Топ-100

Напишите нам

Есть интересная новость?

Хотите, чтобы мы о вас написали?

Хотите стать нашим автором?

Пишите на: leonovichjohn@mail.ru

Хотите увидеть своё интервью? Пишите: leonovichjohn@mail.ru
«Дети кУрят»: «Мы – группа романтиков, лоботрясов и барабанщика, которому нужно больше всех»

Материал, который вы открыли прямо сейчас, довольно необычен. Во-первых, он посвящен не какому-то новому релизу, а отсутствию релизов. Во-вторых, группа, с которой мы поговорили, не хвастается своими успехами, а скорее наоборот – всё больше про неудачи норовит рассказать. Когда вы такое в последний раз видели? А еще в нем сразу два интервью вместо одного.

Московская группа «Дети кУрят» совсем недавно отметила свое десятилетие, выпустив по случаю небольшой документальный фильм-интервью. Если вы ждете историю о том, как пацаны впервые взяли в руки инструменты и отправились штурмовать Олимпийский, то вам в другие материалы. «Дети кУрят» – максимально ироничные ребята, которые прекрасно понимаю, что до Олимпийского пока далеко, и, к тому же, понимают почему – вот этого не хватает очень многим другим коллективам.

Создав интересную эклектику из жанров и запитав ее весьма и весьма оригинальными стихами, «Дети кУрят» разбросали вокруг себя грабли и решительно пошли по ним. Чего теперь не советуют делать всем остальным. И курить, надеемся, тоже не советуют.

«Портал Субкультура» пообщался с барабанщиком и сооснователем команды Михаилом Абрагиным – уж слишком нестандартно оказалось содержание фильма. Нет, это правда необычно. Но интересно.

– «Дети кУрят» нынче празднуют юбилей. С каким чувством вы подходили к этой дате?

– С чувством неопределённости, в первую очередь. К внутренним проблемам добавилась одна большая внешняя в виде долбаного вируса. А так мы и без него не сильно шикарно жили. Группе много лет, и она остаётся некоммерческим проектом. С какого-то момента наши беды сильно довлеют над тем немногим, чего удаётся или удалось добиться. Но лично я не привык опускать руки раньше времени. Ведь есть люди, которым коллектив интересен до сих пор, и они верят и ждут, что «Дети кУрят» ещё что-то выдадут. Эта мысль помогает двигаться дальше.

– Одно из событий к юбилею – фильм-интервью о группе. Почему вы решили рассказать о себе именно в таком формате?

– Ну, во-первых, все вслед за Дудём стали интервьюерами. Во-вторых, хотелось уже показать «Дети кУрят» в лицах, что это целая история и целая плеяда людей, сменявших друг друга. Наконец, виновато образование. Я закончил исторический факультет, кафедру этнографии, и работа с интервью – это одно из моих пламенных хобби. Всегда интересно отсматривать тонну материала, выбирать яркие моменты и делать из этого что-то цельное и законченное. Думаю, это получилось

– Давайте попробуем в трех словах – лучше, метафоричных – описать, что такое «Дети курят».

– «Выпьем за любовь!». Честно, к Николаеву относимся нейтрально, но это первое, что пришло в голову. А так у нас очень хорошие отношения с поп-музыкой, единственный исполняемый нами кавер – это «Белый песок» Жанны Фриске, и мне кажется, что это у нас неплохо выходит. Если же вдаваться в тему стиля более глубоко, то хотелось бы верить, что мы соединяем в нашей музыке лучшее и от поп, и от рок-музыки. Просто так веселее. Мы почти все металисты, а это, согласитесь, очень странно, когда металисты играют в поп-рок группе, это создаёт какую-то изюминку.

– Юбилейный концерт вы наметили на октябрь. Что вы готовите на шоу?

– Ну вообще он должен был состояться в апреле, но из-за понятных событий перенёсся. Мы уже почти всё придумали и держим в секрете, однако публика будет в восторге, так как будут одни хиты, а вокалист дал слово, что не будет забывать слова.

– Судя по интервью, у группы была непростая история. Несерьезное отношение к делу, злоупотребление алкоголем, факапы на концертах как норма – вы сами обо всём этом рассказываете, и не похоже, что вы очень расстроены этими фактами.

– В основе нашего творчества лежит самоирония. Не будешь смеяться над собой – перестанешь быть человеком. Почему идёт акцент на неудачах? Не хочется, чтобы другие люди повторяли наши ошибки. В основе всех неудач лежит банальное недопонимание. Я вот, к сожалению, долгое время ошибочно полагал, что все хотят быть профессиональными музыкантами, как я. Но со временем видишь, что кто-то не готов вкладывать в общее дело свои деньги, кто-то не готов ездить в длительные туры, кто-то перенимает часть полномочий по управлению группой, но не спешит что-то делать. Понимаешь, что каждый человек делает, как чувствует, и сообразно своим способностям. Хочется мне этого или нет, но «Дети кУрят» – это не коммерческая машина рок-н-ролла, а группа романтиков, лоботрясов и барабанщика, которому нужно больше всех.

