Bojena: «Стоит немного вернуться назад и кое-что сделать заново»

  • Автор: Степан Плюшкин
Понравилось? Расскажите друзьям:

BOJENA – весьма и весьма любопытный музыкальный проект певицы Божены Войцешевска, стартовавший еще в конце нулевых, но взявший затем паузу, чтобы теперь с новыми силами делать новую музыку. Эклектика где-то на пересечении поп-рока, блюз- и хард-рока, сильный, узнаваемый женский вокал и искренняя, по-хорошему взбалмошная лирика – стилистика проекта BOJENA. А в конце сентября в Москве и Санкт-Петербурге впервые пройдут большие сольные концерты Божены, которая назвала свою программу «Bojena-революция».

«Портал Субкультура» поговорил с Боженой об истории проекта, грядущих концертах, протесте и классическом роке.

Bojena: «Стоит немного вернуться назад и кое-что сделать заново» интервью

– Если я правильно понимаю, музыкой вы начали заниматься довольно давно. Как возник проект Bojena? С чего все началось? 
 
– Начала не было. Сколько себя помню, столько и хотела этим заниматься. Конечно, сначала был не микрофон, а дезодорант и расческа. Поэтому для меня это никогда не начиналось, музыка была всегда. А что касается конкретно проекта Bojena, то это началось уже в Москве. Какой-то крутой истории не было, но есть постоянное рутинное преодоление лицемерного и предвзятого отношения ко мне. Это связано не только с моей музыкой, но и с моей внешностью, и конкретно с моим именем. Поверьте мне, не всегда я слышу восхищённые возгласы «Ой, какое у Вас красивое имя». 
 
– Что сейчас представляет из себя проект Bojena? 
 
– Проект Bojena – это я, девушка, которая родилась на краю нашей огромной страны, была недовольна этим и проделала долгий путь. И вот сейчас я живу в Москве, занимаюсь сольным проектом имени самой себя и в данный момент даю интервью такому авторитетному изданию. Проект Bojena – это моя жизнь, только изложенная музыкально. У меня нет спонсоров или влиятельных покровителей, я все делаю сама. Ну и, конечно же, мои единомышленники и друзья, которые согласились идти со мной рядом. 
 
– На вашем счету два лонгплея, вышедших уже довольно давно, и ряд свежих синглов. С чем связана такая пауза между выпуском крупных релизов?
 
– Пауза действительно была, и даже не пауза, а скорее приостановка проекта. А связано это было с причинами сугубо личного характера, это не касалось музыки, но она в большей степени и пострадала. Два года назад пришлось запускать проект почти с ноля. Но это уже в прошлом, сейчас все в порядке, дела в кипящем состоянии. 
 
Когда ждать новый полноформатник, и каким он будет?
 
– Сейчас очень плотно работаю не только над грядущими концертами в сентябре, но и над новым альбомом. Называться он будет «Серебряные Пули». Релиз и презентацию планирую сделать весной. По названию, по-моему, понятно, какой тут посыл. Хотя в этот раз есть несколько песен с очень позитивным смыслом, вдохновение сейчас стало немного другим, жизнь на подъеме. Я уже очень этот альбом люблю, надеюсь, в итоге это чувство перейдет моим слушателям.
 
– А если пофантазировать и придумать для грядущего LP своеобразный слоган, то как он будет звучать?
 
– Мы вместе и каждый в отдельности – можем всё! Глаза боятся, а руки делают. Любую, даже самую фантастическую мечту нужно воплощать в жизнь. Всегда! 
 
Bojena: «Стоит немного вернуться назад и кое-что сделать заново» интервью
 
– Насколько лирика ваших песен сопоставима с вами лично? Ваши лирические героини - это альтерэго или личные истории? 
 
– Я не умею создавать специальные образы и фантазийных персонажей, а потом об этом еще и песни писать. Все мои песни – это то, что меня задело, обидело, иногда даже унизило. Это может быть одна обидная фраза, сказанная в мой адрес (песня «Грязные Мысли»), или фильм который меня потряс (песня «Ангел»). 
 
– Грядущие сольные концерты в Москве и Питере, если я не ошибаюсь, – первые большие шоу в истории проекта. Почему только сейчас? 
 
– Я уже отвечала на вопрос по поводу перерыва в деятельности проекта. Это действительно первые большие мои шоу. Но я только сейчас к этому готова как артист, как музыкант. Есть еще один очень важный момент – я эти концерты организовываю сама! Это оказалось достаточно сложно, тем более что московский концерт – это такой мини-фестиваль open-air, на котором будут выступать и другие артисты. Например, Оркестр Волынщиков Москвы, очень крутые парни. Была на их концерте, теперь я их фанат. А еще нужно организовать хороший звук, свет, безопасность и даже биотуалеты. Ну и, конечно, получить нужные разрешения от властей Москвы, МВД, МЧС. Я до того как взялась за это, даже не догадывалась что я смогу такое провернуть. Но все, тьфу-тьфу, получается. 
 
– А чего гостям «Зала» в Петербурге ждать от этого вечера?
 
