Лососи, бананы и голова лошади: интервью с «Лососем Мудрости»

  • Автор: Елизавета Строгальщикова
Понравилось? Расскажите друзьям:

«Лосось Мудрости» - петербургская музыкальная группа, определяющая свой стиль как психоделический фолк. На выступлениях этих ребят неизменно присутствует их символ  – метровая деревянная фигура Лосося, а в свободное от концертов время  они колдуют над поделками, украшениями и даже гадальными картами в своей мастерской.
Нам удалось пробраться в квартиру их вокалиста Кита и поговорить с участниками и друзьями группы.

Лососи, бананы и голова лошади: интервью с «Лососем Мудрости»

В логове «Лосося» царит атмосфера хаотичного праздника – повсюду снуют люди, кто-то смеется на кухне, кто-то провожает уходящих в коридоре. Мы заходим в большую комнату с мезонином, чайной доской и кахонами (ударными инструментами в виде ящиков). Кит представляет собравшуюся компанию:

Кит: Знакомьтесь – это Лёша, пришёл записать бас в песню, это моя сестра Варя, это Настя, моя девушка и флейтистка-вокалистка «Лосося», это Митяй, он просто так зашёл, а это Чудо, он играл в группе до 2016 года.

– Напомните, вы создали группу в 2012 году?

Кит: Да, верно.

– Кто был создателем?

Кит: В основном мы с Чудом, но в этом сложно разобраться. У нас в «Лососе» мнения расходятся.

– Я знаю, что Лосось Мудрости – это персонаж кельтской легенды...

Чудо: Не имеет никакого отношения.

– А начинали играть вы в каком стиле?

Чудо: Когда все не умеют играть, но каждый по-своему, какой это стиль?

Кит: Объясню на примере одного давнего диалога с репетиции. Спрашиваем мы барабанщика: «Чудо, все хорошо? Почему бочка в слабую долю?», а он говорит: «Не-е-ет, это не бочка в слабую долю, это бочка *** пойми где!» Изначальный стиль «Лосося» был примерно там же.

Лососи, бананы и голова лошади: интервью с «Лососем Мудрости»

– А вот эти ритмы пять четвёртых и семь восьмых тоже оттуда?

Кит: Нет, они задумывались специально. Причём на первых порах мы сначала придумывали их и потом долго учились это играть. Это дало нам хорошую прокачку. Даже сейчас мы иногда берём такие замесы, которые не можем сходу сыграть, хотя уровень группы существенно выше, чем в 2012.

– Вы играете на фолковых мероприятиях. А сами себя фолкерами считаете?

Кит: Нет. Это проблема, на самом деле. Мы точно не играем рок. Сложно описать наш стиль, потому что его ещё нет в повестке. Нам часто говорят, что нас абсолютно не с кем сравнивать.

– А песни вы пишете в процессе общего джема, или кто-то один делает заготовку и раздает партии?

Кит: Бывало очень по-разному. Вначале я просто писал текст с примерной мелодией, и мы думали, что с этим сделать. Потом, когда собрался состав, в процессе написания песен я уже думал, как оно будет звучать в группе. Сейчас мы пишем полную дичь: песня занимает массу моего и репетиционного времени. В последней нашей песне «Нанотехнологии банановой республики» каждый из участников задействован в разных ролях, нужны именно такие две девочки, как у нас: со скрипкой и флейтой и разными голосами, нужен я с таким голосом и с такой гитарой.

Лёша: Короче, песня сделана специально под нашу группу.

Кит: Да. Даже текст изначально написан так, чтобы звучать в несколько голосов. И я планирую продолжать так писать, хотя это очень трудозатратно. Например, мы сейчас делаем песню «Лабиринты», которая готовится уже год. Она собирается из инструментальных частей, придуманных в разное время на джемах. Всё продвигается очень медленно, там какой-то прогрессив-рок, полиритмия.

Лососи, бананы и голова лошади: интервью с «Лососем Мудрости»

– В общем, в разные периоды времени появляются какие-то музыкальные куски, и вы их добавляете к заготовкам?

Кит: В идеале – да. При этом ещё нельзя забывать про содержание. Песня получается как коллективная собственность, но мне нужно помнить о том, что должна быть ещё какая-то идея в этом. Большая часть чуваков слушает нас именно как песенную группу, и поэтому очень важно, какой смысл будет нести песня, как она будет работать.

– Я знаю, что у вас частенько бывают необычные концерты – как тот, с дресс-кодом, на которой нужно было прийти в костюме с элементами банана. Кто продумывает концепции таких выступлений?

Кит: Все вместе, сейчас уже так можно сказать. Большую часть текстов пишу я, но стараюсь всё больше кому-нибудь сбрасывать задачи. Придумывается общая концепция, а остальное идет уже легко.

Настя: Мы стали уходить от классического понимания концерта, когда люди пришли, просто послушали и ушли.

Кит: Да, мы стараемся. Например, концерт в «Нико» был таким качественным показателем. Когда у нас там тусил Конь в зале, обнимал девушек…

Лососи, бананы и голова лошади: интервью с «Лососем Мудрости»

– Человек в маске коня?