– Что изменилось в работе команды с тех пор, когда все перечисленное было обычным делом?

– Ну, в данный момент доля пьянства на душу населения в группе снизилась, что не может не радовать. Кстати, из-за пьянства мы музыкантов не прогоняли. Мы выгоняли только, если человек совсем плохо играет. В основном, люди уходили сами, потому что их настроение переставало совпадать с настроением всей группы. В целом, каких-то капитальных изменений не наблюдается. Стали чуть продуманнее подходить к концертам, не играем непонятных солянок, стараемся создавать регулярные видео по происходящему в группе. Ну а так, конечно, не хватает сильной менеджерской и рекламной «руки».

– Зачем в группу приходили те, кто изначально не был настроен в ней серьезно работать, когда «Дети курят» из просто группы друзей ради фана начала превращаться в команду, которая играет на сцене, записывает музыку и вообще становится похожа на настоящую музыкальную группу?

– Ну, это скорее вопрос к этим людям. Как гласит народная мудрость, рок-н-ролл – это не работа. А многие люди просто ждут, когда им всё принесут на блюдечке с голубой каёмочкой. В то же время, рок-группа – это каждодневная работа, когда ты постоянно должен перешагивать через своё «я», обиды на других и прочее. Это похоже на брак, просто между несколькими людьми. В случае с «Дети кУрят» это брак между людьми, каждый из которых постоянно смотрит налево. У всех есть и другие проекты, и я не исключение. Это очень болезненный момент. И хотелось бы посвятить себя целиком и полностью одной группе, однако, как говорил мой университетский преподаватель Владимир Иванович Моряков, «между активными занятиями любовью очень кушать хочется». С «Дети кУрят», в силу специфики этой группы, не всегда выходит зарабатывать деньги (да и просто регулярно что-то делать), поэтому и идёшь шабашить то с одними, то с другими.

– Группу вы создавали исключительно самостоятельно – то есть, и концепцию, и звук, и менеджмент – всё, как я понимаю, методом проб и ошибок. Есть вещи, которые вам так и не дались?

– «Дети кУрят» – не рекламные парни. Очень странно до сих пор находить в YouTube, скажем, кавера на наши песни, которые собрали больше просмотров, чем видео с нашего официального канала. Или те же концерты. Активность аудитории в социальных сетях минимальна, однако на сольных концертах в Москве мы видим много счастливых лиц – и это заставляет нас гордиться собой. Группе не хватает стройного плана по продвижению. При этом группа должна ещё этого захотеть. Это длинный и тяжёлый путь.

– Зачем вам это всё было тогда и зачем вам это нужно сейчас?

– Раньше мы просто занимались музыкой, потому что нам нравилось. Теперь нравится и жить без этого не можем. Правда, для того, чтобы жить, надо ещё и что-то есть. Такая вот западня. Когда-нибудь мы из неё выберемся.

– И всё-таки за 10 лет группа так и не прекратила своего существования, хотя к этому, полагаю, были все предпосылки. Что удержало вас вместе?

- К чёрту скромность. Я удержал. Ну а если серьёзно, то удерживают слушатели, в первую очередь. Большинство групп распадаются через 2-3 года, потому что друзьям музыкантов надоедает приходить на концерты. У «Дети кУрят» всё-таки есть небольшая, но своя аудитория. Для меня это показатель, что наши песни не так уж и плохи.

– Ваша музыка необычно и интересна – и стихами, и звуком. Как вы думаете, что прямо сейчас мешает вам расширить аудиторию и выбраться на действительно большую сцену?

– Ну на это я уже ответил, думаю. Куй железо, пока горячо. Мы же, в ритме регги, спокойно и на расслабоне едем на очередной пикник (не «Афиши») и нет понимания, как переломить эту ситуацию. У меня нет, во всяком случае.

– Чем группа занимается сейчас?

– Сейчас мы все самоизолируемся, как и все порядочные граждане. Каждый занимается музыкой дома, мне бы хотелось так думать.

– Что с творческими планами на будущее? Релизы, все дела?

– Нет никаких планов. У вокалиста творческий кризис или, точнее, творческий ступор. И он не способствует разбору нового материала. Его не так много, на самом деле, но ещё есть архив, который я регулярно пересматриваю, находя интересные наброски. Но для того, чтобы процесс записи пошёл полным ходом, помимо банального чуда, нам нужен: а) выход из самоизоляции; б) эмоциональная вовлечённость каждого участника в процесс. У нас сейчас хороший состав, хорошие музыканты, но они думают больше головой, чем сердцем. Так что пока я концентрируюсь на том, чтобы максимально хорошо провести юбилей группы, возможно, он даст необходимую эмоциональную подпитку для новых свершений.

– Что должно случиться с группой «Дети кУрят», чтобы вы сказали: «У нас всё получилось?»

– Я буду считать, что всё получилось, когда мы больше будем делать новую музыку, и люди оценят это, ТЫСЯЧАМИ приходя на наши концерты.

Понравился материал?

Подпишись на наш Яндекс.Дзен

А также паблик Вконтакте!

 
16+