– Да это просто ни на что не похоже. Ни музыкально, ни эстетически. Это настоящий Рок, но сделанный абсолютно по-своему. Я все делаю сама и только так, как считаю нужным. Хочу, чтоб мой пример был заразительным. Приходите заражаться наглостью и уверенностью, это очень полезно. 
 
– Ваша осенняя концертная программа получила название «Революция». Почему?
 
– Это моя личная Революция. Я не призываю никого ни к каким переменам. Но очень хочу поделиться с людьми своими победами над собой, над обстоятельствами, над лицемерием и цинизмом «важных» музыкальных деятелей, которым почему-то все должны подчиняться. Это моя девчачья Революция. Я не буду никому пытаться угодить. Это мой проект, моя музыка, мои стихи, и все сделано по-моему. Это достойно большого внимания. Приходите и убедитесь в этом сами. 
 
– О своей музыке вы говорите, как о протесте. А против чего протест? Чем именно вы недовольны? Хотелось бы какого-то развернутого списка, а то «бунт отдельно взятой девушки на конкретно эгоистично-девчачьи темы» звучит достаточно туманно. 
 
– А что тут туманного? Я девушка с довольно привлекательной внешностью, не обделенная, мягко говоря, мужским вниманием. И, что самое главное, мне от жизни много чего нужно. Я с амбициями и претензиями, особенно в отношении музыки. Вы даже и не представляете, сколько я слышала нецензурных, а попросту мерзких предложений взамен какой-то там мифической поддержки. Почему, если я девушка, то за свои желания и мечты я должна платить унижением? Почему ценой должна быть моя девчачья гордость? Что это за фигня? Считаю, что проституция и музыка должны быть отдельными бизнесами, хватит всех дурить! Ничего туманного в моем протесте нет. А то, что он эгоистичный, так это потому, что есть много тех, кого все это устраивает.
 
Bojena: «Стоит немного вернуться назад и кое-что сделать заново» интервью
 
– Протест, если рассматривать его не в рамках инфантилизма или либеральной истерии – такая штука, результатом которой должны стать какие-то позитивные изменения в обществе или конкретной социальной группе. Каких изменений хотите вы? 
 
– Я не политик, зачем такие вопросы? Я не могу вам ответить про либеральную истерию, я попросту не знаю, что это. Давайте лучше про Led Zeppelin или про моих любимых Grand Funk. 
 
– В чем вы видите уникальность своей музыки?
 
– Все люди уникальны. А для любой девушки, уникальность – основная часть личности, тем более, когда речь идет о личном творчестве. Я никого не обслуживаю и не выполняю ничей заказ. Мои песни – это мои мысли и чувства, по-моему, нет ничего более уникального. А вот насколько это интересно другим людям, скоро и узнаем. 
 
– Вы частенько напираете на то, что намерены делать классический рок - тот самый, который на западе играли в семидесятых. Начнем с позиционирования: почему именно этот формат вам так близок? 
 
– Конец 60-х - начало 70-х – это золотой период Рок-музыки. Сколько крутых групп, альбомов, какое разнообразие талантливых идей, и что самое важное – коммерческая сторона этого дела еще пока не доминировала. Деньги, к сожалению, портят музыку. А что про мои намерения, то вы слишком буквально это воспринимаете. Я имела ввиду не форму, а содержание, то, как они это делали, с какими чувствами, с какой интонацией. А повторять я ни за кем ничего не собираюсь, своих идей полно. 
 
– То есть речь идет не об эксплуатации стиля тех лет?
 
– Да не собираюсь я ни за кем ничего повторять. Писать, как Толстой, – затея не только странная, но и глупая. Но вот писать о том же, что волновало людей тогда, по-моему, сейчас очень важно. Мы как-то очень увлеклись американским образом жизни, это нам плохо подходит, мало душевности. Классика и стала вечной потому, что затрагивает темы, которые волнуют людей всегда. Не важно, кто ты, придворная дама или подруга московского хипстера, душу мучают одни и те же вопросы.
 
– Тогда что же такое «классический рок»?
 
– Вы знаете, дело не в подражании кумирам, хотя я этого не делала и не собираюсь, дело в подходе, в мотивации, в том, почему пишутся песни. Классический рок имеет очень определенную наполненность, и это отличается от того, что есть сейчас. В безудержной погоне за прогрессом, в желании быть «супермодным», «продвинутым» есть серьезный подвох – мы постоянно, что-то утрачиваем, теряем то, без чего музыка становится просто оформлением чьих-то кривляний на сцене. Может, стоит немного вернуться назад и кое-что сделать заново. Говоря о Классическом роке, я имею в виду именно это.  
 
 
– Может ли такая музыка сегодня оказаться действительно востребованной у нас? 
 
– Вот этого я точно не могу знать, я же не Пифия. Будущее еще не произошло, вот как только, так и мы все всё узнаем. Я уверена только в одном – музыка людям очень нужна, и не важно, в каком стиле, важно, чтобы от души и талантливо. 
 
– Куда ваша музыка должна привести вас, чтобы вы могли с уверенностью сказать: «У меня всё получилось»?
 
– Вот когда у меня все получится, я поднимусь на самый высокий небоскреб в Москве, выйду на крышу и прокричу, что есть сил: «У меня всё получилось!!!». Я очень громкая, поэтому думаю, все услышат.
 

Портал Субкультура