Кит: Да. Но всем он известен просто как Конь.

Лёша: Или директор!

Кит: Да, директор. Наверное, ты видела гифку, где этот директор звонит в группу по банану. Она тоже принесла много лулзов. Даже люди, которые не собирались идти на концерт, посмеялись над ней. В общем, я считаю, что все концерты нужно делать с такой отдачей. Это одна из причин, почему мы их устраиваем не очень часто.

Лососи, бананы и голова лошади: интервью с «Лососем Мудрости»

– В группе «ВКонтакте» ты записан как идеолог. Как ты можешь описать вашу идеологию?

Кит: Идеология? На первый взгляд многие принципы «Лосося» кажутся просто бредятиной жесткой. Это как большая картина – если подойти близко, увидишь какие-то фигульки, точечки, крапинки; но если отойти на двадцать метров, это все складывается в какую-то систему. «Лосось» примерно такой же: каждое отдельно взятое словосочетание – это какая-то ерунда, но если начинаешь слушать песни и связывать их друг с другом, смотреть на них более масштабно, находить взаимосвязь между разными кусками, то всё вдруг выстраивается во вполне понятную картинку. Причём эту картинку не объяснишь простыми словами, она где-то между смыслами.

И это работает всё вместе. «Лосось» – это такой большой-большой проект, он получает все больше разных деталей, и каждая из них работает на общую идею. Чем больше ты узнаешь про «Лосося», тем больше понимаешь общую концепцию.

– Я знаю, что помимо музыкальной деятельности у вас есть еще мастерская. Что вы там изготавливаете?

Кит (указывая в угол комнаты): Да, вот она. Там эльфы работают. Кроме украшений, есть довольно известная вещь – это колода карт «Советы Лосося». Это отдельный мини-проект, некоторые люди именно ради них к нам приходят. Они их покупают, от них фанатеют, им не так-то важна музыка.

– Как вы пишете эти советы? Вам их Лосось нашептывает?

Кит: Неизвестно! Честно говоря, это абсолютный рандом. Какие-то фразы вдруг получаются клёвыми. Иногда рисуем картинку и думаем, что это значит. Один раз мы выложили «Вконтакте» карту и спросили, какой совет люди могут к ней придумать. Фишка такая, что человек с фантазией сможет использовать их в любом случае.

«Советы Лосося» должны работать на небольшом проценте удивления: задаешь вопрос, вытаскиваешь карту и думаешь: «Что за фигня? Почему эта карта выпала на этот вопрос?» И в этот момент происходит Совет. Ты связываешь свой вопрос и эту карту, и когда это удается, ты понимаешь, в чем заманушечка.

Лососи, бананы и голова лошади: интервью с «Лососем Мудрости»

– Вы играли на фестивале «Мостовые Ехо». У вас есть какие-то отсылки к Максу Фраю, или вас позвали, потому что вы подходите по атмосфере?

Кит: Действительно подходим. Если бы у литературы были такие же стили, как у музыки, то, думаю, мы с Фраем оказались бы поблизости. Плюс некоторые вещи из лавочки мы сделали специально для этого фестиваля. В итоге мы очень хорошо вписались.

Вообще на фестивале Фрая была самая попадающая в нашу тему аудитория, с которой мы когда-либо взаимодействовали. Такое чувство, что многие из них уже сидят в наших группах, но просто не приходят на концерты. А тут – шанс: можно и «Советы» купить, и познакомиться с нормальным Лососем, а не тем, что сейчас в аудиозаписях.

– А что с новыми релизами?

Лёша: В процессе. Мы всё медленно и печально пытаемся записать.

Кит: Мы немножко бросаемся из крайности в крайность. Прошлый альбом научил нас, как не надо записывать альбомы: он писался наспех у меня в квартире, я его сводил на собственном компьютере. Сейчас это реально позор. Сложно с этими записями как-то продвигаться. И обидно писать людям: «Послушайте «Лосось!» и посылать им вот это. Сейчас другой состав, другой звук, другие песни, всё существенно выше уровнем.

– Можно ли сказать, что «Лосось» – не просто группа, а творческое объединение, в которое входят в том числе люди, не играющие с вами музыку?

Кит: Мы к этому стремимся, скажем так.

Кит: Мне кажется, Чудо неплохо вписывается как кандидат на вхождение в группу, но не играние в ней. Полтора года назад он ушёл, но продолжает с нами тусить. На Банановом концерте он вообще зажигал.

Лёша: И на самом деле всё вышло к лучшему, потому что мы нашли Диму, а он играет более профессионально.

Кит: Вообще это тоже важно, потому что вначале был набор в стиле «я, Манька, Танька со двора». Но со временем все, кому было неинтересно, отсеялись, и сейчас я на сто процентов уверен в составе. И группа работает очень круто, я всегда мечтал, чтобы можно было просто положить свой инструмент и сказать: «Играйте!» И выходит отличная музыка. Я рад, что мы к этому пришли.


Портал Субкультура

Новое в блогах