, что поскольку песня на английском и всегда вначале люди запоминают визуальные образы, то может сложиться впечатление, что клип сводится к какому-то самолюбованию. Но я надеюсь, так не будет – смысл песни совсем другой, да и приколов в клипе достаточно, вряд ли это можно воспринимать серьезно. Этим-то песня и выделяется – текст довольно веселый, музыка получилась для меня нестандартная – такой funk скорее. Поэтому я подумал, что стоит попробовать выпустить именно эту песню в отдельный релиз.

– В клипе также задействованы другие музыканты. Сможем ли мы услышать их еще?

– Да, конечно. Прежде всего потому, что это отличные музыканты. Если серьезно, то да, это мой постоянный состав, с которым я работаю. По настроению песни как-то хотелось показать жизнь в этой музыке, и было решено одну из сцен снимать с музыкантами. То есть в кадре те самые люди, чью игру можно услышать на студийной записи. Иногда состав музыкантов меняется: кто-то уходит, кто-то приходит, но в целом благодаря профессионализму этих людей хочется идти вперед. На записях и на концертах, я надеюсь, мы их услышим еще много раз, они привносят в исполнение моих песен огромный драйв. Мне очень приятно работать с фанатами своего дела – например, на гитаре играет Володя Трофимов, человек очень музыкальный, он и слышит, и чувствует, и привносит в аранжировку очень много своих идей, Шейнин (тоже Володя), наверное, больше чем половину своей жизни посвятил игре на барабанах – надо ли говорить, что он большой профессионал и слушать и смотреть его игру – это отдельное удовольствие.

– Вы самостоятельно занимаетесь написанием музыки и слов. Что для вас сложнее: придумывать тексты или музыку для композиций?

– Трудно сказать, что сложнее. Тут даже дело не в сложности, а в интересе – если песня музыкально получается интересная, то становится интересно делать аранжировку, работать над какими-то музыкальными особенностями, текст при этом остается как бы в стороне. Но текст он почти всегда первичен – я пишу музыку и делаю аранжировки на уже написанные стихи: это ведь определяет и ритмику, и подачу, и характер песни. Хотя я бы сказал, что я скорее тяготею больше к музыкальному творчеству, чем к написанию текстов. Но бывает и так, что прямо написание текста захватывает. Такое бывало, что пишешь и остановиться не можешь, настолько точно мысль ложится в слова. А музыка – это вообще процесс многоэтапный, занимающий гораздо больше времени, чем текст – сначала нужно написать основу – мелодию, гармоническую составляющую, потом еще придумать аранжировку. Плюс еще музыканты в ходе репетиций часто привносят свои идеи, у каждого есть свой набор «фишек», которые могут быть очень интересными, и я всегда за то, чтобы каждый музыкант мог себя проявить, если у него есть такое желание, потому что творческую составляющую в каждом надо только поддерживать, да и музыка от этого всегда выигрывает.

– Что вас вдохновляет? Расскажите немного о творческом процессе.

– К сожалению, я сам не знаю. Если бы знал, наверное, писал бы больше и чаще. Идеи – они как-то неожиданно приходят: раз и выстрелило. Главное только момент словить и писать начать. Это если говорить о тексте. А что касается музыки, то я часто люблю просто сидеть и играть – не то, чтобы прямо импровизировать, но это такой своего рода поиск. Сидишь и ищешь, пока не найдешь то, что тебя зацепит. Вообще люди очень часто романтизируют процесс создания чего-то творческого. Я бы сказал, что это скорее работа или близкий к работе процесс.

– Есть ли у вас кумиры, исполнители или группы, которые повлияли на творчество?

– Да, но, как ни странно, не Элтон Джон. Он музыкант классный, но я не могу сказать, что меня его музыка цепляет. Я в детстве-юности, как и многие слушал «Кино», а также всякую тяжелую музыку – Metallica, Rammstein, например. К этой музыке сохранилось прямо ностальгическое отношение, вот на Rammstein в прошлом году с удовольствием сходил – ребята делают, как и раньше, отличное шоу, да и музыка моментально узнаваема, как бы кто к ней не относился. Лично я убежден, что музыка может и должна быть разной, даже если это кому-то не нравится. А потом начался период увлечения чем-то другим. Например, Джо Кокер, Крис Ри, очень нравится вокал Джека Саворетти. У этих исполнителей и аранжировки очень классные, и продакшн – такое всегда интересно слушать. Вообще меня иногда цепляют совершенно неожиданные вещи, например, тувинское горловое пение – одно время очень много такого слушал или, например, есть монгольская группа The Hu – это очень оригинальный звук и подача. Такая музыка толкает к экспериментам и к поиску.

– Чем вы занимаетесь помимо музыки?

– Тут, наверное, необычный баланс. Музыкой я в том или ином виде занимаюсь на протяжении большей части своей жизни. Так уж получилось, что в публичное пространство мое творчество начало попадать относительно недавно, и может оно и к лучшему, потому что сейчас есть и опыт, и знания, и возможности сделать то, что я делаю гораздо качественнее, чем это могло бы быть, например, десять лет назад. Хотя первую музыку, если это можно так назвать, я начал придумывать лет в одиннадцать где-то. Если поискать, то может можно даже ноты найти. Но это все конечно несерьезно – так, наивные эксперименты, до уровня всяких композиторов, которые в детстве симфонии писали мне далеко, да и, наверное, у меня все куда проще внутри. В итоге я всю жизнь совмещаю работу и творчество, и все это вместе с чем-то еще – мне в какой-то период было интересно заниматься, например, туризмом, потом спортивной стрельбой. Но музыка не исчезала никогда, уже понятно, что без нее, наверное, никак. Все равно тянет как магнитом.

– Что посоветуете начинающим музыкантам?

– Работать. Не в смысле на работе, а в смысле над творчеством, техникой, над получением новых знаний, развитием, над всем этим. Я себя не считаю каким-то особенно талантливым – ну повезло там может в чем-то от природы, а в чем-то не повезло. При этом я постоянно встречаю людей, которые круче меня в музыкальном смысле в сто раз и у них постоянно хочется чему-то научиться – вот этим и надо заниматься. Потому что только работая можно что-то создать. Говорят, Стивен Кинг завел себе правило писать по две тысячи слов ежедневно. В итоге он один из самых известных писателей современности. Нельзя просто сидеть и ждать, пока оно там само придет, муза на крыльях прилетит и еще кто-то. Работать точно придется, музыка сама себя не создаст. С другой стороны, не надо бояться если что-то не получается. Получится, ведь очень многому можно научиться. Если не получится так как делает кто-то другой, значит получится по-своему.

– Можно ли сказать, что музыка – это смысл вашей жизни?

– Я не знаю, в чем смысл жизни. Никто, наверное, не знает. Творить нравится, играть и петь нравится, наверное, поэтому музыка это что-то очень важное для меня. Еще я чувствую, что оставляю что-то после себя, а это безусловно приятное чувство. Оно даже дисциплинирует, заставляет стараться для слушателя. Свою музыку я редко слушаю, это известный среди музыкантов феномен – за время пока песню напишешь, отрепетируешь, запишешь – ее уже столько раз послушаешь, что она надоесть успеет, а для других людей хочется постараться.

Понравился материал?

Подпишись на наш Яндекс.Дзен

А также паблик Вконтакте!