Топ-100

Напишите нам

Есть интересная новость?

Хотите, чтобы мы о вас написали?

Хотите стать нашим автором?

Пишите на: main@sub-cult.ru

Хотите стать участником спецпроекта? Пишите: main@sub-cult.ru
Маша Оша

Маша Оша – диджитал-художница. В 2018 она начала активно вести в «ВКонтакте» паблик «чехарда», и сейчас её аудитория – почти 11 тысяч человек. Коммерчески Маша занимается только диджитал-артом – рисует на компьютере. Уже три года она участвует в качестве авторки в принтмаркетах – организованных рынках, на которых интернет-художники продают свой оригинальный мерч.

Маша рассказала «Порталу Субкультура» про заработок, воровство в Интернете и «выход в офлайн» на маркетах.

«После “Бахчи” всё и началось»: маркеты для Интернет-художников

– Как ты решилась выкладывать свои работы в сеть?

– Очень давно у меня был крохотный паблик в «ВКонтакте» – на 200-300 человек. Я заливала туда рисунки, чтобы их могли видеть мои друзья. По воле случая в 2018, еще когда я жила в Кирове, меня пригласили на «Бахчу» [«БАХЧЕВОЙ РАЗВАЛ»] – это питерский маркет, который тогда проводился впервые.

– Как тебя пригласили туда?

– Однажды я просто написала в своей группе, что собираюсь поступать в Питер, и меня позвали участвовать. Мне кажется, после «Бахчи» всё и началось: появилась аудитория и стали приглашать на другие маркеты. Я до сих пор в шоке, что тогда меня заметили.

– На скольких маркетах сейчас ты бываешь в год?

– В год проходит три-четыре маркета, но с каждым годом их становится больше: появляются новые организаторы, новые идеи. Сейчас организуют маркеты и в регионах: во Владивостоке, в Калининграде. 2020, конечно, был в этом смысле провальным, но сейчас постепенно маркет-движение восстанавливается.

– Как художники готовятся к маркетам?

– Все, конечно, готовят мерч, но делают это очень по-разному. Кто-то готовит в основном открытки – это удобный метод, если хочется показать картинки. Кто-то делает значки и брелоки. Можно делать зины [зин – отпечатанный в типографии альбом с рисунками]. Это крутая тема, потому что так у зрителя появляется возможность купить сборник иллюстраций отдельного автора. Всегда есть сложность – где всё печатать? Пины и новые виды продукции некоторые художники заказывают напрямую из Китая.

– Сколько времени обычно у вас есть, чтобы подготовить мерч к конкретному маркету?

– Всегда по-разному. Например, сейчас должна была проходить Z0NA, и нам всем написали за два месяца о том, что она будет. Мы начали готовиться. К сожалению, Z0NA отменилась – об этом мы узнали буквально вчера, но это в целом случай «из ряда вон». Обычно на подготовку у нас в три раза меньше времени. Иногда приходится готовиться за две недели, и тогда успеть очень сложно.

– Какие ощущения остаются от маркетов?

– Обычно положительные. Для меня очень важно то, что на принтмаркетах я могу встретиться с теми, кто подписан на меня, и с теми, кто хочет у меня что-то купить. Здорово общаться с другими художниками – для меня это в каком-то роде честь. Хотя маркеты, конечно, бывают очень разными. MCC [Moscow Comic Convention, проходил в «КВЦ Сокольники»] в 2018 в Москве был, например, совершенно провальным.

– В каком плане «провальным»?

– В плане организации. Было огромное, но очень неудобное помещение – там было холодно, для посетителей поставили слишком большую плату за вход, и добираться до него было долго. Людей пришло мало, тогда художники заработали рублей по 500. Я была там как помощница одной из художниц, про выручку знаю от неё. Немного неприятно, потому что ради MCC я приехала в Москву. Хотя туда приезжала ещё художница из Украины – ей было обиднее, я думаю.

– Как можно попасть на маркет?

– Обычно нужно выкупить стол. Он стоит две-две с половиной тысячи, но цены плавают в зависимости от маркета. Есть мероприятия, на которые можно попасть только по приглашению. Как я понимаю, так работает «Аллея авторов» на Comic Con. Туда могут попасть только художники с большим «багажом» – те, кто выпустил свои книги или комиксы. По большому счёту, это авторы, которые уже состоялись, и простому художнику на неё попасть невозможно. Принтмаркеты организованы специально для художников, туда может прийти практически любой, кто делает свой мерч.

– Сколько можно заработать с одного маркета?

– Для меня удачным уловом будет 20-25к, но за вычетом расходов на аренду, печать и билеты (если маркет в другом городе), чистая прибыль составляет 14-17к.

– Топ самых престижных маркетов по твоему мнению – это?

– На первом месте московская «ОВОЩЕБАЗА», на втором – питерская «Бахча», на третьем – «Огонёк».

«Контент для взрослых, фурри, фанарты»: на чём онлайн-художник может сделать деньги

Свои первые деньги, как художница, Маша заработала в 2016 году – она рисовала на заказ. Тогда ей было 16 лет.

– Как можно создать пассивный заработок для художника в Интернете?

– Это работает с мерчем: можно разработать один макет и бесконечно печатать открытки, значки, плакаты. Многие художники именно на этом и живут. Можно завести «Патреон», чтобы выкладывать работы в приватный доступ. Люди готовы платить за эксклюзивный контент. Хотя лично у меня в последнее время получается слишком мало рисовать, чтобы открывать страницу на «Патреоне».

– Ты думаешь, «Патреон» работает, как платформа?

– Очень даже. Там проще набрать иностранную аудиторию, которая в основном больше готова платить за творчество. Насколько я знаю, пользователи из России не так часто подписываются на кого-то на «Патреоне». Иностранную аудиторию можно набрать и в «Твиттере» – по наблюдениям, там она более платежеспособна, чем «ВКонтакте».

– А что насчет донатов в пабликах «ВКонтакте»?

– Я знаю, что можно сделать доступ к паблику платным или добавить плашку с донатами. Я сама подписана на художника, которому за подписку доначу. Я знакома с ним, и он говорит, что платная подписка составляет примерно 15% его заработка на сегодняшний день. Это хорошая тема, но сегодня, к сожалению, она плохо развита. Проблема конкретно с «ВКонтакте» еще и в том, что после определенной суммы донатов платформа начинает брать очень большую комиссию. Это доходит до того, что ты можешь отдавать четверть своего дохода «Контакту».

– Российский потребитель пока не готов платить за рисунки онлайн?

– Знаешь, однажды мой друг, который никак не связан с рисованием, сказал: «Картинки в Интернете ведь не существуют в реальной жизни». И, получается, «зачем за них платить?» Хотя каждое изображение в Интернете уникально, а труды, вложенные в создание диджитал-работы, так же ценны, как и труды, вложенные в написание картины маслом. Творчество онлайн, конечно, должно цениться так же, как традиционное искусство, но у нас такой менталитет – нам кажется, за искусство не нужно платить.

– Адекватный прайс-лист на рисунки не помогает?

– Думаю, здесь мало что зависит от художников. Можно составить прайс-лист, но я не уверена, что найдется потребитель, который будет готов за это заплатить. Многие художники уходят из коммьюнити именно потому, что не получают достаточного фидбэка и не могут существовать на то, что готов дать российский потребитель.

– Какую цену адекватно поставить на полноценную картинку в диджитал, имея аудиторию 10 тысяч человек?

– Я уже больше года не беру заказы. Но если бы я стала рисовать сейчас, я бы поставила не меньше 10 тысяч за полноценную работу. На одну картинку я могу потратить 10-15 часов, если работа сложная. Кажется, что чем больше я развиваюсь, тем больше времени у меня уходит на то, чтобы детализировать работу.

– На чем легче всего заработать художнику сейчас?

– Контент для взрослых, фурри [«очеловеченные» животные], фанарты. Как ни печально, даже на маркетах в основном покупают мерч по фандомам.

– А на каком контенте легче всего набрать аудиторию?

– Многие художники набирают огромную аудиторию, когда рисуют по фандомам, которые на пике популярности. Сейчас, кажется, это «Геншин» [Genshin Impact – компьютерная игра с открытым миром и элементами RPG] и «Магическая битва» [аниме 2020 года]. Ещё, кстати, я была знакома с художницей, которая набрала невероятно много подписчиков на «жизненных комиксах». Если человек рисует жизненные комиксы, обязательно найдется зритель, который узнает в них себя.

«К этому такое отношение, потребительское»: работа над адоптациями и воровство

Адоптации или адопты (англ. Аdoptables) – персонажи, придуманные художником и выставленные на продажу.

– Твои работы воровали?

– У меня срисовывали картинки. Мои работы за свои никто не выдавал – по крайней мере, я такого не видела. Бывает, во всякие паблики постят рисунки без подписи. С этим можно бороться, но некоторые упираются и ни в какую не подписывают, даже если пишешь администрации паблика. Часто воруют адоптации персонажей. В последнее время я зарабатываю на них, это самое неприятное.

– Что такое адоптация?

– Это референс для продажи, на котором изображен персонаж с оригинальным дизайном. Покупатели используют персонажей некоторым образом – не знаю, честно говоря, как именно. Адопты продаются комплектом артов, и если кто-то украл твоего персонажа, которого ты собираешься продавать – это плохо. Многие не понимают, почему кто-то вообще покупает персонажей, но для меня, как для художника, это довольно прибыльная сфера.

– Ты сама придумываешь персонажей, или тебе можно принести готового персонажа из оригинальной истории и заказать адоптацию?

– Я разрабатываю оригинальный дизайн сама, но можно было бы делать референсы и на заказ. Мне никогда не предлагали отрисовать уже придуманного персонажа, но если бы предложили – я бы согласилась. В адоптах я делаю большой упор на одежду, потому что учусь на художника по костюму, это меня захватывает. Получается, в итоге человек покупает полноценного персонажа с несколькими вариантами нарядов, которые я сделала.

– Как можно обнаружить, что кто-то украл твою адоптацию?

– Пишут люди, говорят, что обнаружили – кто-то использует вашего персонажа. К этому такое отношение, потребительское, у большинства людей не из художественного коммьюнити. Сейчас в основном покупают персонажей другие художники, чтобы потом их развивать. Некоторые берут героев для сеттингов.

– Можно как-то бороться с воровством?

– Можно предавать огласке. Чтобы все знали, что вот этот самый человек поступил так, что ему нельзя ничего продавать. Адоптации продают в тематических сообществах или на DeviantArt, и таких людей нужно сразу везде банить.

– «ВКонтакте» пытается как-то регулировать публикации, которые нарушают авторское право?

– Вообще была «Немезида» [алгоритм защиты авторского контента от копирования в ВК], но мне кажется, она уже не работает толком. Конечно, есть оригинальные арты, и система должны обнаруживать, когда их перезаливают, но это не помогает.

– Как художники могут обезопасить себя и свой контент?

– Стоит, наверное, делать такие подписи, которые будет нельзя убрать. Ставить подпись не в углу работы, где ее можно легко обрезать или закрасить, а по центру. На самом деле, гармонично подписать работу сложно. Я не подписываю рисунки в основном потому, что не умею делать так, чтобы это смотрелось красиво, но я видела, что некоторые художники подписывают свой ник на краю одежды персонажей или вписывают в композицию. Конечно, идеальный вариант – когда художник узнаётся по стилю и его можно опознать без подписи, но этого сложно добиться.

«Я чувствую ответственность, как будто должна рисовать что-то качественное»: ненастоящая профессия и настоящие подписчики

– Тебе говорили, что ты занимаешься чем-то несерьёзным?

– Семья не одобряет мою деятельность. Они не считают, что это серьезная работа – рисовать картинки в Интернете. «То, что ты делаешь, конечно, хорошо, но как же настоящая работа? Как же зарабатывать деньги?» Хотя я, вообще-то, зарабатываю. Профессия диджитал-художника только развивается, но я думаю, что вскоре станет востребованной на рынке фриланса.

– Тебя узнавали на улице, как блогеров, например?

– Раньше я часто рисовала автопортреты. Сейчас перестала, но в то время каждая моя вторая работа была автопортретом. Тогда люди узнавали меня на маркетах и говорили: «Очень похоже!»

– Ты ощущаешь, что 10 тысяч живых людей подписаны на тебя в Интернете?

– Если честно, я не хочу думать о том, что это живые, настоящие люди. Я чувствую ответственность, как будто должна рисовать что-то качественное. Я просто сижу дома, рисую картинки, а люди наблюдают за этим, поддерживают – это так странно для меня. В прошлом году у меня было только 4 тысячи подписчиков, и сейчас мне сложно осознать, что их уже 10.

Фотографии - личный архив Маши.

Иллюстрации - группа ВКонтакте «чехарда».

Понравился материал?

Подпишись на наш Instagram

А также паблик Вконтакте!

 

Добавить комментарий

18+
Яндекс.Метрика